Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Рассказчик Марко

 

 

 

 

  Рассказчик Марко

 

 В глубинах Азии - монголы управляют, свободных стран осталось – единицы.

 В закрытом городе, где тысячи драконов – парят под облаками словно птицы,

 Усталый император размышляет, о судьбах мира и значимости традиций.

 Его имперский взгляд блуждал по красным фонарям бумажным,

 По глянцу шёлка, на одеждах слуг, по лицам их задумчиво-подобострастным.

 

 Вот во дворе какой-то шум и тут же встрепенулась стража,

 Великий благородный муж, к балкону подошёл неспешно,

 Внизу, пред входом разрешенья ждал, чтобы войти и обратиться,

 Слуга, разведчик и гонец, что возвратился с миссией успешной.

 Достойный быстрого приёма, он торопился новостями поделиться.

 

 Великий муж, с трудом скрывает нетерпенье, знак страже подал хан,

 И в тронный зал, сейчас же поспешил спуститься, где чай уж подан.

 За круглый, маленький, монгольский стол прилёг он, ожидая гостя.

 Едыль - слуга надёжный, честный, служил владыке много лет подряд,

 Он с порученьями, для западных границ, гонцов отважных возглавлял отряд.

 

  ***

 Гонец в поклоне к хану подобрался и по велению, присел он с краю,

 Подал учтиво драгоценный дар, от братьев младших - Хубилаю,

 Тех братьев, что империей владели, близ дальних западных её границ -

 Кипчакским бесконечным полем и великой Индией, пустынной Согдианой.

 Ларец резной слоновой белой кости, живой наполнен и слепящей красотой.

 

 В ларце рубины бадахшанских копий, из Индии зелёный изумруд,

 Три броши золотых, тончайшей византийской филиграни,

 Стекло и бисер – сказочных цветов, Венеции – поклон, далёкой.

 Дары приняв, великий Хубилай, внимал известиям с подвластных территорий.

 Как орды крепнут, отдаляясь, и как огромен, мир становится монгольский.

 

 Раздоры южных ханств, арабов усиленье, религиозная жестокая борьба,

 Всё требует вниманья и учёта, владыки мира - тяжела всегда работа!

 Едыль спокойно повествует - о нравах гордых внуков Чингисхана,

 О войнах и тяжёлых распрях, о непокорстве городов Турфана,

 Купцов известных замыслы и ход, загруженных товаром - караванов.

 

  ***

 - Услышал я, великий Хубилай, что вот уж год, как движутся к тебе –

 Купцы, что были прежде у тебя, в прославленной столице,

 Венеции сыны, которых ты в Европу отправлял, к «апостолу» – послами.

 Уж избран новый «Папа» христиан, которого два года долгих ждали.

 С купцами – братьями, от папского престола - адептов веры христианской дали.

 

 Такая новость Хана взволновала, он ждал не сказочных даров заморских,

 Не рассуждений, о спасении загробном, а масла из простой лампады,

 Что пребывала в главном храме - над могилой, на месте величайших мук.

 Владыка просвещённый, для познанья мира и расширяя жизни круг,

 Нуждался в масле, он для таинства - секретных алхимических наук.

 

 - Что, с ними ли святыня? – Хубилай поднялся над столом, суставы разминая,

 - Я слышал, - отвечал Едыль, - Везут они тебе подарок долгожданный,

 Но долог путь их и опасности кругом, с товарами по южной шёлковой дороге,

 Через Кашгар, оазисы степные, пустыню страшную, Небесных гор отроги,

 Ведут свой караван степенно – Никола и Матвей, что к обещаньям - строги.

 

  ***

 - Ещё одна деталь, - Едыль продолжил, - С венецианскими купцами,

 Мальчишка следует, Николы сын - достойный продолжатель дел,

 Но суть, в другом - идёт молва, что отрок тот великим даром наделён,

 Всё подмечать и суть изложить наблюдений, в своих рассказах он силён!

 И языками многими владеет, арабов учит вязь, и письмена уйгуров знает он.

 

 - Известен тот талант, что свойственный купцам, - был Хубилай доволен.

 - Пусть следуют они своей дорогой, ты же отправишься навстречу каравану,

 Чтобы облегчить путь его и защитить от всяческих напастей, святыню сохранить!

 Купцов, доставить всех, чтобы могли они талантами своими - мне и империи служить!

 Едыль ответил, - Я уже в дороге, дары доставим, а купцы и мальчик – будут жить!

 

 Гонец, с отрядом конников надёжных, растаял в утреннем сыром тумане,

 За сорок дней, рассчитывая встретить караван - кашгарским долгим трактом.

 Когда гонец один - летит он скакуном, и в «ямах»* лишь коней усталых подменяет,

 Отрядом двигаться сложнее, каждый знает, тем более неспешны караваны.

 Медлительно купцов передвиженье, им рады все – народы, города и страны!

 

  ***

 Никола и Матвей, и Марко, к востоку мира сильно не спешили.

 Дары несли они и масло – Хубилаю, и два миссионера с ними были,

 Но главным делом их была торговля всё же, на рынках распродать своё,

 И закупить – чужое, потом разведать, где всё это лучше сбыть,

 Остаться с прибылью, и снова, что-нибудь купить!

 

 Так продвигались, от столицы до столицы, от ханства – к ханству,

 Два купца - из клана Поло, а с ними мальчик, что внимал усиленно всему.

 Когда купцы приходят в город, это праздник! Правитель в радости, ликует двор!

 Застолье славное и от купцов подарки, и долгий длится интересный разговор!

 Купец – в чести, когда сказать умеет, что повидал, какие чудеса – фантазиям простор!

 

 Отец – Николо, покорял народ рассказом, но сын превосходил, талантами – отца.

 Он видел мир открытыми глазами, и был богат сноровками купца!

 Запомнил быстро тюркские наречья, торговый – персов, выучил язык,

 Истории, на рынке, что подслушал, красиво пересказывать привык.

 Всё мог словами ёмкими поведать – бег скакуна, людские страсти, тигра рык!

 

  ***

 Путями странными, коммерческих хождений, Николо с Марко и Матвей,

 Достигли города, в долине гор Небесных, с товарами из славной Бухары.

 Кувшины медные, из хлопка ткани, цветные мягкие персидские ковры.

 Раскинули на рынке, пред горами, где снег белеет на вершинах в летний зной.

 На склонах лес из стройных елей, речка рядом, с прозрачною, стремительной водой,

 

 После пустынь согдийских раскалённых, блаженство наступило и покой.

 Талгар – тот град, правитель в нём достойный Абиш, храня обычай вековой,

 Душевно, с честью караван встречает, байгу* устроив, и богатый той*!

 Забиты десять жертвенных баранов, котлы кипят с душистою шурпой,

 Кумыс пьянящий пенится в пиалах, лепёшек свежих аромат густой!

 

 Запел поэт мелодию степную, восславил древний род и доблестного хана,

 Купцов благодарил, за их товары, за подношенья храму и правителю дары.

 Николо и Матвей спокойно отдыхали, а Марко вспоминал Далмации* напевы,

 И звуки мандолинных струн, казались, так похожи - на мелодичную игру домбры.

 Хотя все от купцов рассказов ожидали, не смели прерывать поэта до поры.

 

  ***

 Настало время долгих разговоров, о житии святых и нравах дальних стран,

 О чудесах, и об апостольском престоле, о быте европейских христиан.

 Купцы с охотой на вопросы отвечали, дивились сами местным чудесам,

 Им шкуры барсов снежных подарили, каракуль нежный, мягкий - словно шёлк.

 За всё хозяев отблагодарили - купцы, познавшие гостеприимства долг.

 

 Рассказы Марко всех особенно пленили, про Бухару, про статных лошадей,

 Про суфиев, что голыми - бродили, и кое-что из странных их идей.

 Заметил кто-то, что рассказчик слишком молод, не знает он ни жизни, ни людей!

 Ответил Марко всем, легко, изящно, разумно и не подбирая долго слова:

  - Насытит вас не время, что в чайхане сидите, а съеденная вами чашка плова!*

 

 Он притчу рассказал, из мудростей суфийских, о похожденьях хитрого хаджи*,

 Доволен был правитель Абиш, развеселились старцы все, и знатные мужи.

 Так, много дней беседы проходили, в Талгаре, на базаре шла торговля.

 Готовились купцы к походу на Кашгар и спада талых вод на речках ждали,

 Скупали тонкорунный весь каракуль, из кожи сёдла, утварь, пёстрые чии*,

 

  ***

 В один из дней, когда уж караван в дорогу собирался, уложены в тюки меха,

 И мягкая кошма*, которой юрту покрывают – надёжный дом степного пастуха.

 В Талгаре, с шумом появился - отряд Едыля, в поисках купца.

 - Владыки воля – следовать в столицу, купцов желают видеть – Марко и отца!

 А сохранить святыню, что в подарок, везут купцы – забота для гонца!

 

 Степенно караван из города уходит, опять в степи ночёвки – под луной,

 Идут-бредут верблюды по дороге, за ними - кони, мулы, своею чередой.

 С тюками и корзинами на спинах, измученные - долгою тропой.

 На речке Иль - большая переправа, богов индийских там рисунки на камнях,

 Опасность есть товарам всем промокнуть, вода верблюду подбирается под пах!

 

 Кабан шуршит в разливе – камышами, и грозный тигра рык пугает поутру!

 Крутой подъём, опять - пустыня, бархан поёт, и скорпионы под камнями,

 Варан извилисто торопится куда-то и скарабей свой шарик катит днями.

 Суровый путь, оазисы не скоро, маячат в дымке горы вдалеке,

 Блеск от костра, и зарево заката на маленькой, извилистой реке.

 

  ***

 Луна блестит, пророчат звёздные узоры, меняются ландшафты и народ.

 Турфан уж позади, пустыни, гор отроги, наш караван не прерывает ход.

 Вот первые заставы Поднебесной, поля, посёлки, города и храмы.

 И по холмам драконом извиваясь, струится силуэт большой стены.

 Все рады оказать вниманье, служить купцам, далёкой западной страны.

 

 Движенье – жизнь, а плавное движенье – путь к здоровью!

 Страна древнейших государств, здесь долг и мудрость правят над любовью.

 В дороге - Марко нравы наблюдает и Поднебесной – сложный, познаёт язык.

 Уж третий год они с отцом кочуют по странам Азии, совсем не напрямик,

 Как нить, связующая дальние культуры, чтобы когда-нибудь - единства дух возник!

 

 Вот, наконец, закончились дороги, на этой стороне, ведущие - не в Рим!

 Империи огромной центр малый, небесный купол и страна под ним.

 Недалеко от древнего Пекина, раскинулась столица - Клеменфу*.

 Здесь всё не так, тут плата – чашка риса*, монахи – воины и знают все кун-фу!

 На улицах здесь ласковые гейши, на рикшах едут, кушают – дофу*.

 

  ***

 Дворец владыки роскошью пугает, купцов встречает славный Хубилай,

 Великий муж подарками доволен, достойный пир, - на весь столичный край!

 Николо с Марко и Матвей - в почёте, от тяжёлых странствий отдыхают,

 С учёными людьми ведут беседы, о чудесах и странах – правды не скрывают.

 Рассказывают всё, что повидали, о чём когда-то слышали, что просто знают.

 

 Настало время хану Хубилаю прислушаться к рассказам Марко

 Владыка, попивая чай – бодрящий душу, внимал речам, и представлял всё ярко.

 Через слова, увидел он - бескрайние просторы, бег табунов, весеннею порой,

 Великих гор – безмолвное сиянье, пустынь больших - невыносимый зной.

 Походы армий, проповеди в храмах, проделки дервишей и яблонь цвет – весной!

 

 Не думал Хубилай, что младший Поло, его сумеет разговором поразить,

 И повелел он – трём купцам остаться, и при дворе империи служить!

 Удел простых – великим подчиняться, здесь воля императора – закон!

 Исполнили купцы правителя желанье, и отложили возвращенье до времён,

 Остались, в Поднебесной наблюдая, где есть какой прирост, и где, какой урон.

 

  ***

 Семнадцать долгих лет служили Хубилаю, венецианские достойные купцы,

 Ходили на войну, на юг с войсками, послами были в Индии и южных странах.

 От них правитель новости своих провинций – правдиво и подробно узнавал,

 Делились Поло знаньями и по военной части, какие, кто изобретенья применял.

 Великий хан делами был доволен, и Марко – губернатором однажды назначал!*

 

 Шли годы, Марко был в чести, но вот тоска по дому, всё сильней тревожит,

 И в Поднебесной вина хороши, и женщины, с цветами в волосах и мягкой кожей,

 Но всё же, вдруг невыносимо хочется домой, туда, где юности знакомые ландшафты,

 Туда, где люди так понятны и близки, где вкусы пищи так известны и приятны.

 Родные звуки там и музыка, и пенье птиц, и шелест волн, и запахи так ароматны.

 

 Настало время возвращения из странствий, купцы молили Хубилая об отставке.

 Великий хан, такою просьбой недоволен, но всё же он способствует отправке.

 С посольством важным, южными морями, на кораблях купцов он отпускает!

 Четырнадцать – четырёхмачтовых судов, с товарами – купцам, за службу отдаёт,

 И в дальний путь, с почётом отправляет.

 

  ***

 Тяжёлый путь морской, опасностей полно, то штиль, то бури, то разбой!

 Но риск великий – прибылью оправдан, без риска доблесть как нам проявить?

 Рискнувшие для пользы – будут жить! И спасшиеся корабли заходят в порт,

 Измотанные долгою дорогой, и моряки счастливые, швартуют деревянный борт,

 Купцы подсчитывают сказочную прибыль, как заключительный игры-судьбы аккорд.

 

 Послы с венецианскими купцами, до Персии, как могут, доплывают,

 Невесту знатную - персидскому владыке, они, в сохранности, как нужно доставляют.

 Правитель благодарный, купцов с товарами и ценными дарами провожает,

 Снабдив, охранными, из золота – пайцзы*, на территории монголов, всякий знает,

 Кто им владеет – властью наделён, и каждый встречный им, чем может – помогает!

 

 И остаётся небольшая часть пути, до Византии - счётные ночёвки!

 А там уж кораблями, знакомыми морями, к родным таким желанным берегам!

 И в трюмах есть всё то, что ценно, прекрасный шёлк, нет счёта жемчугам,

 Слоновьи бивни, камфорное масло и панцири огромных черепах!

 Цветные камни, что порою ослепляют, кривые сабли, что порой внушают страх!

 

  ***

 Венеция привычна к изобилию, товары далее идут по всей Европе.

 Торговый дом, «от Поло» - процветает, стараются купцы - не упустить своё!

 Царям – подарки, церкви – подношенья, торгуются артели за сырьё,

 Товары постепенно раскупают, торговый мир и сладок и суров!

 На рынке, всем известны украшенья, от азиатских и индийских мастеров.

 

 В Венеции купцов достойных много, но Марко Поло будет жить в веках!

 Уж шесть столетий нам известна книга, на разных европейских языках.

 И уготовано судьбой ему остаться – рассказчиком, о жизни дальних стран.

 В тюрьме, в Генуе, было много время, там Марко свою книгу диктовал,

 Писателю из Пизы - Рустичелло, который всё подробно записал.

 

 Конечно, есть у Марко искаженья, и вымыслы, а как без них творить!?

 И было велико его стремленье, как можно больше фактов сообщить,

 Но главное, о жизни и о нравах, ему прекрасно удаётся изложить.

 Впервые – европейцам, рассказал он, о странах азиатских честно,

 И об империи - от моря и до моря, об Индии, и тайнах Поднебесной!

 

 Сплит. 2008 г.

 

 

 …в «ямах»* - Ямы – небольшие поселения, где путники меняли лошадей, а в некоторых местах ездовых собак. Впервые система использована в империи Чингизхана. Отсюда пошёл ямской тракт.

 …, байгу* - Байга (каз.) – праздничное состязание на лошадях, борьба за тушу барана.

 … той* - Той (каз.) – праздничное застолье, пир.

 …Далмации* - Считается, что Марко Поло родился и вырос на острове Корчул, Адриатическое побережье Хорватии.

 … чашка плова!* - Автор имеет в виду суфийские притчи, известные, как анекдоты об Хаджи Насреддине.

 … хаджи* - Хаджи Насреддин.

 … чии* - Чии (каз.) – красочные циновки, созданные по технологии оплетения шерстяными нитями высушенных стеблей степного растения.

 … кошма* - Кошма (каз.) – плотный войлок, служащий покрытием юрты и также, применяемый в её убранстве.

 … Клеменфу* - По одной из версий, во время пребывания Марко Поло в Китае, Хубилай обосновался в новой столице – Клеменфу.

 … чашка риса* - Имеются в виду серебряные китайские деньги в виде чашки риса.

 …дофу*. – Дальневосточное блюдо, обычно лапша и овощи.

 … назначал!* - Марко Поло пишет, что три года был губернатором провинции Янчжоу.

 … пайцзы* - Золотой символ власти в монгольской империи.

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 29 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр