Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Точка переворота Глава 24

 

  Осколки

 

 

 Распрощавшись с Георгием, Бобби выходит на мокрую продрогшую улицу. Фабрика провожает его запахом дождевой свежести с примесью вкуса бумажно-картонной продукции. Влажный, неподвижный, прохладно-колючий воздух легко заполняет легкие, будоражит чувства, освежает восприятие.

  Мысль о том, что начальный, очень ответственный этап работы завершен, будоражит его, не дает расслабиться, заставляет пересекать улочки и переулки в темпе спортсмена-марафонца.

  Он с удовольствием скачет через лужи, ловко уворачивается от стекающих с деревьев капель-ручейков, а чеканящую каждый шаг булыжную площадь пробегает под звонкий аккомпанемент собственных шагов. Настроение прекрасное!

  “Интересно, что там у Ника? И как Лори провела первый день в саду? Какое самочувствие у Кэти? А у Лиз сегодня первое музыкальное занятие!..Я и забыл... ”

 Ему не терпится поскорее увидеть их, поговорить о событиях прошедшего дня и, конечно же, поделиться радостными новостями.

  Не так давно, возглавляя крупную компанию, Бобби ворочал огромным капиталом, распределял крупные суммы, одаривая одних и ущемляя других. Разве он мог представить, что через какие-то полгода будет бесконечно счастлив от того, что все его друзья, и он сам, и те, кто не работает, и кто работает - все начнут получать одинаковую зарплату. И дело даже не в том, что она одинаковая, а в том, что ВСЕ будут ее получать.

  Это был очень важный шаг, жизненно необходимый и спасительный, значимость и важность которого в данной ситуации невозможно переоценить.

  Погруженный в свои мысли, Бобби чувствует под ногами скользящий скрипящий песок с крупинками твердых прочных кусочков. Что это? На мокрой дороге кусочки выглядят сказочно-блестящими прозрачными льдинками, сверкающими и нежными. А вот и крупные куски различной формы, остроконечные, грозные и уже не оставляющие сомнения – очередная витрина разбита и разгромлена. Осколки разлетелись по всей улице.

  Еще одно очередное отчаяние выплеснулось наружу...

 Опустевшие витрины и в самом деле представляли собой неприятное зрелище.

  Еще совсем недавно блестящий, празднично-яркий фейерверк комфортной сверх сытой жизни нивелировал стеклянные перегородки. Вот они, совсем рядом, эти невероятно блестящие вечерние наряды, бисер, мишура, драгоценности... сотни моделей запонок и “бабочек”... тысячи моделей обуви...

  Ярко-цветные подсветки, услужливо улыбающиеся манeкены...

 В один момент все это стало ненужным и глупым.

  Большинство магазинов опустело, скромно упрятав воспоминания о периоде безграничного истощения сырьевой продукции, другие не захотели убрать с глаз долой привычные в недавнем прошлом атрибуты безбедной жизни, но в любом случае, витрины навевали тоску и подпитывали удрученное состояние лишившихся работы людей.

  Абсолютную ненужность и цинизм их существования высказывал тот или иной прохожий, запустив в витрину тяжелым предметом.

 Такие зияющие дыры можно было встретить на каждой улице.

  “Хорошо, если вместе с этими кусочками стекла разбились и разлетелись горькие мысли, а также неопределенность своего назначения в этом мире” – думал Бобби, глядя на изуродованную брешь. Он стоял напротив. Ноющая тоска удерживала его на пропитанном отчаянием месте, не позволяла двигаться дальше. Чья-та боль заполнила собой черную пустоту в разбитом стекле, и теперь ощущалась во всем его теле.

  Эта боль была и его боль.

 

  - Папа, папа, ты что здесь делаешь? – звонкий голос Лори не сразу вывел его из состояния удрученности и внезапной депрессии. Бобби с трудом обернулся – Кэти и девочки возвращались домой. Лори выбежала к нему навстречу; глаза Кэти светились счастьем и покоем; Лиз широко ему улыбалась, но шагала медленно и степенно, не отпуская мамину руку.

  - Лори, малыш! Ты выглядишь счастливой! Как у вас дела? Ты подружилась со всеми ребятами? Ну-ка, ну-ка, давай, рассказывай... – Бобби подхватил малышку на руки и ощутил тепло и трепет, яркие эмоции и массу впечатлений: все это помещалось в его маленькой девочке.

  - Побеждают все – выигрывает каждый! Мы играли, и все победили. Вместе. – Лори еще плохо выговаривала слова, но Бобби ее понял.

  - У вас все получится, - он улыбнулся ей и коснулся губами пухленькой щечки. – Удачно мы встретились. Вы не намокли? Дождь закончился совсем недавно, - он перевел взгляд на Кэти, затем на Лиз, убедился, что на его девочках одежда абсолютно сухая.

  - Я уже и не надеялась на такое везение! – рассмеялась Кэти. - Такая буря разыгралась... Но утихла! Я даже зонт не захватила, - похоже, что она только сейчас вспомнила о забытом зонте: ее глаза широко распахнулись и взглянули растерянно. – А ты расстроился?... - Кэти, конечно же, все поняла.

  - Папочка, смотри, сколько стекляшек! – Лиз замечает рассыпавшиеся осколки. – Такие красивые, сияющие... Это, наверное, буря сделала?

  - Ну, да... Конечно, буря! Ты помнишь, как разбиваются оконные стекла при сильном ветре? Не следует оставлять их открытыми во время такого дождя. – Носком туфельки Кэти отбросила в сторону несколько стекляшек.

  Бобби не ожидал такого оборота, но был очень рад, что не придется рассказывать девочкам о реальной причине случившегося.

 Пусть в их сознании не останется никакой информации о разрушительной силе отчаяния.

  - Все, все! Домой! Не факт, что дождь ушел надолго. Может вернутся, а мама даже зонтик не взяла! – подыгрывая детским интонациям, Бобби взял за руку Лиз, прижал к себе малышку Лори, и последние пару кварталов до их уютного дома они прошагали вместе, обмениваясь впечатлениями, улыбками и ласковыми взглядами.

 Но стойким фоном оставались следующие мысли, которые Бобби прокручивал вновь и вновь:

  “ Множество крупинок, частичек, кусочков... Мы все разбросаны так же, как эти осколки... А ведь мы все – одно целое... Человечество.

 В какой-то момент наше единство разбилось, как это витринное стекло, и мы рассыпались... Это был мощный удар. Провокационный.

 Осколки стекла собрать невозможно, но мы поднимемся над временем и вернемся в то первоначальное цельное единое состояние.

  Мы сможем это сделать. Мы должны это сделать ”.

 

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 15 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование