Маркова Наталия Федоровна

65.МОЯ ЖИЗНЬ. ЧАСТЬ 27(1). КУДА ИДТИ…


 65.МОЯ ЖИЗНЬ. ЧАСТЬ 27(1). КУДА ИДТИ…

 

 Стоял сентябрь 1993 года. И что у меня было на сегодняшний день? Великое изумление, потрясение… Небольшой этап доказательства другим, что со мной заговорил Бог. Кто бы знал, что это я буду доказывать всем до конца моей жизни, отнюдь не прикладывая к этому усилия, но вворачиваясь в воронку тех событий, которые будет и далее мне устраивать Бог, разнопланово, очень непредвиденно, колоссально, не по Земному. Такой практики у людей нет, когда Сам Бог за тебя все доказывает, ибо речь идет о Плане Бога на творение, о Святом Писании… Еще что было на сегодняшний день… Опустошенная квартира, не было детских голосов, редкое явление Маркова, без работы... Было состояние великих перемен. Но где они? Куда двигать себя дальше? Неизменно возводила к Богу глаза, наполненные слезами, недоумением, ибо все походило на крушение… Во всех отношениях, буквально, жизнь менялась… Или… надо все начать возвращать во круги своя? Но у Бога были Свои незыблемые Планы, свои сроки, свои пути, где что-то мне сообщалось прямой речью, а в чем-то я была просто ведома энергетически, получая желания, обстоятельства, ситуации и вынуждена была входить в те врата, которые были открыты и ни шагу в сторону.

 

 Но… Бог заговорил со мной… Впечатление было свежо, ярко, потрясающе… Кто я? Что я? Куда иду? Но. И с Леной Бог Говорит, представляясь ей под именем Иисус. Долго Говорит. И ничего для нее из этого не следует. Хотя нет. Она видит картины, предсказывающие будущее. Она может задать Богу вопрос и получает ответ… Она чувствует энергии Бога, причем очень сокровенные. Было и так, что она смотрела на изображения Бога Кришны, висящие в зале, и, обратившись ко мне, спросила: «Кто такой Говинда?». На мое недоумение она пояснила: «Я спросила у Бога, как его зовут? Он ответил.». «Но Говинда – это ведическое имя Бога»,- я была удивлена. «Так Бог Сказал. Когда я смотрю на изображение, я вижу ответ по губам Бога. Также Бог мне это Говорит словами…». Когда Бог заговорил со мной, мне это стало понятно.

 

 Никто из матаджей не поверил… Как-то это меня не очень опечалило. Но… я начинала сильно тосковать за Туласи. Чуть больше двух месяцев она жила в храме. Мой пятилетний ребенок был как бы оторван от меня. Но Бог делал свои дела. Что должно было произойти без присутствия детей, то и произошло. Теперь Бог начинал давать мне энергии тоски… Бог, присутствуя во мне, начинал всегда сопровождающие любые энергетические волны в себе осознавать, как Волю и План Бога на живое существо, разъясняя, напоминая, заставляя, чтобы я на это обращала внимание. Моя душа становилась полигоном чувств, где все буквально и непременно сопровождалось разъяснениями Бога, именно словами, неустанно, не было ничего несущественного или второстепенного. Получив энергию тоски от Бога, я уже не находила себе места. Я ждала и дожидалась Милостью Бога, когда наступит воскресенье, ибо этот день Бог обозначил во мне, как тот, когда я могу поехать в Батайский храм. Туда должны были приехать и матаджи из Братского с детьми. Два летних месяца Туласи пробыла в храме у матаджей, и я ездила туда неизменно, каждый день, заставая и не заставая матаджей, ибо они были в постоянных разъездах. Я наготавливала еды полные сумки, непременно брала с собой вареную сгущенку и находила их в разных местах города, там, где преданные читали лекции, распространяли книги Шрилы Прабхупады и милостиво раздавали прасад. Детям дожидаться прасада было не просто. Каждый раз мое сердце разрывалось, когда они, можно сказать, что с жадностью набрасывались на все, что я привозила и в укромном месте съедали все почти в мгновение и с ними моя Туласи. Для меня это было самое больное место – голодные дети. Теперь, в воскресенье, я страстно желала увидеть своего ребенка и уговорить его поехать со мною домой. Светлана, однако, этот вопрос решала сама, относительно нее я не могла применить насилие, я просто спрашивала, и таким образом раздваивалась, ибо желала ей быть преданной, но, с другой стороны, она все же была ребенком и вожделела на материальные радости и материальных друзей. Милостью Бога, я понимала, что все, что происходит с моими детьми, все есть Воля Бога, а потому свято, а потому незыблемо. Но знала и то, что Бог не забрал у меня моих детей, но на время их отправил в храм, ибо некоторым необходимо входить в Бога, в сознание Бога Кришны с детства, ибо это в таком случае остается на всю жизнь. Бог также дал таким образом мне ответ на мои очень далекие просьбы, чтобы Владыка позволил детям пожить в храме. На тот период, когда я просила, я понятия не имела, о том, в каком храме и в какой религии это возможно. Но в свое время Бог Указал, в каком и осуществил. Это для меня, как матери, означало то, что дети будут знать Бога, а потому будут знать, Кто за всем стоит, будут благодарить Бога, понимая, что все берут только из Рук Бога, будут в трудные минуты своей жизни обращать взгляд к Богу, ибо больше не к кому, будут служить Богу так, как Бог это даст каждой, а потому непременно будут старательными в Боге, контролировать свои желания и чувства, не будут видеть причиной своих проблем других людей, но Волю и План Бога, как и будут стараться претерпевать, как и будут аскетичными и добродетельными. И только в таком случае Бог даст им путь без очень сильных страданий, путь в Боге, путь добродетельный. Во имя спасения детей было мое желание, и Высшая Божественная Личность это желание исполнила самым лучшим, самым привлекательным образом, дав духовных наставников, благословив брахманом в лице Тунги Падры, которая пожертвовала, отказавшись от своего единственного сына ради других детей Бога. Слава ей.

 

 И снова Бог напомнил о Тунге Падре. Сколько буду жить, столько и буду ее помнить и буду ей благодарна, хотя, конечно, понимаю, что на все Воля Бога. Бог через эту дживу дал моим детям приют в храме, именно через эту дживу направил ко мне матаджей, когда Бог Заговорил со мной, Волею Бога они стали свидетелями этого события, начала диалога Бога с женщиной, той женщиной, которой предстояло писать Святые Писания.

 

 Один штрих хотелось бы добавить к тем трем незапамятным дням, когда у меня были матаджи с Тунгой Падрой. По истечении трех дней, когда они все убрали, наготовили прасад и более сидели у моего изголовья, пытаясь донести до меня несуразицу якобы того, что со мной мог заговорить Сам Бог, указывая постоянно, что в человеке присутствуют сотни полубогов, что и с Тунгой Падрой было подобное, но она быстро раскусила сущности и очень жестко с ними обошлась, так что они и дорогу к ней забыли, в этот период, когда все, что можно было сделать, исчерпало себя и все было сказано, когда я попросила их уйти, ибо у них есть свои дела и служба в храме, в этот период, когда они уже собирались, кто-то постучал. Это приехала моя мама. Бог и ее привел. Бог всех собрал рядом, Бог привел матаджам замену, Бог познакомил Тунгу Падру с мамой…

 

 Это все было величайшей Милостью Бога. Мне не пришлось в дальнейшем ничего ей о себе разъяснять, ибо слово за слово и мама уже знала о причине присутствия здесь матаджей; они ей рассказали, как видели ситуацию, я в свое время эти рассказы дополнила, разъяснила и убедила так, что и мама была в курсе того, что со мной заговорил Бог. И это для нее не было особым потрясением. Ибо это уже было семейственным делом, с Богом говорила Лена, ее сестра, и Отец всю жизнь провозглашавший себя богом, перед смертью действительно заговорил с Богом и об этом в день смерти успел объявить Милостью Бога. Поэтому то, что поведали ей матаджи, стало просто началом новой эпохи удивительных событий в нашей семье, теперь уже связанных со мной и моими детьми в некотором роде. Мама также неоднократно объявляла, что и с ней происходят вещи чудесные и теперь как-то могла видеть источник всех этих событий – Самого Бога. К тому же, Тунга Падра Волею Бога пообщалась с ней, с Сашей и это тоже следует рассматривать, как Милость Бога, ибо, пусть и ступень брахмана есть вещь чисто земная или условная для определенного различия духовных ступеней, не всегда отражающая суть истинной ступени развития человека, но все же символически и в таком случае говорить или общаться с Брахманом материальному человеку, да еще в такой приватной обстановке, следовало рассматривать, как великое обещание Бога и на маму и на Сашу в плане их следующего рождения в материальном мире. Скорее всего, им будет дан путь, направляющий на преданное служение. Что, собственно, в некотором роде и должно было быть понятным, имея ввиду, что я, их родственница, все же избрана Богом писать Святые Писания. В таком случае, и они не будут долго прозябать в материальном мире и символически Бог это также показал через знакомство их с Тунгой Падрой, которая также, как и все, была ведома Богом и знать не знала, что есть символ, что собой представляет благословение на преданное служение людям, в доме которых или рядом с которыми оказалась Волею Бога и была к ним милостива.

 

 В дальнейшем, сколько бы мама с Леной ни приезжали, все разговоры начинали вращаться в той или иной мере вокруг религии, вокруг меня, вокруг и Святых Писаний, азы которых мне приходилось излагать, объясняя те или иные события в материальном мире и у меня уже находились рядом те, мои дети, кто могли со знанием дела и поучаствовать и добавить свое, ибо и ребенку Бог дает свои откровения, свое озарение, свою трактовку. Так постепенно происходило склонение мамы и Лены к знаниям для них новым, многое в материальном мире разъясняющим и дающим мир в сердце хотя бы тем, что все вращаются в колесе сансары и никто у Бога не потерян и Бог в каждом и Знает каждого и ведет каждого. Здесь говорить можно было о многом…