Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ЯД БОГА

 Был вечер. Темнота медленно опускалась на священный город, наполняя его улочки своей затуманивающей взор чернотой. Михаэль Бинаберг, израильский ученый, изучающий яды и противоядия, сидел в своем доме, большая часть которого была переделана под лабораторию, и разрабатывал спасительное лекарство от укуса какой-то из водящихся в этих краях змей. Резкий стук в дверь оторвал исследователя от работы. Стук был громким, долгим и настойчивым: кому-то явно не терпелось войти. Бинаберг медленно шел к двери, а стук становился все сильнее. «Ну кому там неймется?» — возмущенно прокричал ученый и отворил дверь. Из темного подъезда вышел незнакомец. Он выглядел возбужденным, если не сумасшедшим: его глаза быстро бегали из стороны в сторону, руки слегка тряслись, казалось, что если он сейчас откроет рот, то из него изойдет лишь невнятное бормотание. Однако человек глубоко вздохнул и попытался успокоиться.

 — Шалом! — громко сказал он. — Михаэль Бинаберг?

 — Да, это я.

 — Я Давид Хохман , раввин, — представился незваный гость.

 — Давид Хохман? Это случайно не вас считают лучшим современным каббалистом-практиком? — поинтересовался ученый.

 — Да, да, некоторые считают меня таковым. Господин Бинаберг, у меня к вам очень серьезное дело…

 — Только пройдите сначала, — сказал Михаэль, недоумевая, какое дело может объединять каббалиста и ученого. — Разуйтесь, отдохните, а тогда и расскажете о вашем серьезном деле.

 Раввин вошел квартиру и, приняв предложение ученого присесть, опустился на стоявший рядом стул.

 — Итак, — спросил Михаэль, — какое важное дело привело вас сюда?

 — Как не странно это может прозвучать, меня привел сюда поиск бессмертия, — глаза его загорелись. Этот взгляд напугал Бинаберга. «Уж не сумасшедший ли он?» — промелькнуло у ученого в голове. Михаэль удивленно и обеспокоено смотрел на собеседника.

 — Я ничем не могу помочь, — сказал он. — Я спасаю людей от смерти в случае отравления, но полностью победить смерть я ведь не могу: не все же умирают от яда!

 Руки раввина вновь затряслись, а глаз быстро забегали.

 — Так в том то все и дело! — воскликнул он. — Все умирают от яда. За всеми приходит Самаэль! Яд… ангел… бессмертие… смерть… ваша профессия… — затараторил Давид, да так, что понять его было невозможно.

 — Что-то я не понял причем тут моя профессия и ангел смерти? — удивился ученый.

 — Как «причем»? Ведь как зовут ангела смерти? Самаэль: Яд Бога. Самаэль убивает людей каплей яда, срывающейся с его кинжала! Что есть эликсир бессмертия, как не лекарство от яда смерти. А, кстати, что вам нужно для приготовления противоядия, кроме самого яда?

 — Да вообще-то это становится понятно уже в ходе изучения яда. Но у меня есть возможность достать любые ингредиенты. Правда, я еще не полностью понял, что вы задумали.

 Хохман перевел дыхание, успокоился, и тихо и медленно спросил:

 — Если я достану вам яд Самаэля, вы попытаетесь создать противоядие?

 — Конечно, но… — пытался продолжить ученый, но Давид перебил его.

 — Тогда ответьте еще на один вопрос. Новый вид змей, который вы сейчас изучаете… Я знаю, но просто хочу уточнить, сколько времени действует их яд и противоядие к нему.

 — Яд, при попадании непосредственно в крупный кровеносный сосуд, убивает за две минуты. Противоядию же нужна минута, чтобы подействовать.

 — Отлично! — воскликнул раввин, и, достав из кармана два шприца, вколол себе в вену содержимое одного из них.

 Ученый, поняв, что было в шприце, вскрикнул и рванулся к раввину, но тот взял второй шприц, в котором наверняка было противоядие в обе руки, и сказал, что сломает его, если Михаэль будет ему мешать. Пристально глядя на свои точные часы, примерно на пятьдесят восьмой секунде он ввел себе противоядие. Теперь оставалось подождать совсем чуть-чуть, чтобы понять, вовремя ли он принял спасительное лекарство. Тьма заволокла глаза каббалиста.

 Сознание вернулось к Давиду. Он обнаружил себя распростертым на полу. Рядом с ним в неестественной позе, не двигаясь, стоял Михаэль: он словно застыл, рванувшись поддержать падающего каббалиста.

 Какая-то странная чернота заполнила всю комнату. Из облака темного дыма вышло таинственное существо. Давид пригляделся: с первого взгляда это был человек. Его тело скрывала длинная черная мантия, свисающая до пола и волочащаяся по земле. Лицо было спрятано под капюшоном. Темный человек сделал шаг вперед: теперь было видно и два огромных черных крыла. Нет, их было больше: еще две пары крыльев вынырнули из тьмы. Давид знал, кто это, он догадывался, что если бы он посмотрел на существо сзади, то заметил бы обрубки еще шести крыльев, отнятых Господом в наказание за совращение первых людей. Вот существо откинуло капюшон, Давида объял ужас: он увидел страшное лицо мертвеца: бледное, начавшее разлагаться, с окутанными туманом смерти глазами.

 Но вот глаза прояснились и налились кровью. Миллионы других глаз разного размера открывались на крыльях пришедшего за Давидом ангела смерти — Самаэля. Темный воин небес, исполненный жутких красных очей, двинулся к каббалисту. Приоткрыв свои одежды, из-под которых выглядывали новые глаза, Самаэль вытащил из небольших ножен красивый серебряный кинжал. Рукоять кинжала венчал серебряный череп. От него до самого кончика лезвия тянулись извилистые прорези, по которым струился густой бесцветный яд. Ангел подходил все ближе.

 Страх помог Давиду пробудить в себе силы жизни, данные ему противоядием. Он был действительно жив: умирающие, видя ангела смерти способны лишь закричать, позволив ему тем самым капнуть им в рот своей смертоносной жидкости. К удивлению Самаэля, Хохман вскочил на ноги, вынул из кармана кусок тряпки, специально заготовленный для этого, и бесстрашно подпрыгнув к ангелу, провел тряпкой по кинжалу в руке ангела. Самаэль рассвирепел от такой дерзости и занес над наглецом отравленный кинжал.

 — Мое время еще не пришло! — крикнул Давид; ангел зарычал и рассыпался в черный прах.

 Давид открыл глаза. Над ним склонился Михаэль.

 — Слава Богу, вы успели! — воскликнул он. — Как можно так рисковать жизнью?

 — Мы гораздо больше рискуем жизнями, когда не пытаемся бороться со смертью, — ответил Давид. — Смотрите!

 Давид достал из кармана влажную тряпку, держа ее за сухой конец.

 — Это яд смерти! — сказал он. — Теперь ваша очередь.

 Глаза ученого загорелись. Он выхватил тряпочку и побежал к своему рабочему столу, уставленному колбами и пробирками с разными жидкостями.

 Давид Хохман, поняв, что теперь он будет только мешаться, положил на стол Бинаберга листочек со своим телефоном и сказал:

 — Я пойду, чтобы не мешать вам. Но как только будут результаты, сразу мне позвоните. И еще: прошу вас, не испытывайте это без меня: в конце концов у меня уже есть опыт умирания, — с этими словами он вышел за дверь.

 

 Около недели Давид ждал звонка от Михаэля. Он не мог спать ночами. Он постоянно был так возбужден мыслью о возможном бессмертии, что его сердце постоянно бешено колотилось. Несколько раз он хотел уже сорваться и бежать к Бинабергу, но тут же понимал, что может в самый неподходящий момент прервать какой-нибудь ответственный эксперимент с ядом и противоядием. Давид ждал, а от ученого все не было вестей.

 На девятый день в доме каббалиста раздался звонок телефона. Схватив трубку, всегда лежащую под рукой, Давид услышал долгожданный голос.

 — Нашел! Нашел! — кричал в трубку Михаэль. — Срочно приезжайте! Нашел!

 Искатели бессмертия жили на разных концах города, но, к взаимному их удивлению, Давид успел доехать меньше чем за полчаса. Михаэль, услышав звонок, с безумным видом подлетел к двери, и, открыв ее, буквально втащил каббалиста в дом.

 — Вы не представляете! — восторженно, захлебываясь словами, говорил он. — Это действительно яд… Это вещество, которое вообще не встречается в известном нам мире... И от него есть лекарство... И я нашел его!

 Он подвел каббалиста к клетке, в которой сидел голубь. Михаэль поместил в клетку миску с водой. Птица приложилась к воде клювом и жадно стала ее пить.

 — Это вода с противоядием, — сказал ученый. — Теперь смотрите!

 Михаэль достал пневматический пистолет и стрельнул в птицу. Пуля попала точно в сердце голубя. Он встрепенулся, какое-то время метался по клетке, но затем остановился и продолжил вести себя, как ни в чем не бывало.

 — Даже если ему голову отрубить, он не умрет! — воскликнул ученый. — Это оно!

 Давид стоял, удивленный и восхищенный: этого он искал всю свою жизнь. Теперь напиток, дарующий бессмертие создан, теперь уже далеко не молодой Давид не умрет.

 — Как я уже сказал, у меня есть опыт умирания, — вдруг выпалил каббалист — Хочу попробовать на себе!

 Михаэль не стал возражать: он видел, что лекарство действует. Он протянул Давиду одну из пробирок с противоядием, стоявших на столе.

 — Для верности выпейте до дна, — сказал он.

 Давид осушил пробирку. Он достал специально для подобного случая привезенный им кинжал, и вонзил его себе в сердце. Резкая боль, не успев появиться, вдруг отступила. Давид истекал кровью, но его жизненные силы не убавлялись.

 — Работает! Работает! — закричал каббалист.

 Он радовался и почти прыгал по помещению, как вдруг его веселье прервала ужасная боль в груди, но не там, куда он вонзил кинжал. Сталь и огонь двигались от самого горла вниз по телу. С ужасом Михаэль, наблюдал, как «бессмертный» в агонии раздирал на себе одежду. Скинув рубаху, Давид обнажил все разрастающуюся глубокую рану с обожженными, обугленными краями, оставляемые медленно продвигающимся через все туловище огненным мечом незримо присутствующего Самаэля.

 Давид упал замертво: ангел смерти знал еще много способов прерывания человеческой жизни.

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 26 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр