Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

ПОД СЕРДЦЕМ - 3

 Из книги "Дорогами любви"

 

 

 

 Я недостойна твоих небес,

 Мне пыльные камни мести,

 Впору. И старый крест

 За того, другого нести.

 

 За того, кто не дописал

 Судьбе неугодный стих.

 Ветер – седой аксакал,

 Песню доплакал и стих.

 

 Мои ноги целуют пески,

 Я - не ровня твоим мечтам,

 Не спасает меня от тоски

 Поклоненье родным местам.

 

 В сердце повсюду – мох,

 Ржавых желаний замки,

 Равнодушно прощающий Бог

 За поворотом мутной реки…

 

 

 2008

 

 Серебряный дождь – по осени,

 Горький дым – в глубине садов,

 Дорожки покрыты проседью,

 Траур у цветов….

 

 Терпкий аромат спелой рябины,

 Шелест рук – в незрелой ночи,

 Но остаются чужими мужчины,

 Уязвимые силачи…

 

 Запах от керосиновой лампы

 Странный шорох в моем мозгу,

 И чьи-то тяжелые мягкие лапы

 На помощь бегут….

 

 Горький запах чужой сигареты,

 Предательская морщинка у рта.

 Приговор – скитанье по свету, -

 Обескровленная Мечта…

 

 

 1999

 

 

 Глумливые слова в моем мозгу,

 Язвительные жесты в моем теле,

 Как рыба - на песчаном берегу,

 Как женщина одна в своей постели.

 

 Я – одиночка, так заведено,

 И ключ к моей душе давно потерян,

 Мне не вернуть ни нежность, ни вино

 Того, кто был со мной высокомерен.

 

 2000

 

 ОДА ТАПОЧКАМ

 

 

 В граненом стакане забилась бабочка,

 Я смотрю на умирающий перламутр,

 И прошу тебя, не оставляй свои тапочки

 На проходе – ведь ты же мудр.

 

 Ты поделишь нашу любовь полнолунную

 На несколько долек, словно грейпфрут.

 Я говорю тебе, только самые умные

 И добрые на рассвете умрут.

 

 В расплавленном солнце смеется рожица,

 Не смотри на этот сварочный аппарат,

 Ты можешь ослепнуть, и тонкая кожица

 Времени - не спасет от утрат.

 

 Будь как пион, как нарцисс или бабочка,

 И новым мигом-златом не дорожи.

 Я снова прошу, не ставь свои тапочки

 На проходе моей души…

 

 

 2000

 

 

 Не подарил и даже не пришел.

 Ключи забыл, не позвонил под утро.

 Я не сердилась. Отстраненно, мудро

 Ждала и думала: все будет хорошо.

 

 Спасибо за подарок не сказал,

 Не пожалел, когда того желалось.

 Ждала, терпела. Бисерная малость

 Могла помочь, пусть даже за глаза.

 

 А мог согреть, как будто невзначай,

 Построенные тапочки в прихожей,

 Как лучик счастья: может, может…

 На кухне в чашечках - замерзший чай.

 

 Не отвечай. Я слова не прошу,

 Оно, как я, беднейшее сословье.

 Твоею странной дерзкой нелюбовью

 Я до сих пор упрямо дорожу…

 

 2001

 

 

 "Любовь – недуг, душа моя больна",

 Не ведая ни страха, ни печали.

 Стремится к бесконечности она,

 И как бы вы ее ни величали,

 В конце ли, в середине ли, в начале,

 У края ли или почти у дна,

 Лишенная прощения и сна,

 Она, как та, что вы не замечали,

 Девчушка, некрасивая соседка,

 За шторами скрывалась от любви,

 Но не от вашей, от своей. Нередко

 Вы с нею сталкивались визави.

 Любовь, однако, сколько ни зови,

 Увы, глуха, но ранит очень метко.

 Стигматами в душе ее пометки

 И ледяные ручейки в крови…

 

 

 2003

 

 Грину

 

 

 Я родилась, приветствую тебя,

 Мой Дон Кихот, мой Гамлет удрученный,

 С земной тоской навеки обрученный,

 Болеешь ты, неверную любя.

 

 Дитя пустынь, отважный Ланселот,

 Ты полон ветра и печальной сказки,

 Как странно, что столетья напролет,

 Ты безутешно ожидаешь ласки.

 

 А я опять не жалую тебя,

 Родившись вновь из пламени и боли,

 Тебя лишаю я заветной воли,

 Не радуясь, не веря, не любя.

 

 Я родилась, молитвой нараспев

 Меня благословил Отец усталый,

 И я увидела, от боли замерев,

 Твои глаза из поседевшей стали…

 

 31 октября 2006

 

 

  Эдварду

 

 1.

 

 Не журавль он, не синица,

 Только странно, спасу нет,

 Словно белая страница

 Призывает на ответ.

 И клялась я, и молилась,

 Что не мил мне странный он.

 Что-то белое стелилось,

 Колокольным звоном лилось

 С четырех святых сторон.

 Приходили люди снова,

 Вопрошали: «Отвечай»,

 Приносили люди слово,

 Горькое, как крепкий чай.

 Только вился русый волос,

 Мне покоя не видать,

 Неприметен лик и голос,

 Только зря я с ним боролась,

 Крепче стали эта стать.

 Не журавль он, не синица,

 А ушел – и свет не мил,

 И летит моя страница

 День и ночь – за ним, за ним…

 

 2.

 

 Какие детские ладони, -

 Невесел мой нью-йоркский друг.

 Пришла зима. И ветер стонет,

 Предвестник оголтелых вьюг.

 Глаза страдальчески-печальны,

 Ассиметричное лицо,

 Он весь, как будто изначально

 Покрыт космической пыльцой.

 Какие хрупкие ладошки,

 Но к ним любовь наверняка,

 Грустит в заснеженном окошке

 Мой друг с душою мотылька…

 

 2006

 

 Сереже

 

 

 Гордо, удивительно, прозрачно

 Август отступает на покой.

 Ты уходишь, ну и Бог с тобой,

 В этой жизни все неоднозначно.

 

 А когда-то я боялась дня –

 Ты уйдешь – дыхание прервется,

 Мне казалось, горем назовется

 Это первое мгновенье без тебя.

 

 Я ошиблась. Август золотит

 Капельки росы на алахое,

 Я забуду с радостью плохое,

 Ты уходишь? Бог тебя простит…

 

 

 2006

 

 Он позвонил без пяти двенадцать,

 Печали мои умножив.

 Мне было тогда за двадцать,

 А может за тридцать, а может…

 

 Ну и Бог с ним, разницы нету,

 Вернется ли он обратно,

 За краткую радость эту

 Мной заплачено десятикратно…

 

 

 2007

 

 Песочная крошка на языке

 Вдруг распадается на молекулы –

 Тебя, живущего у меня в виске

 Мне до сих пор заменить не на кого.

 Ты стучишь, как дятел, в моем мозгу,

 Путешествуешь по ручейкам моих вен,

 Скальпелем тебя вырезать не могу,

 И разрушено сердце мое – Карфаген.

 Ты песчинка страдания на языке,

 И в иную реку ты уже не войдешь,

 Тебе так уютно в моем виске,

 Потому что знаешь меня. И ждешь…

 

 

 2007

 

  Бенуа

 

 Аэропорт, апрель, закат,

 Французский аромат – Фанфан.

 Катрин Денев во весь плакат,

 И ты, мой друг. Шер ше ля фам.

 

 Рубашка в клетку, тонкий стан,

 В глазах утоплена печаль, -

 «Вот Монпарнаса балаган, -

 И со смущеньем, - Пляс-Пигаль…».

 

 Кафе и кофе, Лувр, восход

 «Где тут у вас живет Ришар?»

 Баржа ложится в тихий ход,

 И солнца золотистый шар

 

 Из Сены медленно встает,

 Рогалик, кофе, - кадр кино.

 Он робко руку подает,

 Но взгляд – игристое вино.

 

 «Смотри, смотри, какой фонтан!», -

 Он словно мальчик, хоть и муж.

 И вот навстречу нам канкан

 Выплескивает Мулен-Руж.

 

 День пролетел, как будто миг:

 Монмартр, Сотэ и Этуаль.

 «Провел я детство среди книг,

 Мне этих вымыслов не жаль…»

 

 Аэропорт. Апрель. Закат

 Окрасил черепицы крыш.

 Одри Тоту - во весь плакат,

 И позади – Бену. Париж…

 

 2008

 

 Под этим лунным фонарем

 Нет более других

 Таких, как мы с тобой, вдвоем,

 Далеких и родных.

 

 Что нам теперь земной Покой,

 Осуждены на Свет,

 Идем дорогою такой,

 Какой на свете нет.

 

 И нет следов от наших ног,

 Тепла – от наших глаз,

 И беспризорный крест дорог

 Благословляет нас.

 

 Но тяжкий крест уже не крест,

 Для тех, кто был любим.

 Как жаль, что твой вчерашний жест

 Уже неповторим…

 

 

 ВОСПОМИНАНИЕ

 

 Все о нем: и восход, и закат,

 Маяка золотое свечение,

 И, как даруемое прощение, -

 Моя дорога назад…

 

 Для него – бой каминных часов,

 Скольжение лунного света,

 И летящая поступь шагов

 По островкам паркета…

 

 Все для него: я сама,

 Худенькая и смешливая,

 Из сказки диковинной терема

 И даже кустарник малиновый

 

 А за дверью – невиданный сад,

 Маяка золотое свечение,

 И, как выплаканное прощение,

 Моя дорога назад…

 

 

 ЕДИНСТВЕННЫЙ

 

 Я читаю иероглифы слез,

 Чьих-то свадеб, побед и смертей.

 Ты тоскливую радость принес

 В этот мир стариков и детей.

 

 Я теплей не встречала рук,

 Прозрачней, грустнее глаз,

 Соткан, словно из неба, звук –

 Эта песня уже не для нас.

 

 Не про нас… Дыхания горячей

 На щеке уже не испытать.

 И того, кто всех в мире родней,

 Не вернуть уже, не удержать,

 

 Не обнять, не прижать к груди,

 И в улыбке не угадать

 Тех, других, кто еще впереди,

 Но которых пора провожать.

 

 Одиноко луны клише,

 Звездочек плачет рать,

 Вдруг однажды наступит «уже»,

 А я тебя не смогу узнать…?

 

 

 ИЗВЕСТИЕ

 

 Пришли, сказали. Ветер нараспев

 Читал псаломы,

 И в этих звуках чудился напев

 Мучительно знакомый.

 

 Засов, крыльцо, заснежены поля,

 Сугробы-груды

 Оплакивали горько короля,

 Забытого Гертрудой.

 

 А в небе звезды-капельки видны

 Над частоколом елок.

 И колокол морозной тишины

 Глубок и звонок…

 

 

 1999

 

 

 РАССТАВАНИЕ

 

 Две буквы слагают имя,

 Имя, что два крыла,

 И парили бы, но между ними

 Та, что с косой, легла.

 Гостьей пришла незваною -

 Застыл на виске крик.

 Полоской легла рваною

 На адамов его кадык.

 Отсекла она дни и ночи,

 Молитвы мои презрев, -

 Как о камень, о сердце точит

 Слова упокойные нараспев.

 

 

 1999

 

 Зачем тебе мой старый плед

 И шорох тапочек-лисичек,

 Я не ношу уже косичек,

 Да и вообще меня здесь нет.

 

 Ты для меня теперь велик,

 Как судьбоносность окончаний,

 И не свершившихся венчаний

 Мотив хоральный многолик.

 

 Зачем та звездочка у дна

 Звенит и бесконечно манит?

 Казалось, неглубоко ранит,

 Но Там - такая глубина,

 

 Что даже больше не вздохнуть.

 На грудь не положила ль камень

 Та ночь, что ныне между нами

 Во Млечный превратилась путь.

 

 

 2003

 

 

 Он был, он есть, и я, надеюсь, будет,

 И возвращенье станет, как прощенье.

 Да, он придет, и он меня разбудит

 Январским утром, где-то на Крещенье.

 

 Он улыбнется мне. Его усталость

 Мне вдруг покажется такой уютной,

 И воплотится все, о чем мечталось,

 В дрожащей жилке, слабости минутной.

 

 Он будет ласковым, ведь я его отрада,

 Я помню все, ни крохи не забыла.

 Он жив, он есть, и я прошу не надо

 Обозначать его глаголом «было».

 

 

 2004

 

 

 Ни горы, ни озера, ни долины

 Тебя не скроют от моей тоски,

 От рваного движения руки,

 От имени, рожденного в крестины.

 Ты обернись точеною строкой,

 Молитвой ветра, камнем преткновенья,

 Я обещала сохранить мгновенье,

 Как жизнь твою - мой вечный непокой.

 Ты оглянись. И в ласточкин вираж,

 Вписавшись круто и без разрешенья,

 Увидишь, что без тени сожаленья

 Я, как и ты, Ковчег бросаю наш…

 

 

 2005

 

 Ты – мой пастух, не оставляй меня.

 Закапывая осень внутривенно,

 Мне, Господи, не пожалей огня,

 Чтобы душа моя была нетленна.

 

 Моя отрада, в дудочке твоей

 Я слышу гимн небесного чертога.

 И прямо в душу – звонкий соловей,

 И пыльная небесная дорога

 

 Наперекор утратам и тревогам

 Заманчиво струится меж ветвей…

 

 

 2007

 

 

 Не отказывайся от моей луны,

 От подарков моих недетских,

 Мы в небрежности нашей сильны,

 В повторениях дерзких.

 Ведь я - отраженье твоих следов

 На неоткрытой нами планете,

 Ты - аромат волшебных садов,

 Не существовавших на свете…

 

 

 2007

 

 

 Послушай, солнышко, в моем краю

 Так без тебя тоскливо, неуютно.

 Луна сквозь облака сочится мутно,

 Утраивая горестность мою…

 

 Послушай, солнышко, среди ветвей,

 Потерянный и гулко одинокий,

 Навек замолк душевный соловей,

 Давно прошли обещанные сроки.

 

 Невозвращенец. «Возрастом Христа»

 Я осененная, молилась на дорогу,

 Но от молитвы этой нет, уж, проку,

 Душе не милы дивные места.

 

 Я знаю, верю, скоро ты придешь,

 Не может с нами по-иному статься.

 Ты именами вещи назовешь,

 И будешь, как ребенок улыбаться…

 

 Пусть бог дорог тебя хранит в пути, -

 Одно мгновенье наша жизнь, по сути.

 И вместо счастья в ней довольно мути,

 Но раз ты - солнце, то, прошу, свети…

 

 

 2008

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 19 раз(а)






Поэзия




^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование E-mail(abelino@inbox.ru)