Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ШЕСТЬ КРЫЛЬЕВ

 Петр тихо брел по знакомой ему улице: именно этим путем он каждый день возвращался с работы. Но сегодня привычное место казалось ему совершено не таким, каким было раньше. Полумрак окутал небольшую дорожку, проходящую между высокими заборами домов: на этом участке не было ни одного фонаря. Впервые Петр испытывал такой сильный страх, проходя здесь поздно вечером. Ему казалось, что каждый забор, каждый куст таил за собой опасность. Но чем мог быть вызван этот страх, Петр не знал. Вот какая-то ветка колыхнулась на ветру, и бедный путник резко отпрыгнул от нее на другой конец дороги. И словно чьи-то руки схватили его за плечи. Петр с криком вырвался из кривых лап старой ели, и, увидев, кто на самом деле держал его, напряженно улыбнувшись, ускоренным шагом двинулся вперед. «Что же это я стал таким пугливым?! — про себя возмущался Петр. — Каждый день здесь хожу, такого со мной не было…».

 Тихий шорох, доносящийся из-за очередного куста, вновь заставил идущего вздрогнуть. «Ну, друг, это уже никуда не годится! Дергаться из-за каждого звука! Ты что?!» — мысленно ругал он сам себя.

 «Из-за чего мне так страшно? — думал Петр. — Отчего такое бывает? Перенапрягся на работе? Да нет… Как будто что-то должно случиться… Тоже вряд ли: это странное чувство обычно возникает именно тогда, когда все хорошо, а когда есть настоящая угроза, его никогда не бывает. А еще говорят, что неожиданно человеку становится страшно, когда рядом с ним находятся существа из другого мира: призраки, демоны. Ну а это предположение еще глупее всех предыдущих…».

 Вот, наконец, впереди, за поворотом, показался фонарь. Петр вновь ускорил шаг, чтобы скорее попасть в бледно желтые лучи спасительного, как ему в тот миг казалось, света. Быстрее, быстрее… Он почти перешел на бег. Нога вступила в светлый круг под фонарем, и в этот самый момент его сияние погасло. Петр вновь оказался наедине с тьмой и ужасом.

 Шорох за деревом. Черная тень прошмыгнула мимо Петра и скрылась в кустах.

 — Кто здесь?! — крикнул путник. Ответа не послышалось.

 И вдруг появилось оно… Нечто огромное и черное неожиданно предстало перед Петром — двухметровый сгусток тьмы и тени. Небольшой кинжал сверкнул в руке таинственного существа и стремительно вонзился в грудь испуганного Петра. Тьма окутала его глаза…

 

 Тьма окутала глаза Петра, но не его мысли и чувства. Он осознал, что находился в каком-то другом месте. Холодный ветер уже не обдувал его лицо, утих шелест листвы. И дело было не в том, что он не видел окружающего мира. Там, где он находился, просто не было ни одного лучика света. Под ногами чувствовалась твердая опора.

 — Я умер? — произнес вслух Петр. Он вспомнил странное существо и нож, сверкнувший во тьме и пронзивший его сердце.

 — Да… — произнес тихий шипящий голос.

 — Это царство мертвых? — спросил Петр.

 — Нет… — раздалось из темноты.

 Вдруг яркая вспышка света на секунду ослепила его. Это тысячи свечей вмиг вспыхнули, осветив небольшую комнату. Вскоре их пламя потускнело, и Петр смог разглядеть место, где он находился. Каменный пол, каменные стены, каменный потолок. Множество свечей по периметру комнатки. Больше ничего. Лишь черная фигура человека, одетого подобно средневековому монаху, стоявшего перед ним. Таинственный незнакомец откинул капюшон. Это был черноволосый юноша с мудрым взглядом старца.

 — Так я в мире живых? — спросил у юноши Петр.

 — Нет, — ответил ему юноша. — Это место не находится ни в одном из существовавших до сих пор миров. Эти девять квадратных метров — отдельный мир, который я создал специально, чтобы говорить здесь с тобой.

 — Но кто ты? Бог? Дьявол? Смерть? — поинтересовался умерший.

 — Это зависит от того, с какой стороны посмотреть. Бог? Есть миллионы людей, почитающих меня как Бога. Смерть? Да, я нередко выполняю функции смерти. Дьявол? Да, большинство знают меня именно под этим именем. Также меня называют Сатаной, Люцифером, Вельзевулом… Что? Ожидал увидеть уродливого пылающего демона? Я же легко могу менять обличия. А это — мое любимое: я ведь прежде всего ангел… хоть и падший…

 Дьявол помолчал немного и продолжил:

 — Хочешь знать, почему ты умер? Не скрою, я тебя убил. Без каких-либо посредников, нарушая вселенские правила: я не подстроил несчастного случая, не внушил какому-нибудь безумцу убить тебя, но я лично пришел за тобой и воткнул тебе в сердце свой кинжал. Для смертных это будет, конечно, выглядеть как сердечный приступ, но это лишь видимость: тебя убил мой клинок… Да не бойся ты! Быть может, для тебя еще не все кончено.

 — Как это? — удивился покойник. — Я же умер!

 — Умер, но в планы небес это не входило: ты еще мог бы прожить лет шестьдесят, а может и больше! Я нарушил все возможные правила, чтобы привести тебя сюда и предложить тебе выгодную сделку…

 Петр хотел открыть рот и возмутиться, но Дьявол перебил его:

 — И советую очень внимательно выслушать мое предложение, и лишь потом давать свой ответ! Я выбрал тебя, потому что ты показался мне тем самым человеком, который может согласиться на такое… Мой друг, мы с тобой попытаемся обмануть Всевышнего и его небесное воинство!

 Петр был в недоумении:

 — Если бы я даже согласился на это, как можно обмануть Того, Кто знает обо всем?

 — Ну, честно говоря, между мной и Господом заключен договор. Он, чтобы доказать мне мою крайнюю ничтожность и то, что все мои действия в конечном итоге приносят лишь благо, так сказать, «играет в поддавки». В отношении моих планов Он не использует свое всезнание, поэтому у нас есть шанс…

 Сатана подошел ближе к Петру и продолжил:

 — Долго в этом мире тебе бессмысленно оставаться. Но ты мертв, поэтому отсюда ты сразу попадешь на Божий Суд в золотые залы небесного дворца. Ты за свою жизнь немало нагрешил, и поэтому оттуда отправишься прямо в ад. Это тебя ждет, если ты не примешь моего предложения. Есть и другой путь: перед судом я явлюсь на небесах и скажу, что твое время еще не пришло, что я сделал то, чего не должен был делать. И когда тебе решат даровать жизнь, я устрою небольшой переполох. Ты всего лишь смертный и о тебе благополучно забудут, а в это время ты выполнишь мою волю!

 — Что я должен делать? — спросил Петр.

 — Ты должен похитить кое-какие… трофеи, которые хранят ангелы. Мой голос будет звучать в твоей голове: я объясню тебе, что надо делать. Выполнишь это, и твоя награда будет велика. Ты получишь то, что всего лишь несколько избранных получили от Бога, и никто еще не получал от меня. Ты согласен?

 — У меня нет выбора…

 — Замечательно.

 Сказав это, дьявол начал растворяться в воздухе. В тот момент, когда от нечистого осталась лишь черная тень, вся комната также стала постепенно исчезать. Кирпичик за кирпичиком стены проваливались в небытие. Огни свечей потухли, оставив Петра в кромешной тьме. Теперь он боялся еще больше, чем когда попал сюда: последние камушки ушли из-под ног, оставив человека таинственным образом парить в безграничном черном пространстве…

 

 Желтый свет ослепил Петра. От неожиданности он подался назад и шлепнулся о сияющий пол. Он оказался в самом удивительном месте, которое только видел за свою жизнь: огромный зал, все стены которого были сотворены из чистого золота. На них драгоценными камнями были выложены причудливые узоры, в которых угадывались фигуры животных, людей, ангелов. Они сверкали, переливались на свету, излучаемом гигантским пылающим шаром, висящим под потолком над головой Петра. По периметру зала проходил широкий канал, заполненный землей, над которым раскинулись небольшие зеленые деревца. По центру канала тек небольшой ручеек прозрачной воды, нигде не берущий начало и нигде не заканчивающийся, не пополняющийся и неубывающий, но непрерывно текущий по кругу. Впереди располагалась величественная арка, за которой простирался длинный коридор.

 Вот вдалеке, в самом конце коридора вспыхнул белый огонек и начал стремительно приближаться к золотому залу. Но чем ближе он подходил, тем медленнее он двигался и тем больше напоминал фигуру приближающегося человека. Когда странный источник света был уже около арки, Петр смог разглядеть это таинственное существо. С виду это был мужчина охваченный ярким сиянием. Лицо его трудно было рассмотреть, так как оно сильнее всех остальных частей тела излучало свет. Оно казалось белым, слепящим глаза пятном, обрамленным длинными светлыми волосами, свисающими из-под красивого шлема. Его грудь защищала серебряная кольчуга и несколько связанных тонкими цепочками золотых пластин. Их замысловатое сплетение прикреплялось к изящным наплечникам, из-под которых тянулись кольчужные рукава, оканчивающиеся массивными браслетами. Серебряные кольца его брони, пережатые золотым поясом, не заканчивались здесь, но тянулись почти до колена, где из-под них выглядывали, сделанные из таких же колец штаны, прикрытые ниже золотыми наголенниками и сапогами. Незнакомец подошел ближе, и Петр разглядел два белоснежных крыла за его спиной.

 Ангел (в тот момент для Петра стало очевидно, что это не мог быть кто-то другой) приблизился к новоприбывшему и, резко вытянув руку вперед, схватил его за плечо. Резкая боль от железной хватки ангельской руки согнала улыбку умиротворения с лица Петра.

 — Вперед, грешник! — скомандовал небесный воин и толкнул несчастного в сторону коридора так, что тот еле удержался на ногах.

 — Но… — попытался что-то сказать Петр, но ангел мгновенно пресек попытку неповиновения: жаркое пламя огненного лезвия, вышедшего из его руки, слегка лизнуло шею Петра.

 — Вперед! — повторил ангел. Петр послушно повернулся и пошел по коридору, чувствуя за спиной тепло наставленного на него пылающего меча.

 Этот золотой тоннель казался бесконечным: уже больше часа ангел вел по нему мертвого, но конца коридору все не было видно. Час, другой, и наконец идущие уперлись в огромную, тяжелую серебряную дверь. Ангел, оттолкнув Петра в сторону, легонько толкнул дверь и открыл путь в еще один золотой зал.

 Это место было не таким живописным: будучи без ручьев, фонтанов и узоров, этот зал представлял собой большую круглую комнату с огромным количеством дверей и арок, ведущих из него. Там же стоял еще один ангел, в таком же облачении, как его собрат, приведший Петра сюда. Ангел и человек уже двинулись к противоположному концу зала, к гигантским воротам, медленно открывающим чрево очередного длинного коридора, как вдруг громкий пронзительный скрип заставил их обернуться.

 Единственная железная дверь (остальные были сделаны из драгоценных металлов и камней) медленно открылась, и в безмятежность золотого дворца вошла черная тень. Это был Сатана. Все то же юношеское лицо теперь венчали два длинных, слегка загнутых рога. С высоких остроконечных наплечников свисала ткань замысловатой формы мантии: она состояла из многих беспорядочно свисающих слоев черного, как смоль, материала, которые своим беспорядком, заметным при попытке увидеть какие-либо закономерности их распределения, образовывали прекраснейшее одеяние, которое могло бы соперничать даже с золотыми доспехами посланцев Бога. За спиной Сатаны виднелись шесть черных крыльев: не кожистых, как у нетопыря (какими их привыкли изображать смертные), это были скорее большие крылья ворона, покрытые черными перьями. При ближайшем рассмотрении, можно было заметить, что весь он: плоть, одежда, перья — состоял из мельчайших языков черного и серого пламени — такова была его природа, природа падшего серафима, огненного ангела. За Дьяволом тянулся черный туман, охватывающий пространство и борющийся с излучаемым ангелами светом.

 — Что ты здесь делаешь, падший? — спросил у нечистого один из воинов света.

 — Я пришел за этим смертным, — прошипел демон.

 — После суда этот грешник все равно достанется тебе… — проговорил ангел, уже собравшись уводить Петра из зала.

 — Да, но мне не нужна его душа, — сказал Дьявол, своей неожиданной репликой остановив уходящих. — Я лишь хочу исправить свою ошибку. Я перепутал его с другим человеком и убил его гораздо раньше, чем он должен был умереть. Я хочу вернуть его к жизни.

 — Отчего ты заботишься о людях, Сатана? — поинтересовался ангел, почувствовавший какой-то подвох.

 — Он грешен, но мог бы еще больше грешить и стать величайшим из моих смертных слуг. Он нужен мне. Верните его!

 Ангел задумался.

 — О Всевышний! — воскликнул вдруг он, обратив свой взор кверху. — Какова Твоя воля?

 Ангел долго стоял так, слушая неслышимый для Петра ответ Господа. Вот он посмотрел на Дьявола и сказал:

 — Этот смертный — твой. Плоть его ожила. Теперь как только он выйдет из дворца, он вернется в свое тело, и будет жить. Ты можешь увести его отсюда.

 — Замечательно! — воскликнул демон. — Но я здесь еще по одному вопросу.

 Он тихо засунул руку под одну из складок черной пылающей ткани и с криком: «Держи!» — неожиданно метнул вытащенный оттуда черный кинжал в сторону говорившего с ним ангела. Петр успел заметить, как кинжал в полете изменил свою траекторию и вместо того чтобы, продолжая свой начатый путь, ударить в одну из золотых пластин на груди, впился в горло небесного воина. Тот издал громкий вопль. Он начал светиться еще ярче, чем прежде, пока не превратился в огромный шар света, который, резко вспыхнув, неожиданно погас.

 — Ты следующий! — крикнул Дьявол второму ангелу.

 В тот момент свет озарил весь зал и вдоль половины его круглой стены выстроились согнутой в дугу колонной около двух десятков ангелов. Все они разом совершили странные движения правой рукой, словно хватая что-то в воздухе, и в руке каждого появился пылающий меч, вроде того, который совсем недавно угрожал Петру. Но и Сатана не собирался сражаться в одиночку: железная дверь слетела с петель, и пять теней влетело в помещение. Из них вышли пять могучих демонов: рогатые, со страшными темными лицами, в черных мантиях они выглядели даже более страшно, чем их повелитель: у каждого было по четыре крыла за спиной. Именно в крыльях была мощь ангелов и демонов, поэтому силы были почти равны: падших было меньше, но они были куда сильнее своих бывших собратьев. Демоны достали черные клинки. И в тот момент когда они сцепились в битве, в сознании Петра прозвучал тихий, но отчетливый голос Дьявола:

 — Беги… Дверь слева от тебя…

 Петр послушался и понесся по длинному золотому коридору. Новый зал: развилка. Голос нечистого вновь направил Петра. Так он долго бегал по небесному дворцу. Иногда навстречу ему неслись ангелы, желавшие биться со своим врагом, но они не обращали на Петра внимания, уверенные, что он лишь в панике убегает от места сражения.

 Руководимый Дьяволом, Петр отворил очередную дверь и оказался в комнате, в которой была только одна дверь: та, через которую он и зашел. Это был гигантский зал, усеянный диковинными предметами, одни из которых были совершенно неизвестны Петру, о других он имел какое-то представление: они были упомянуты в Библии. Вот Скрижали Завета, целые и невредимые, написанные рукой самого Бога, и Его же волей восстановленные в этом мире. А вот и медный змей, который излечивал укушенных ядовитыми гадами евреев, когда они, следуя за Моисеем, шли по пустыне. А там, на столике лежат праща, окровавленный камень и огромная голова, раза в два больше головы нормального человека: нет сомнений в том, что эти предметы остались после сражения Давида с Голиафом. Много еще чудесных вещей находилось здесь.

 — На стене… — шепнул голос Сатаны.

 Петр поднял глаза, и только теперь заметил, что стены помещения почти черны от тысяч пар черных крыльев, висящих на них: больших и маленьких, темно-серых и черных как ночь, кожистых и оперенных. Отдельно от других друг над другом висели три пары самых темных, самых больших, покрытых длинными перьями крыльев.

 — Возьми эти шесть крыльев, — вновь заговорил Дьявол, — и еще пару любых. А лучше две-три пары: сколько сможешь унести. Чем больше возьмешь, тем больше будет твоя награда.

 Петр подошел к тому месту, где на стене особняком висели шесть крыльев. Аккуратно он отвязал их от веревок, на которых те держались, и собрал их в охапку. Отойдя несколько метров в сторону, он снял со стены еще три пары и положил их сверху на предыдущие. Петр попытался поднять их, но они оказались слишком тяжелые. Как ни старался он, у него ничего не выходило. Тогда он отбросил в сторону два лежавших сверху крыла. Теперь тяжелая ноша поддалась и Петр, обхватив ее обеими руками, двинулся к выходу. Он не прошел и половины коридора, как яркий свет остановил его: перед ним стоял ангел с пылающим клинком в руке.

 — Стой, вор! — прокричал сияющий воин.

 Тогда ужасная черная тень возникла позади ангела. Черный меч взлетел в воздух и два белоснежных крыла медленно упали на землю под крик умирающего существа. Вспышка света, и ангел исчез. На его месте стоял Дьявол.

 — Ты справился! — сказал он. — Посмотрим… шесть, восемь, десять. Маловато.

 Сказав это, нечистый поднял с пола, еще переливающегося от гаснущего света погибшего ангела, два белых сияющих крыла. Черная тень, еще темнее, чем сам Дьявол, вышла из его когтистых рук и окутала крылья. Еще мгновение, и они почернели и стали такими же, как те, которые удерживал Петр.

 Дьявол положил эти крылья сверху на остальные, и человек чуть не упал под согнувшей его тяжестью.

 — Это для твоего же блага. Что ж, нам пора, — проговорил Дьявол и накрыл окружающий мир покровом тьмы…

 

 И вновь каменная комната, вновь свечи. Дьявол в этот раз не стал скрывать рогов и крыльев, но стоял перед Петром во всем своем величии. Петр же, не выдержав тяжести, упал и повалил на землю все двенадцать крыльев.

 — Петр, я думаю, тебе интересно знать, зачем нужны эти крылья, — говоря это, Дьявол потянул руки куда-то за спину. — Шесть из них принадлежат мне по праву.

 Сатана скинул на пол заднюю часть своей мантии и повернулся спиной к Петру. Под каждой парой его крыльев из серой пупырчатой кожи росли пары отвратительных черных обрубков.

 — Шестикрылый серафим? Ангел огня? Нет, я был другим! — закричал Дьявол, вновь развернувшись к Петру лицом. — Я никогда не был Огнем, я был Светом! Не даром я известен, как Люцифер. И пав, я должен был стать Тьмой. Но нет! Бог выбросил меня из высшего мира, срубив половину моих крыльев и повесив их в своем зале трофеев, сделав меня вот этим… Всего лишь серафимом! Ты думаешь, что я совершенен и велик, если состою из черного пламени? Я знал иное величие! И теперь ты помог мне его вернуть.

 С этими словами князь мира сего с легкостью поднял шесть самых больших и тяжелых крыльев и начал по одному приставлять их к спине. Черные жилы вытягивались из обрубков и входили в крылья, узнавая родную плоть. Так один за другим Сатана вернул себе все шесть, а с ними и былую великую мощь. Но он не мог стать вновь Светом, он уже не был Люцифер. Его пламенеющая плоть погасла, и чернота охватила ее. Еще немного, и Дьявол стал похож на сплошную тень, оторвавшуюся от земли, покорив третье измерение, обретшую объем и самостоятельное бытие. Дьявол с интересом разглядывал свои черные руки. Наконец он стал тем, кем был когда-то, но теперь он был самостоятелен в своих решениях, теперь его власть не была дана Богом, но была силой захвачена у Бога, а от того не налагала ответственности, не ставила препятствий.

 — Наконец, моя сила вернулась ко мне! — радостно воскликнул Дьявол, и громоподобный его голос сотни раз отразился от стен узкого помещения.

 — А зачем остальные три пары? — полюбопытствовал Петр.

 — Чтобы создать с помощью них могущественного демона, почти равного по силе тому, кем я недавно был, — донеслось от лишенного очертаний черного лица Сатаны.

 Дьявол поднял с земли оставшиеся крылья и, подойдя к Петру, начал обходить его кругом. Петр инстинктивно стал поворачиваться в сторону идущего Дьявола, но тот, схватив человека за плечо, дал ему понять, что он должен стоять смирно. Удар черных когтей, и рубаха, которая была надета на Петра, разорвалась и упала на каменный пол. Резкая боль пронзила тело Петра: когти дьявола в нескольких местах разорвали его спину. Затем холодная мертвая плоть коснулась ран, и, выпустив свои многочисленные волокна-корни, вросла в них. Черное пламя побежало по телу Петра, заставляя его неистово биться в агонии. Вот человек упал без чувств. Но прилив сил неожиданно разбудил его. Он понял, что продолжает гореть, но этот огонь уже не причинял ему вреда — он был частью его сущности. Петр поднялся под слова Дьявола: «Теперь встань, падший серафим!».

 — Теперь я думаю, ты понял, Петр, — сказал Дьявол, — зачем мне понадобились остальные крылья, и какую награду я тебе обещал. Воистину, лишь немногие получали такую награду от Бога, и никто до тебя не получал ее за службу мне. Теперь ты темный серафим, такой же, каким был я. Теперь ты владеешь великим могуществом, которое употребишь во зло! Я думаю, тебе понравится это: совращать людей, уводить их с пути истинного, наполнять их сердца грехами, чтобы они уничтожали свои души и наполняли преисподнюю!

 — А моя прежняя жизнь, мое тело? — спросил Петр.

 — Ты можешь жить в привычном для тебя обличии. Это даже интересно: подталкивать людей на грех, живя среди них. И будь уверен, что большинство людей не так уж сложно развратить, как ты, должно быть, думаешь. Что ж теперь иди…

 Договорив, Дьявол испарился, оставив после себя облако черного дыма. Петр стоял, размышляя о том, кем он стал и что он дальше будет делать. Но вот синие искры побежали по его огненному телу, и комнату наполнила тьма…

 

 Сквозь черноту вечной ночи своей души Петр услышал противный писк, исходящий откуда-то слева от него. Он понял, что лежит на спине, и что странные молнии бегут по всему его телу, но, тем не менее, не только не причиняют боли, но даже не заставляют ни одну его мышцу пошевелиться. Кто-то беспрестанно бил его в грудь какими-то двумя коробками. Послышались голоса:

 — Анатолий Петрович, кажется, прибор сломался! — в панике прокричал один.

 — Да что ты, Вась, не может быть такого! — возмутился другой. — Это ты ошибся.

 — Да нет же, все сделал правильно! — кричал Вася. — Приборы все показывают правильно, но он даже не дергается! Смотрите…

 В этот момент Петр вновь почувствовал удар в грудь.

 — Дай мне, — пробурчал Анатолий Петрович, и еще раз ударил Петра. — Ерунда какая-то!

 Тогда, сам того не осознавая, Петр, используя свой новый дар, по праву принадлежащий каждому падшему ангелу, заглянул в душу того, кого его коллега звал Васей. Он узнал, что это был неудачливый человек, но с достаточно большими амбициями. Пятнадцать лет назад он, выпускник престижного медицинского вуза, не найдя лучшего рабочего места, поступил ассистентом к уважаемому и опытному Анатолию Петровичу, но здесь карьерный рост ему не светил. Все пятнадцать лет Вася черной завистью завидовал своему начальнику и ненавидел его за его успех. Петр также чувствовал, что Вася был человеком, способным на преступление, но лишь боявшимся последствий со стороны закона.

 Когда Анатолий Петрович отошел в сторону, Петр, еще не полностью понимая своих действий, прошептал склонившемуся над ним Васе:

 — Убей…

 — Что? — переспросил удивленный Вася, нагнувшись к, как он думал, мертвецу.

 — Убей… — повторил Петр.

 Вася постоял некоторое время, как вкопанный, и вдруг крикнул:

 — Анатолий Петрович! Он жив! Смотрите!

 Врач подбежал к Петру. Его помощник, тем временем повернул до упора ручку на дефибрилляторе и, взяв в руки электроды, подошел с ними к Анатолию.

 — Анатолий Петрович! Смотрите! Работает!

 С этими словами он ударил начальника по лицу обоими электродами. Оглушенный мощнейшим разрядом, который только можно извлечь из этого прибора, врач упал на землю, но Вася не отпускал электроды от его лица, пока не удостоверился, что тот умер.

 И тут убийца все осознал. Он упал на колени перед слегка обгоревшим трупом и слезы полились из его глаз.

 В этот момент «мертвый» медленно приподнялся. Он отцепил от своего тела проводок аппарата, который выдавал его нечеловеческую сущность: чтобы ангел был жив, ему не нужно биение сердца. «А мне даже нравится это занятие», — проскользнуло в его голове.

 Он медленно подошел к рыдающему человеку и тихо прошипел:

 — А теперь себя…

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 31 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр