Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Чума в Кенигсберге. Шестнадцатое столетье...

* * *

Чума в Кенигсберге. Шестнадцатое столетье.

Звон колокола терзает души.

Монах на телеге, стегая плетью

Ослов своих, закрывает уши.

Трупы собачьи. Смерть витает.

Эта старуха ныне царица.

А монах, знай себе, проклинает

Дело ее, и сразу креститься.

Остановился на площади. Тело поднял.

Не разберет: парень или девица.

Отнес в телегу и, видимо, понял, -

Ужас какой, и вновь креститься.

- А-а! Старый хрыч! Живой, гляжу! –

Прокричал ему нищий, на коленях стоя.

- И тебе здоровья! Я граду служу! –

Ему в ответ. – «Господня воля!».

- Город мертв. Нас двое осталось.

Надо в церкви свечи зажечь.

Нищий в ответ: «Терпенье сломалось!

Чего ты желаешь еще сберечь?!».

На телегу две птицы сели.

Это вороны. К телу ближе.

Им монах: «Ишь, чего захотели!

Кыш, кыш!» - птицы не слышат.

«Ах!» - воскликнул. Город – пустыня.

Открыл ворота и в храме скрылся.

К алтарю. Спросил: «Мое имя?

Какой теперь час?». И замолился…

из 8 альбома (1998 г.)


Оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 18 раз(а)






Поэзия


Что пишут читатели:



К началу станицы