Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Потому что не боюсь педикулёза КЦ3 Гл1

 Третья книга Царств Глава 1

 

 В преклонные года вошёл Давид,

 Метаболизмом собственным согреться

 Уже не мог, погас огонь в крови,

 И думал больше царь не о любви,

 А как бы потеплей ему одеться.

 

 (Мне песня вспомнилась*. Что вдруг нашло?

 Мотив звучит в ушах и сердце греет -

 Почему, почему, почему мне так тепло?

 Потому что я лежу у батареи).

 

 Сказали слуги, что найдут царю

 Красавицу ему, чтоб телом грела

 Замёрзшего... Назло календарю,

 Когда всё стынет ближе к декабрю,

 Нас женское тогда согреет тело

 

 Не всякое, а только молодых

 Красавиц пышных, не моделей тощих,

 Настолько вызывающе худых,

 Что непонятно, что там есть у них,

 И как им обогреть Давида мощи,

 

 Ключицей чтобы кожу не порвать

 Желтей и тоньше чем иной пергамент...

 Отправилась тогда царёва рать

 В Израиле красавицу сыскать

 Дородную с длиннющими ногами,

 

 Ходить чтоб за царём и с ним лежать,

 Днём согревать, к мощам прижавшись телом,

 А вечером подгузники менять,

 Как малышу внимательная мать

 Промежность протирать, чтобы не прела.

 

 (Мужчина, состоявшийся вполне,

 Совсем как в раннем детстве напеваю -

 Почему, почему, почему так сухо мне?

 Потому что мне подгузники меняют).

 

 Нашли царю гражданскую жену,

 Сунамитянку Ависагой звали.

 В постель к ним одним глазом загляну.

 Мужская честь стоит здесь на кону,

 Как одинокий столб среди развалин.

 

 Красива эта девушка была

 Настолько, что не выстоять мужчине,

 Но если обнажалась догола,

 То раздевалась только для тепла.

 По этой, по другой какой причине

 

 Давид Сунамитянку не имел...

 А сын его следил за этой нимфой,

 От вожделенья не в своём уме

 Ответный взгляд её поймать сумел

 И возгордился крайне сын Аггифы,

 

 Адония, кричал, встав в полный рост:

 «Я буду царь, о том всех извещаю...»

 Отец не задавал ему вопрос,

 Мол, что задумал ты, молокосос,

 Когда на Соломона завещанье

 

 Я написал... ну, обещанье дал

 Вирсафии в момент того зачатья,

 Да я б что хочешь подписал тогда.

 А царские слова - не ерунда,

 Они сильней бумаги и печатей.

 

 Но был красив Адония на вид.

 Родился он вслед за Авессаломом.

 Был мягкотелым, помнится, Давид,

 Авессалом был по уши в крови,

 А царь не отлучил его от дома

 

 И получил за это поделом -

 Чуть свой престол не сдал авантюристу.

 Не дети у Давида, а фантом -

 Что не сумел тогда Авессалом,

 На этот раз Адония замыслил.

 

 Он скороходов сразу пятьдесят

 Себе завёл и колесницы, с ними

 Возницы, кони – Что за детский сад? -

 Царь думал, на юнца бросая взгляд,

 Без мыслей, что сынок престол отнимет.

 

 Тем паче, что занять чужой шесток

 Не всякому пернатому по росту.

 Садок священник и Нафан пророк

 Дверь к власти на большой врезной замок

 Захлопнут пред сынком, а ключ забросят.

 

 Сын с Иоавом в заговор войдя,

 Священника призвал Авиафара.

 И вот уже, нисколько не шутя,

 Переворот свершить они хотят.

 Царь не помеха им больной и старый.

 

 Аггифы сын забил овец, волов,

 Всех слуг царя позвал на ужин срочно,

 Устроил пир горой для всех братьёв,

 Готов был накормить хоть пастухов,

 А Соломона брата звать не хочет.

 

 Не звал к себе на лобби царский сын

 И представителей другого лобби,

 По ветру чьи настроены носы,

 Тех, кто заняв высокие посты,

 На претендентов зырят исподлобья.

 

 (Представил я сановника мурло,

 Как мрачно на меня оно надулось...

 Почему, почему, почему мне так светло?

 Потому, что ты мне просто улыбнулась).

 

 Давида люди сильные тогда,

 То Семей, Рисий, с ними Ваней (киллер),

 Адонию посадят на шпагат,

 Озлившись на него, как на врага,

 Раз их на званный пир не пригласили.

 

 Нафан, пророк, всё чующий нутром,

 Мать Соломона тихо подзывает:

 «Вирсавия, слыхала ль ты о том,

 Что сын Аггифы сделался царём,

 А сам Давид об этом знать не знает?

 

 Советую тебе: спасай скорей

 Ты жизнь свою и сына Соломона,

 Войди к царю и сразу из дверей

 Ему скажи: - как мог рабе своей

 Царь так солгать, позёр бесцеремонный?

 

 Не клялся ль ты, не говорил мне – мать,

 Сын Соломон наш на престоле будет?

 А на престол Адония, как тать,

 Взобрался... Как ты мог про то не знать?

 Тогда послушай, что толкуют люди.

 

 Здесь я вхожу (сценический эффект)

 И говорю: Всё верно, без обмана.

 Адония взлетел на самый верх,

 Ты слышишь звуки... (То мой человек

 По знаку будет бить в свои тимпаны)».

 

 Вирсавия как прежде прямиком

 Вошла в опочивальню к патриарху.

 Давид при грелках полных кипятком,

 Сунамитянка ходит босяком,

 Но сексом даже в воздухе не пахнет.

 

 Вирсавии царь заявил: «Зачем

 Ко мне пришла – помочь мне отогреться?

 Нет у меня сейчас других проблем...»

 Царь очень стар был, дряхл, но вместе с тем,

 Не позабыл про клятву о наследстве.

 

 А тут как раз вошёл Нафан пророк,

 Царю он поклонился аж в проходе,

 Вопрос про клятву задал, про зарок

 И рассказал чуть сбивчиво, как смог,

 Что без Давида в мире происходит.

 

 «Адонию после себя не ты ль

 В цари определил и в том дал слово?

 А тот всю знать созвал, как хан Батый,

 От несказанной царской доброты

 Скот завалил и потчует всех пловом.

 

 Сейчас Авиафар священник, знать,

 Военачальники до Иоава

 Едят мясное, чаши пьют до дна

 И тосты повторять им допоздна,

 Царю Адонию желая славы.

 

 На то собранье не приглашены,

 Садок священник, Соломон и Ваней,

 Я твой слуга и нет на нас вины,

 Что мы должны глазеть со стороны

 На безобразья, что творит собранье.

 

 Твоё желанье - не звезда во лбу.

 Ты ж сам, мой царь, не пожелал до срока

 Поведать тайну своему рабу -

 Кто будет царь, а с кем вести борьбу

 Мне, как официальному пророку».

 

 Вскричал Давид: «Вирсавию ко мне!»

 (Как будто не было её минутой раньше,

 Да был ли царь Давид в своём уме

 Иль, мягко скажем, был, но не вполне

 И почему - про то увидим дальше).

 

 Вошла Вирсавия и стала пред царём.

 И клялся ей Давид, как в те минуты,

 Когда она, покинув водоём,

 Пришла чужой женой с ним быть вдвоём.

 Не мне судить, какой их бес попутал.

 

 Потом пришлось Давиду мужика

 Её сгубить, чтоб взять женой капризной.

 Бог приберёт их первого сынка,

 Чтобы второй уже наверняка

 Мог стать царём без генной экспертизы.

 

 Сказал Давид: «Как в памятный тот час

 Поклялся я отдать престол свой царский

 Ребёнку, что появится у нас,

 Сегодня я последний свой указ

 О смене власти предаю огласке.

 

 Формальности нам следует блюсти,

 В них вижу я предначертанья рока,

 А потому Нафана привести!

 Когда пророки нынче не в чести,

 То звать ко мне священника Садока

 

 И Вания. Пускай свершат они

 Все действия по передаче трона.

 Во все свои оставшиеся дни

 И те, что ещё будут впереди,

 Царём я назначаю Соломона».

 

 Давид здесь вновь перемудрил слегка,

 Был стар и потому почти незрячий.

 Простим ему заскоки старика -

 Нафан был рядом с ним наверняка,

 Как и Вирсавия минутой раньше.

 

 Садок священник уж стоял в дверях.

 Нафан пророк, кто всё это затеял,

 Давно уже продумал за царя,

 Как совершить тому святой обряд,

 Не парясь чтоб и даже не потея.

 

 Садок достал тогда с елеем рог,

 Помазал Соломона. Затрубили

 Трубою так, чтоб всяк услышать мог,

 Что нового царя назначил Бог,

 А про Давиде вроде как забыли.

 

 От криков – Да живёт царь Соломон -

 Земля, как в Книге пишут, расседалась.

 (Разверзлась иль просела, как бутон

 Раскрылась иль застыла как бетон?

 Хорошенькое слово мне попалось).

 

 (И вновь в ушах возник мотив простой.

 Я под него немного помечтаю -

 Почему, почему, я понятливый такой?

 Потому что книги умные читаю).

 

 Адония услышал, что кричит

 Народ, как громко славит Соломона.

 С ним вместе все, кто ели калачи,

 Прочь разлетались звёздами в ночи

 В преддверии огромнейшего шмона,

 

 Тем, кто урвал от власти пирога,

 Украденные отрыгнутся гранты.

 Спасайся, кому шкура дорога...

 Адония схватился за рога

 У жертвенника, требует гарантий

 

 От Соломона, так и говорит:

 «Пусть поклянётся новый царь пред Богом

 Что он раба мечом не умертвит...»

 (Не самурай Адония – семит,

 Подумаешь, какая недотрога).

 

 Послал царь Соломон и от рогов

 Адонию, насилу оторвавши,

 Ввели узнать, насколько тот готов,

 Жить честно, не плодить себе врагов

 И не лукавить - нашим, мол, и вашим.

 

 Когда не станет жить он, как гундос,

 Скрывая хитрость под своей личиной,

 То ни один из всех его волос

 На землю не падёт, (педикулёз

 Когда не будет этому причиной).

 

 А будет в нем лукавство - то умрёт...

 Такое вот условие поставил

 Царь Соломон, скажу вам наперёд,

 Что Соломон Адонию убьёт,

 Хотя тот в жизни больше не лукавил.

 

 (Себя не представляю без волос,

 И носом шмыгаю лишь от мороза...

 Почему, почему, почему я весь оброс?

 Потому что не боюсь педикулёза).

 

 * Старый клен. Слова М. Матусовского, музыка А. Пахмутовой

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 27 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора статистика




Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр