Ралот Александр Викторович

Прапорщик, кавалерист, баронесса


 

 

 Краснодар-моя малая Родина. Всякий раз прилетая или приезжая сюда, у меня в груди, как и у многих, возникает щемящее чувство приближения к домашнему очагу, тёплому, уютному, знакомому с детства — родному.

 

 В нашем городе нет величественных монументальных памятников республиканского значения, красивые купеческие дома большей частью обветшали и закрыты от глаз обывателей новоделами последних лет.

 

 Однако в столице юга России, как наверное и везде, происходит переосмысление нашего прошлого, каким бы печальным оно не было.

 

 Года четыре тому назад, в станице Елизаветинской, которая нынче уже вошла в черту большого города, установили монумент генералу Лавру Корнилову. Юбилейной даты дожидаться не стали. Памятник открыли в часть девяносто пятилетия со дня гибели именно на этом месте в ходе Гражданской войны командующего Добровольческой армией.

 

 В торжественной обстановке с бронзовой скульптуры покрывало сняли глава города и атаман Кубанского казачьего войска.

 

 Но речь в моём рассказе пойдёт вовсе не о нём. О Корнилове и без меня писано не мало.

 

 ***

 

 Чуть поодаль от памятника установлена мраморная доска с именами погибших соратников командующего. Одна фамилия на ней привлекла моё внимание. Прежде всего созвучностью с известной торговой маркой.

 

 Ещё пять минут — и окончится пьеса,

 И в небе высоком погаснет звезда…

 Не слишком ли быстрый аллюр, баронесса?

 Уйти в мир иной мы успеем всегда.

 

 В атаке ваш голос, насмешливо резкий,

 Звенит, не стыдясь крепких слов в языке.

 Блестят газыри на изящной черкеске,

 И лёгкая шашка зажата в руке.

 

 Мы, Богом забытые, степью унылой

 Без хлеба и крова прошли «на ура».

 Вчера нас навеки покинул Корнилов.

 А нынче и нам собираться пора.

 

 Последний резерв православного войска –

 Две сотни казачьих да наш эскадрон –

 Бездарно поляжет в атаке геройской,

 Пытаясь прорвать комиссарский кордон.

 

 Константин Фролов

 

 Два с половиной десятка молоденьких, ухоженных барышень твёрдо решили стать младшими офицерами. Наравне с мужчинами сражаться в окопах Первой мировой войны.

 

 ***

 

 У красных была женщина символ. Анка-пулеметчица. А у белых — она. Зачастую бывало, что представительницы слабого пола по разные стороны окопов сражались гораздо лучше мужчин. А что вы хотите? «Умом Россию не понять!» В великом порыве патриотизма дамы из различных сословий правдами и неправдами рвались в действующую армию. Бить врага на полях сражений Первой мировой войны. Но их туда не пускали. Разве, что в сёстры милосердия. Но возможно ли женщин остановить указами и постановлениями? Представительницы слабого пола упорно продолжали отстаивать своё право умереть за Россию. Глава временного правительства быстренько согласился со всеми женскими аргументами. Резко упавший боевой дух солдат на фронте, способны наши патриотки. Следовательно нужно женщин в окопы допустить… А теперь давайте вместе вспомним, какой именно батальон, защищал Зимний дворец в октябре семнадцатого?

 

 ***

 

 Но вернёмся к нашей баронессе. К легенде Белой армии, к Софии де Боде, дочери барона дворянина, кавалера Георгиевского оружия, полковника Генштаба.

 

 Ещё, в далёком 1914 году, после окончания Смольного Института, она уехала на фронт к папеньке. И осталась там на целых восемь месяцев. Была зачислена в команду разведчиков. Служила бы и дальше, но упала с лошади, сломала ногу и была отправлена в тыл, для дальнейшего излечения.

 

 ***

 

 Девушка пришла на одно из многочисленных заседаний комитета “Помощь Родине”. В элегантном, модном костюме Софья тут же обратила на себя внимание присутствующих. -Дамы и господа, хочу узнать лишь одно. Насколько серьёзна та организация, которую вы здесь имеете честь представлять? Лично я здесь лишь затем, что бы с помощью вашего комитета записаться в отряд доброволиц! Уже на следующий день её и других дам из «Союза» пригласили к начальнику военного Александровского училища.

 

 Спустя некоторое время баронесса успешно выдержав экзамены получила наконец звание прапорщика.

 

 Комитет «Союза» устроил грандиозный приём в честь присвоения офицерских званий женщинам. Пригласили четыреста человек. Говорили много и долго. Произносили торжественные тосты. А спустя несколько недель выпускницы училища вместе с безусыми юнкерами сражались с большевиками. Баронесса командовала отрядом оборонявшим Никитские ворота. Без малейшего угрызения совести подожгла двухэтажное здание. В нём располагался штаб коммунистов. Была ранена. Но место боя не покинула. Потерпев первое в своей жизни поражение прапорщицы ушли на юг страны. В добровольческую армию. К Лавру Корнилову.

 

 ***

 

 «Молоденькая, красивая девушка с круглым лицом, с круглыми голубыми глазами в своём военном мундире прапорщика казалась нарядным и стройным мальчиком. Дочь русского генерала, воспитанная в военной среде, она не подделывалась под офицера, а усвоила себе все военные приёмы естественно, как если бы она была мужчиной…»

 

 Председатель Государственной думы Николай Львов

 

 Софья была единственной обладательницей звонкого титула, и в кавалерию из выпускниц Александровского училища попала только она одна. Наравне с мужчинами переносила все тяготы знаменитого «Ледяного» похода.

 

 ***

 

 Конная бригада Эрдели несла тяжёлые потери при штурме южной столицы. Лихой конная атака, была отбита, в «садах Екатеринодара». Шесть тысяч солдат добровольческой армии и казаков пытались, но не смогли, отбить город у двадцати тысяч красноармейцев.

 

 ***

 

 Под прапорщиком де Бодэ убили лошадь. Но девушка в пешем строю продолжала наступать на позицию красных.

 

 ***

 

 Спустя полгода тело баронессы было найдено и с почестями похоронено в Екатеринодаре, уже во время второго Кубанского похода.

 

 ***

 

 Офицер-эмигрант Виктор Ларионов сделал её прообразом своей героини, княжны Черкасской в романе «Последние юнкера»: « Она как бы искала смерти… И нашла ее, когда два орудия, прикрывая отход пехоты перед сильнейшим противником, готовились уже бить картечью, а она, стоя во весь рост между орудиями, выпускала обойму за обоймой из карабина».

 

 ***

 

 Вот и всё, дорогой мой читатель, что я хотел тебе рассказать, о девушке прожившей на этом свете всего лишь двадцать лет и носившей фамилию похожую на современный торговый бренд.