Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Минойская секвеция или не выученный урок

  «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении работника, т. е. идеально. Работник отличается от пчелы не только тем, что изменяет форму того, что дано природой: в том, что дано природой, он осуществляет в то же время и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю»

 

  К. Маркс, Капитал, т. I, 1951, стр. 185.

 

 

 

 

  Глава 1.

 

 

  Крит.

 

 

  Не многие высокоразвитые цивилизации, существовавшие в глубокой древности, могут быть сопоставимы с нашей эпохой. Большинство из них действительно находились на том уровне развития, которое определила им современная наука. Каменный век значит каменный, Бронзовый так бронзовый. Но не все цивилизации соответствовали общепринятым нормам. Некоторые столь разительно отличались от остальных, что вполне уместно сравнивать их с уровнем развития человечества на рубеже XIX и XX веков нашего времени. Древних культур было много. В глубокой древности люди проживали практически на тех же территориях, что и нынешние народы. Возможно, население было значительно меньше, чем сейчас, но география распространения древних городов и поселений была практически той же. Многие современные города средиземноморского бассейна и Передней Азии находятся, практически там же где располагались древние колыбели цивилизации. А вот народ тогда был несколько другим. Поэтому нынешнее население той или иной страны не всегда, являются потомками былых цивилизаций. Ныне каждое государство пытается доказать свою богатую родословную. Но кроме голословных утверждений по большей части ничего более существенного в своем багаже не имеют. Некоторые государства, которые прекратили свое существование еще на рубеже эпох, оставили после себя свидетельства, говорящие о более высокой культуре, чем существующие на их месте современные народы. По крайней мере, нисколько им не уступающие. История древнего Мира еще не полностью восстановлена. В современном виде она порой не соответствует действительности. И создавалась по большей части в угоду тем или иным конъюнктурным интересам. Кто считался первым, таковым на самом деле не являлся. И наоборот варварские народы, вдруг оказываются одними из передовых подарившие культуру якобы самым развитым государствам.

  Одной из самых ярких и самобытных культур переходного периода от Неолита к Бронзовому веку является Минойская цивилизация. Она никак не укладывается в общепринятую схему исторического развития. Именно эта островная империя оказалась связующим звеном между Востоком и Западом, Севером и Югом. Она была неотъемлемой частью пятерки ведущих Супердержав того времени. Богатый мифологический материал истории Крита, говорит о той существенной роли, которую оказала критская культура на весь древний Мир. И как ни странно мифология нашла полное подтверждение в результате открытия этой цивилизации. Но полтора столетия тому назад всерьез историками того времени оно не рассматривалось, и считалась вымышленной страной существовавшая только на бумаге. Кроме Греции в том регионе никого другого якобы и не было. И только она дала Миру всю современную культуру. Все остальные, стало быть, пребывали в первобытном состоянии. Но все оказалось совсем не так. Оказывается, у Афин были куда более развитые соседи. Одним из таких как раз и являлся Крит. И хотя о Крите написано достаточно, но на некоторые моменты хотелось бы обратить особое внимание. Постольку его история является ключевым моментом для понимания возникновения высокоразвитых государств переходного периода от Неолита к началу Бронзового века, хотя бы потому, что непосредственное влияние он оказал на зарождение всей греческой культуры. Тесное взаимодействие Крита было не только с Грецией, но куда с более развитыми государствами древнего Мира и с Египтом в первую очередь.

  Естественно, когда заходит речь о минойской культуре, в первую очередь подразумевается Кносский дворец, расположенный на Крите. Считается, что он принадлежал царям этого островного государства. Возможно и царям, а может быть и придворным сановникам, а столица могла быть и в другом месте. Тем не менее этот дворец производит впечатление, олицетворяет собой одну из самых удивительных и загадочных цивилизаций в истории человечества. Символично, что он находится всего в 5 километрах от Ираклиона, современной столицы Крита. История раскопок этого дворца теснейшим образом связана с именем английского ученого, сера Артура Эванса, получившего свой титул, именно за изучение минойской культуры.

 

 

 

 Рис. 1.1. Фестский диск. Уникальный диск из обожженной глины, найден в Фесте на о.Крит. Диаметр около 16 см. Надпись по спирали не расшифрована достоверно. Язык предположительно лувийский (Малая Азия).

 

 Фигура в ученом мире известная и неоднозначная. Артур Эванс родился 8 июля 1851 г. в городке Нэш-Миллз (Хертфордшир), в семье Джона Эванса, промышленника и археолога-любителя. Учился в частной школе Харроу-Скул, затем в Оксфордском и Геттингенском университетах. Служил куратором Музея Ашмола в Оксфорде. Унаследовав от отца интерес к античности, активно занимался историческими изысканиями. Вошел в историю после открытия минойской цивилизации. Кроме того, выделил на найденных источниках несколько типов критской письменности, которым дал названия «критские иероглифы», «Линейное письмо А», и «Линейное письмо Б».

 Надеясь самостоятельно дешифровать критское письмо, долгое время задерживал публикацию критских надписей, рис. 1.1. Придерживался неверной (как оказалось впоследствии) гипотезы, что ни одна из этих письменностей не могла служить для передачи греческого языка. Надо сказать, что критское письмо толком не расшифровано до сих пор.

  За свои заслуги в области археологии в 1911 г. Эванс был посвящен в рыцари. Скончался 11 июля 1941 г.

  С одной стороны, именно он открыл миру это грандиозное сооружение, придумав само определение «минойской» культуры в честь мифического царя Миноса, с другой, ему в вину вменяют то, что Эванс не удовлетворился простым сохранением руин. А решил пойти дальше. Он частично отстроил дворец заново, активно применяя в своих работах железо и бетон, но при этом намеренно оставил незавершенными восстановленные части дворца. Идея Эванса состояла в том, чтобы представить дворец некими романтическими древними руинами… Сложно сказать, насколько это ему удалось. Раскопки древней столицы Крита – города Кносса он начал в марте 1900 года. Поводом для этого послужили открытия немецкого археолога Генриха Шлимана, без которого возможно и не было бы Кносса. Открытие удачливого коллеги и подвигли того на поиски мифического государства. Состоятельный английский журналист и любитель древностей Артур Эванс внес свой неоценимый вклад в открытие еще одной древней цивилизации, существование которой находилось лишь в области сказаний и мифов. Шлиман же один из первых кто доказал, что мифы могут быть реальностью. Он выдвинул теорию (основанную на догадке английского археолога Ф. Калверта), согласно которой древняя Троя была расположена на холме Гиссарлык в Малой Азии. Обоснование этой теории в работе Итака, Пелопоннес и Троя, принесло ему докторскую степень, присвоенную университетом Ростока. Но от теории, насколько заманчиво бы она не выглядела, рано или поздно надо переходить к практике. Поэтому в 1870 Шлиман переехал в Афины, чтобы быть ближе к месту событий. Он руководит раскопками Трои, которую нашел на самом деле на том самом Гиссарлыкском холме, предсказанного Ф. Калвертом. Трою, он нашел, но она оказалась не той в которой правил царь Приам. Но об этом станет известно чуть позже. Тогда же важен был сам факт открытия. В 1874 были опубликованы его отчеты о раскопках на французском языке под заглавием Троянские древности (Antiquités Troyennes). Разочарованный реакцией публики на книгу и трениями, возникшими с турецким правительством в связи с тем, что золото было нелегально вывезено из страны, Шлиман отправился в Микены, где в ноябре 1876 открыл гробницы микенских царей. Открытие Генриха Шлимана действительно было революционным - он доказал, что мифы могут быть реальностью. Троя и Микены показали, что история древнего Мира намного богаче и разнообразнее, чем представляли ее себе все в то время. Поэтому многие ученые последовали его примеру и принялись копать песчаный и глинистый грунт, имея слабые ориентиры, описанные в древних текстах. Одни жаждали богатства, другие действительно работали для науки на благо человечества. И они действительно открыли миру уникальные цивилизации. Причем сами того, не подозревая обнаруженные ими цивилизации, как раз соответствовали по своему уровню тому времени, когда их открыли. Но существовали они на три, а то и четыре тысячи лет раньше. Мифы мифами, а реальность оказалась куда интереснее. Достаточно посмотреть на произведения рук человеческих создавших такие произведения искусства и архитектуры отстоящих от эпохи Эллинизма, считавшихся эталоном красоты античного Мира, на две тысячи лет. Правда, выводы тогда были сделаны весьма сомнительные. Вновь открытые цивилизации упорно привязывали к существовавшей тогда, да и сегодня общепринятой схеме. Их надо было, как-то увязать с греческой культурой, а получалось это не совсем убедительно. Но это обстоятельство мало кого смущало, дабы не прослыть дилетантом и не стать изгоем в научном мире, многие закрывали глаза, на явные нестыковки с вновь открытыми фактами.

  Как известно Эгейское искусство, сложившееся на материке Греции, обычно называется микенским искусством. Соответственно народ создавший это искусство заслуживает особого внимания, поскольку он должен бы оказать влияние на все последующие цивилизации в этом регионе, и на Рим в первую очередь. Но были ли они первыми? Вопрос об этнической принадлежности населения Крита и Микен относится к числу самых трудных в исторической науке. Предположительно считается, что обитатели Крита и Микен принадлежали к разным этническим группам. Жители Микен были, вероятно, ахейцы. Теснимые другими племенами, они осели на юге Балканского полуострова около 2000 г. до н.э, где и создали в последствии свое государство рис, 1.2.

 

 

 

 

  Рис.1.2. (а) Ворота. (б) Развалины Микен.

 

 Ахейцы — одно из основных древнегреческих племён, обитавшее в Фессалии с начала второго тыс. до н.э, и на Пелопоннесе. Известно, что государства ахейцев: Микены, Пилос, Аргос и некоторые другие. Но полуостров Пелопоннес ближе всего располагался к Криту. Поэтому вполне логично ожидать взаимное влияние Крита и Микен друг на друга. Кто же большее влияние оказывал на самом деле и является самым интересным. Как-то неуверенно и замысловато порою, историческая наука излагает спорные вопросы, подчас имеющие основополагающее значение. В данном случае вопрос стоит так кто древней – Критяне или Ахейцы, даже не столько кто древней хотя и так ясно, что островитяне, а кто находился на более высокой ступени развития. Никто и не отрицает, что все ныне известные народы проживали на своих территориях из начала времен. Некоторые впоследствии все-таки мигрировали в поисках лучшего места для своего проживания, оставив свои города. На их место пришли более отсталые народы, порою и не сумевшие подняться до уровня своих предшественников.

  Причины миграции могут быть самые различные, начиная от стихийных бедствий и притеснений дикими племенами, до изменений климатических условий. Одни сразу ушли вперед в своем развитии, опередив соседей на тысячелетия, а другие так и остались на уровне диких племен. И именно от них впоследствии строили мощные оборонительные сооружения, цивилизованные соседи, те же Троянцы и Микенцы. Так откуда же пришли ахейцы, случайно не с Севера? И не там ли находился центр зарождения европейской культуры. Имеются все основания полагать, что именно так все и было. Скорее всего, не ахейцы принесли цивилизацию на Балканы, а их просто выдавили более развитые северные народы, или вернее сказать народ. Надо так понимать, что в конце третьего начале второго тысячелетия ахейцы были довольно отсталыми. И своего расцвета добились только благодаря Криту. Даже самый отсталый варвар, постоянно общаясь с развитой культурой, и сам постепенно приобщается к высоким материям. Это закономерный процесс - так устроен человек. Тем временем Местное население, может быть карийцы или пеласги, после появления чужаков, частью покинуло родные места и переселилось в другие, частью смешалось с пришельцами. Расцвет микенской культуры относится к 1500 -1200 гг. до н.э. Как раз, после падения Минойской цивилизации. Нет никакого сомнения, что Микены достигли определенных результатов, но они никогда так и не смогли достигнуть тех высот, на которых находились Илион и Крит. Но благодаря талантливым греческим сказителем, поэтам и историкам V-VI веков до нашей эры, сложилось такое впечатление, что это самый древний народ и только они дали цивилизацию миру. Но так ли это на самом деле? Ведь, если следовать общепринятой теории, создается такое впечатление, что до греков никого раньше не существовало. С другой стороны не секрет, что именно благодаря древнегреческой мифологии удалось открыть Микены и Трою. Значит, мифы действительно основаны, на каких-то реальных событиях. Но реальные события так тесно переплетены с домыслами и легендами, что порой невозможно отличить где, правда, а где выдумка. Только античные писатели считали, что именно олимпийские боги являются основателями Крита, Илиона и Египта, но было и другое мнение. Народы этих стран совсем в не отрицали постороннего воздействие на свою культуру, но только влияние это было не греческого происхождения. На самом деле все выглядело куда более интересно. Процесс зарождения мифов сложен и кропотлив. Для этого требуется время и терпение сочинителей, а также спокойное существование в мирной обстановке без нервных потрясений. Судя по всему, всего этого у греков было в достатке. Поэтому они и написали свою героическую летопись, ярко раскрашенную красивыми мифами и поэтическими легендами, каждый раз подчеркивая свою главенствующую роль.

  Между тем, по устоявшейся точки зрения известно, что для социального строя Микен и других эгейских городов Пелопоннеса и побережья Малой Азии в начале II тысячелетия до н.э, было характерно разложение родового строя. Выделение аристократии, наличие патриархального рабства и сложение ряда мелких государств во главе с басилевсом — военным вождем, верховным жрецом и судьей. Народное собрание, по мнению историков, имело важное значение в государственных делах. Именно оно рассматривается как первые ростки демократии, которые в дальнейшем будут взяты за основу построения демократического общества. Но при этом никогда не следует забывать, что с ростками демократии существовало рабство. И хотя эти два понятия сегодня вроде, как и не совместимы, но в древности они прекрасно дополняли друг друга. Государства достигли небывалых высот в своем развитии, может благодаря именно такому политическому устройству общества – совмещении, демократии, рабства и монархии. Тем не менее, легенды о внутриродовой борьбе за первенство рода, за царский престол отразились позднее в греческой мифологии и произведениях античных трагиков.

  Принято считать, что Эгейское искусство, которое иногда называют крито-микенским, — плод культуры, возникшей в бронзовый век в бассейне Эгейского моря: на островах этого моря, в материковой Греции (на полуострове Пелопоннес) и на западном побережье Малой Азии. Главным центром его был Крит, а затем — Микены. Микены достигли наивысшего подъема между XVI и XIII в. до н. э., значит, процветали и после крушения Крита, где, по-видимому, возникло Эгейское искусство. Но Микены были раскопаны до критских дворцов, и потому человека, открывшего Микены, следует считать первооткрывателем Эгейского культурного мира. Этот человек — немец Генрих Шлиман (1822— 1890). Микены Г.Шлиман раскопал в перерывах между первой и второй экспедицией на Гиссарлыкский холм, когда у него возникли трения с турецкими властями. Микены — древний город в Арголиде, по преданию, построенный Персеем, местопребывание потомков Даная и переселившихся из Эфиды амифаонидов, а потом и пелонидов, при которых сильно возвысился соседний Аргос, подчинивший себе и Микены. Все это было известно Г. Шлиману. Он не только блестяще знал историю Греции, но у него была сильно развита и научная интуиция. Поэтому его не вполне устраивала такая трактовка. Он предполагал, что Микены не самое главное государство древнего мира. Взор его вновь был обращен на Восток. Поэтому он в 1878 возвратился в Трою, чтобы продолжить раскопки, в чем ему помогали археолог Эмиль Бюрнуф и знаменитый патолог Р.Вирхов. Результаты превзошли ожидания – он действительно нашел царское захоронение. Только не самого царя Приама, а другого правителя. Но об этом будет известно позже. Пока же он считал, что нашел клад того самого царя Приама, описанного в Илиаде Гомера. Книга, явившаяся результатом этих работ Илион (Ilios), включала автобиографию Шлимана и предисловие Р.Вирхова. Не имея возможности хранить коллекцию дома, в Афинах, в 1880 Шлиман передал ее немецкому правительству (ныне она находится в Москве). Но и Троя, оказывается была не единственным городом достигшим небывало высокого уровня развития в конце Неолита.

  Здоровая конкуренция может приносить порой положительные результаты. Успехи и мировая слава Шлимана никак не давали покоя Артуру Эвансу и в 1900 году он начал раскопки на острове. В результате был обнаружен колоссальный дворец и обилие росписей, керамики, драгоценностей и текстов. Однако обнаруженная цивилизация явно не была греческой, и Эванс назвал ее минойской, по имени легендарного царя Миноса. Именно с его именем тесным образом связана вся история острова, да и вообще всей Европы. Эта личность настолько выдающаяся и уникальная, что имеет смысл напомнить о нем более подробно. И может быть тогда станет понятно, откуда взялась такая мощная и высокоразвитая цивилизация, которую заложил царь Минос. И почему именно в его честь Артур Эванс назвал критскую цивилизацию минойской.

  Из «Легенд и сказаний Древней Греции и Древнего Рима», под редакцией А.А. Нейхардта, становится известно: « Минос, в греческой мифологии один из трех сыновей (наряду с Сарпедоном и Радаманфом) Зевса и Европы, рожденных ей на Крите и усыновленных критским царем Астерием («звездный). Однажды, когда Европа, дочь царя Агенора правившим богатым финикийским городом Сидоном, гуляла со своими подругами на берегу моря, играя и собирая цветы, неведомо откуда появился ослепительно белый бык с загнутыми рогами в виде полумесяца. Вся шерсть Зевса-быка сверкала как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно. Кажется, его привлекли забавы девушек, и он сам готов с ними поиграть. Мирно помахивая хвостом, он подходит к Европе и подставляет ей свою широкую спину. Он лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амброзией, весь воздух был напоен этим благоуханием. Европа гладила быка своей нежной рукой по золотой шерсти, обнимала его голову и целовала. Бык лег у ее ног, как бы прося сесть на него. Смеясь, села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом. Но бык внезапно становится бешеным. Его ласковые, любопытные глаза наливаются кровью, и он стремительно бросается в волны. Европе не остается ничего другого, как крепко держаться за рога».

  В открытом море, с появлением дельфинов и других морских тварей, поднявшихся со дна, чтобы приветствовать и сопровождать быка, у Европы не осталось ни малейшего сомнения, что облик ее похитителя принял бог. Но какой? В отцовском доме она видела множество гостей из заморских стран, посещавших Сидон по торговым делам, и научилась различать по одеждам ассирийца от египтянина, египтянина от ливийца, ливийца от обитателя богатого острова Кефтиу (Крита). «Очевидно, и боги одеваются так, как их почитатели? - думала девушка. - И не потому ли этот хитрый бог принял облик быка, чтобы отец, узнав от подруг, кто меня похитил, не догадался, где искать?» Она с силой схватила клок шерсти, надеясь, что под ним скрывается какая-нибудь из знакомых ей одежд. Но шерсть была плотной, и в ладони осталось лишь несколько волосков, золотившихся на солнце. Бык повернул голову, и Европа не уловила в его огромных, светлых от морской синевы глазах ярости. Они стали почти человеческими и напомнили ей глаза юноши-простолюдина, приходившего на берег моря и издали молча смотревшего на нее долгим взглядом.

  Вдали показался гористый берег. Бык стал плыть быстрее, словно чувствуя за спиной погоню. Но море опустело: морские твари отстали, не в силах плыть с быком наравне.

 «Нет, это не Египет, - думала девушка. - Отец рассказывал, что берег у места впадения Нила в море плоский, как ладонь, поросший во многих местах камышом. - Значит, это остров? Но какой? Мало ли в море, простирающемся до столпов Мелькарта, островов, к которым захотел бы пристать бык?»

  Бык выбрался на берег и, дав Европе спуститься, отряхнулся. Ослепленная градом холодных брызг, девушка стала вытирать лицо ладонями, когда же отняла их, то увидела, что на месте быка стоит юноша с узкой, осиной талией и широкими плечами. На голове у него диадема, которую носят только на Кефтиу, рис. 1.3.

 

 

 

 

  Рис. 1.3. (а) Европа и Зевс в облике быка Аттический краснофигурный кратер,

 работы художника Берлина, 500-490 гг. до н. (б) Зевс в образе белого быка, похищающий Европу.

 

  «Бог Кефтиу!» - сообразила она в то мгновение, когда юноша подхватил ее и с быстротой молнии повлек в видневшееся в скалах черное отверстие пещеры. Сообразила, но было уже поздно. От этого союза Европа родила сыновей Миноса, Сарпедона и Радаманфа. Итак, великий мастер перевоплощений Зевс, столь падкий до молодых и красивых девушек впервые предстает перед нами в образе белого, или золотого быка. А Европа в таком случае становится матерью Миноса. Таким образом, почитание быка на Крите, скорее всего, относится не к минотавру, а к Зевсу, который предстал перед прекрасной Европой именно в этом облике. Тем самым греческие мифы дают понять, что именно бык стал прародителем этого народа. Греческие мифы вобрали в себя всевозможные предания и легенды, доставшиеся от всех соседних народов, тесно контактировавших в древности с обитателями Пелопоннеса и материковой части этого народа. Первоисточник установить уже не удастся никогда. Потому, что в письменном виде он пока не найден, а существует только в преданиях и легендах. В любом случае образ священного быка или коровы присутствует у многих народов. Причем, чем древнее цивилизация, тем отчетливее проявляется этот персонаж. Как видим в случае с Миносом, его отцом, по сути, был Бык. А Минос как раз и является основателем Минойского государства. Но и сам Зевс свое детство тоже провел на Крите, не только провел, но по некоторым данным даже родился там. Так, что этот остров ему был близок как никогда, поэтому он и привез несчастную Европу на этот остров. Уединенное и милое местечко выбрал себе Зевс, подальше от Олимпа, Геры и прочих посторонних глаз. Она наверно была не в курсе событий, и не догадывалась, чем занимается муж на острове. Совсем забыла его похождения с дочкой аргосского царя и потеряла бдительность. И хотя с тех пор уж минуло больше ста лет, но его почему-то упорно тянуло на ее потомков, остров как нельзя кстати располагал к таким воспоминаниям. Ио была хороша, но и праправнучка унаследовала от своей знаменитой царицы Верхнего и Нижнего Египта необыкновенную красоту и добрый характер. Крит умел хранить тайны, и муж владычицы Олимпа там отдохнул на славу. Совместил полезное с приятным так сказать - встречался с Европой и создавал новое государство. Стало быть, на Крите замыкаются сразу несколько ключевых моментов. Детство Зевса проходит на острове где он набирается сил для решающей схватки с Кроносом, по сути, он является его второй родиной. А во-вторых, именно отсюда начинается Европа, не как мифологический персонаж, а центр зарождения европейской цивилизации. В то же время греки усиленно подчеркивают, что Зевс в любом случае является родоначальником всех европейских народов. Даже если она и началась с Крита, Зевс все равно стоит во главе угла. А Микены, стало быть, играют главенствующую роль в становлении культуры Балкан. Хитрые юридические штучки. Как не крути, а Греция древней островной империи. Не только ее, но и всех остальных народов. Олимп существовал всегда изначала времен. Крит же является преемником греческой культуры и, стало быть, не может рассматриваться центром зарождения высокоразвитой цивилизации. Надо отдать должное античным сочинителям, они предусмотрели все, вплоть до мельчайших деталей, чтобы никто в будущем не смог оспорить их место в становлении цивилизации средиземноморского бассейна. Но только надо всегда иметь в виду, что вся литература у них относится всего лишь к V- IV векам до н.э. Поэтому об их главенствующей роли в становлении Средиземноморской культуры не может быть и речи. Желаемое они выдавали за действительное.

  Зевс, как известно, принадлежит к третьему поколению богов, свергших второе поколение — титанов. Отцу Зевса Кроносу было предсказано, что ему суждено быть поверженным собственным сыном, и, дабы не быть низложенным своими детьми, он каждый раз проглатывал только что рождённого Реей ребёнка. Рея решилась, наконец, обмануть супруга и втайне родила очередного ребёнка — Зевса. Разные версии мифа называют местом рождения остров Крит (пещеру Дикта, или гору Дикта, или гору Ида) или Фригию (гора Ида). Кроносу же вместо новорождённого она дала проглотить запеленатый камень. По критскому варианту мифа, Зевс был отдан на воспитание куретам и корибантам, вскормившим его молоком козы Амальтеи. По приданию пещеру охраняли стражники, и каждый раз, когда маленький Зевс начинал плакать, они стучали копьями в щиты, для того чтобы это не услышал Кронос. Когда Зевс вырос, по одному из вариантов мифа, он, неопознанный, стал прислужником-виночерпием у собственного отца и, по совету титаниды Метиды – своей первой жены, дал ему рвотное зелье (смесь соли и горчицы), подмешанное в медовый напиток. С приступом рвоты, Крон изверг всех ранее поглощенных им детей, братьев и сестёр Зевса. Затем вместе с Зевсом они начали борьбу с Кроносом.

  Итак, Зевс родом с Крита, вернее детство провел на этом острове, но и Минос оттуда же – своего рода земляки. По легенде, Минос царствовал на Крите после смерти Астерия. Но по другой версии Астерион (Астерий) муж Европы, то есть его отчим. Взял в жены похищенную Зевсом Европу и воспитал его сыновей Миноса, Радаманта и Сарпедона, передав им престол. Умер бездетным. Но по другой версии, Астерий - это эпитет Зевса на Крите. Сам Минос именуется сыном Зевса Астерия. В таком случае никого не было на Крите и Минос является первым правителем государства. Впрочем, дуализм богов присущ всем религиям. Они как бы раздваиваются: духовная составляющая – бог, и материальная проекция-царь. Поэтому Минос отвечает всем требованиям для своего законного престолонаследия. Он помазанник божий или даже сын бога, поэтому может царствовать, не оглядываясь на свое прошлое. В Египте тоже самое Гор – Хор, символ бога. Поэтому фараоны носили двойные имена – Хор Каа, Хор Аха, Хор Сом и т.д

  Таким образом, Минос получает скипетр на правление от самого Зевса. Еще бы не получить добро на правление, если сам Зевс и являлся ему отцом. Надо отдать должное хозяину Олимпа - он никогда не забывал своих детей и любовниц, помнил о них всегда и всячески поддерживал свое бесчисленное потомство. Не каждому дано похвастаться таким могущественным покровителем. Не известно как Астерий, если таковой действительно существовал на самом деле, а вот Минос оставил после себя действительно богатое наследство. И навсегда вошел в историю. Для начала он написал законы для критян, по преданию, получая их от Зевса в пещере. Согласно по-разному уже в древности толкуемому месту Гомера, каждый девятый год («девятилетиями») отправлялся в горы в пещеру Зевса. Девятилетие, по древнему счету времени, должно пониматься как происходящее раз в восемь лет. Иная точка зрения, не учитывающая, что в древности греками и период между Олимпиадами (раз в четыре года) назывался пятилетиями, представлена в большинстве энциклопедий. Следуя дальше в биографии царя, становится известно, что женой Миноса была Пасифая (дочь бога Гелиоса), которая навлекла на Крит бедствия, породив чудовищного Минотавра от быка, посланного на Крит Посейдоном, или же им самим принявшим облик быка.

  Древнегреческие боги были большими «проказниками» им «хлебом не корми», а дай принять чей-нибудь экзотический образ – быка, лебедя, барана и поскорей втереться в доверие к какой-нибудь смертной женщине. Ну, а уж там недалеко и до греха. Минос, не стал расслабляться после такого «подарка» богов и как только увидел маленького монстра, быстренько упрятал его в лабиринт, построенный непревзойденным Дедалом.. И вообще он был гениальный художник и инженер, считавшийся изобретателем разных инструментов, который умел строить все вплоть до крыльев. Судьба Дедала была не очень милостива к нему. По одной из легенд, Дедал совершил преступление, продиктованное его самолюбием. Когда его ученик и племянник Пердикс тоже проявил талант изобретателя, Дедал, считавший себя лучшим, решил погубить потенциального соперника. Он завел Пердикса на горную кручу и коварно столкнул вниз, однако Афина не дала юноше погибнуть и превратила его в куропатку. Афинский ареопаг, в свою очередь, присудил Дедала к изгнанию, и тот был вынужден бежать.

  Царь Минос был щедр и великодушен, и естественно не стал выдавать изгнанника Афинам – он дал мастеру приют на Крите и взамен долго пользовался его бесценными услугами. Кто такие были эти Афины, чтобы указывать самому Миносу, как жить. Они ему были не указ, что делать с Дедалом он был способен решить и сам без посторонней подсказки. На Крите Дедал сделал статуи Миносу и дочерям. Изготовил для Пасифаи, деревянную корову на колесах, выдолбил изнутри и обшил свежесодранной шкурой, выставил на луг. В корове Пасифая скрывалась, чтобы тайно удовлетворять свою страсть к быку. Выходит, что любовь была, не по принуждению, а по согласию. Естественно кто бы мог воспротивиться самому Посейдону. По другому рассказу, отчасти противоречащему гомеровскому, после смерти усыновившего его Астерия, не оставившего детей, Минос сам задумал захватить царскую власть на Крите, уверяя, что он предназначен к этому богами и что всякая его молитва будет исполнена. Действительно, когда он попросил Посейдона выслать ему для жертвоприношения животное, бог выслал ему из моря прекрасного быка, и Минос получил царскую власть. Но, пожалев красивое животное, он отослал быка в свои стада, а в жертву принёс другого. В наказание Посейдон наслал на быка бешенство и внушил жене Миноса, Пасифае, неестественную страсть к этому быку; плодом которой и стал Минотавр.

  Ну а после всего, что произошло, Дедалу ничего не оставалось, как создать лабиринт, да еще по образцу египетского. В греческих мифах он назывался лабиринтом, вероятно, это слово происходит от термина лабрис - «двойная секира», или топор Атлантов - излюбленного изображения в критском искусстве. В построенном им лабиринте, и коротал свое одиночество «Несчастный» Минотавр. В критской мифологии быки присутствуют везде. И все они, так или иначе, окружают Миноса. Он сам родился от быка. Жена согрешила с Марафонским быком и принесла Минотавра, от которого не так просто было избавиться. Отец, мать, жена, и обязательно бык. Подарок Посейдона Марафонский бык, сначала ласковый и добрый сделался неуправляемым и становится впоследствии причиной трагедии для Миноса. Его сын Андрогей был убит марафонским быком, после победы на состязаниях в Афинах. Как же этот бык оказался в Греции? По одной из версий, он был послан на землю Посейдоном. Быка следовало принести в жертву богу моря, но Миносу стало жаль такого хорошего быка, и он принёс в жертву Посейдону быка из обычного стада. Морской бог прогневался на Миноса и наслал на быка, вышедшего из моря, безумие, после чего животное носилось по всему острову, уничтожая всё на своём пути. Опустошал область по реке Тефрину. По другому рассказу, когда Минос совершал жертвоприношение Зевсу, Зевс послал ему быка невиданной белизны.

 По другой версии, Тавр (т.е. «Бык») - это герой из Кносса, который воевал с Тиром и похитил оттуда множество девушек, в том числе царскую дочь Европу. Либо это юноша, которого полюбила Пасифая и родила от него Минотавра. Микенский царь Эврисфей велел Гераклу (Геркулесу) привести критского быка в Микены. Герой с согласия Миноса изловил животное, сел к нему на спину и переплыл на чудесном быке море с Крита на Пелопоннес, благополучно доставив его царю Еврисфею. Как известно Геракл состоял у него на службе. Минос в свою очередь не просто дал согласие, а наверно и сам помог Гераклу поскорей избавиться от этого чудовища. Совершив этот подвиг, Геракл учредил Олимпийские игры в долине Алфея. И совершил роковую ошибку - он совсем потерял из вида прелестное создание. Выпущенное на свободу чудесное животное, обуреваемое бешенством, понеслось через весь Пелопоннес, пока не достигло Аттики. Во тут то и происходит развязка с быком. Когда бык был выпущен на равнину Аргоса, он бежал в область Марафона, где и убил Андрогея. Надо же было так случиться, что свою смерть царевич нашел в Греции. Стоило с таким большим трудом избавиться от этого быка на Крите, чтобы он причинил столько бед в Марафоне. Позднее бык все-таки был убит Тесеем по поручению Эгея, рис. 1.4.

 

 

 

  Рис. 1.4. Подвиги Тесея. Аттический краснофигурный килик работы Эйсона. Ок. 420-410 гг. до н.э. (Слева направо: Марафонский бык, Прокруст и Керкион). Археологический музей, Мадрид. Краснофигурный Аттический килик работы художника Кодруса. Ок. 440-430 гг. до н.э. (По часовой стрелке, начиная сверху: Тесей борется с Керкионом, Прокрустом, Скироном, Марафонским быком, Сином, Кроммионской свиньей. В центре: Тесей вытаскивает мертвого Минотавра из лабиринта). Лондон. Британский музей.

 

  Либо схвачен Тесеем, приведен в Афины, где Эгей принес его в жертву, либо Тесей захватил его живым и принес в жертву Аполлону-Дельфинию. В любом случае с ним было покончено. В данном случае, легенда о победе Тесея над быком это копия мифа о Гильгамеше, побеждающего свирепого быка посланного богиней Иштар. А подвиги Тесея повторяются Гераклом или наоборот. По крайней мере делают почти одно и тоже. Но легенда о Гильгамеше создана на три тысячи лет раньше своего античного аналога. По-видимому, греки в момент написания своей истории и не догадывались о существовании похожей легенды. Вернее сказать они ее знали, но кому она принадлежит, не имели представления. Легенда настолько красивая, что они не задумываясь взяли ее за основу сказания о Тесее и Геракле, самонадеянно полагая что никто не узнает ее происхождения. Тесей здесь выступает просто супергероем. Тесей же, как бы делает грязную работу за Миноса. Если у критского царя не поднялась рука на это священное животное, то Тесей расправляется с ними, не моргнув глазом. Какой-то Уничтожитель быков, сначала марафонского быка, затем и его сына - Минотавра. Но это будет позже, а пока Миносу сообщили ужасную новость. Он был в гневе, потерять любимого сына из-за какого-то быка, от которого он только недавно с таким трудом избавился. По-своему он был прав. Уж если греки забрали к себе этого монстра, так должны были и следить за ним. Но и подумать не мог, что, уже, будучи у микенцев он станет причиной смерти своего сына Андрогея. Поэтому Минос отправился на Пелопоннес с недобрыми намерениями для получения разъяснений. По дороге к своим обидчикам в Афины, он между делом завоевал Мегару и другие провинции. По прибытии в Афины он налагает страшную дань на греков присылать на съедение минотавру раз в девять лет семерых юношей и девушек. Откровенно говоря, наказание могло быть и более суровым: присылать дань не раз в девять лет, по семь человек, а скажем каждый год, и не по семь, а в десять раз больше.

  Так, что драматизм сильно преувеличен. Минотавра же убил, не без помощи дочери Миноса Ариадны, красавец Тесей, рис. 1.5. Афинский царевич Тесей добровольно отправился на Крит в числе предназначенных на съедение Минотавром, безжалостно убил чудовище и с помощью нити влюбленной в него царской дочери Ариадны выбрался из лабиринта. Но его женой, как, ни странно, впоследствии стала другая дочь царя Миноса, Федра. Царь имел много детей, несмотря даже на его суровый нрав многие мечтали с ним породниться. Иметь такого родственника, повелителя мощной империи посчитал бы за счастье любой правитель. После того как Тесей благополучно бежал, Минос был сильно опечален. Не зная на ком сорвать свой гнев, он запер Дедала с Икаром в им же и построенном лабиринте.

 

 

  (а) (б)

 

 Рис. 1.5.(а) Тесей и Минотавр. Фрагмент росписи аттической амфоры. 540-530 гг. до н.э. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Москва.

 (б) Тесей, Минотавр и Афина. Фрагмент росписи килика художника Айсона. Ок. 420 г. до н.э.

 Национальный археологический музей, Мадрид.

 

  По другой версии, когда Тесей убил Минотавра, царь сам вернул Дедала на родину. Но верится в подобное с трудом. В конце концов, жизнь, превратившаяся в плен, стала тяготить Дедала, и он решил бежать вместе с сыном Икаром, который родился от рабыни Миноса Навкраты. Кто ж его за это осудит, надо же было, как-то коротать время в тягостном ожидании своего возвращения на родину. А тут как раз, кстати, и служанка оказалась очень даже недурна собой. Ну и сынок получился на славу – и умом и телом. Тем временем пришло время как можно быстрее покинуть чудо-остров. Царь Минос день ото дня становился все суровее и мрачнее, и это не предвещало ничего хорошего для великого мастера. Самое разумное в таком случае предположить, что с Крита Дедал эвакуировался в экстренном порядке при посредстве Пасифаи. Пасифая вполне могла помочь Дедалу, как бы мстя мужу за его частые измены, хотя и сама была не без греха. При помощи искусственных крыльев Дедал спасся от преследований царя Миноса. Его сын Икар, однако, погиб во время полета, неосторожно приблизившись к солнцу, растопившему воск, связывавший перья его крыльев. Пасифая, разгневанная частыми изменами Миноса, заколдовала его. Каждый раз, когда Минос сходился с другими женщинами, он напускал на них гнус и женщины погибали. Прокрида дала ему выпить настой корня Кирки и исцелила его. По другому рассказу, Минос испускал при совокуплении змей, скорпионов и сколопендр, и женщины погибали. Тогда Прокрида придумала ввести мочевой пузырь козы в тело женщины, и Минос изверг змей туда, после чего исцелился и смог сойтись с женщиной. Великий правитель Крита прожил многообразную, яркую и насыщенную жизнь. Период царствования, которого оказал непосредственное влияние на всю древнегреческую мифологию. Даже смерть Миноса и та происходит на фоне захватывающего сюжета, подчиняющегося всем законам детективного жанра, с погоней, любовью, изменой и предательством с трагическим финалом. Во главе же сюжетной линии как всегда, замешаны женщины, которые и становятся причиной его смерти. Согласно сказаниям, последний час своей жизни он провел вдали от дома на Сицилии, в городе Камик, где он преследовал Дедала. Его убили дочери царя Кокала при помощи горячей бани, они в ванне облили его кипящей водой. Труп был выдан его спутникам и похоронен ими на Сицилии, где ему устроили пышную гробницу, рядом с которой воздвигли храм Афродиты. Потом кости его были перевезены на Крит, где ему также был воздвигнут памятник. Гора Юкта первоначально считалась могилой Миноса, а затем Зевса. По другой версии, жители Коркиры отбили прах Миноса у критян. Так закончилось правление этого удивительного и выдающегося царя, который является неотъемлемой частью многих древнегреческих мифов. Согласно общепринятой точке зрения правление Миноса ознаменовалось тем, что он заложил города Кносс, Фест и Кидонию. Он считается основателем морского господства критян. Корабельной стоянкой при Миносе был Амнис. С Кикладских островов Минос изгнал карийцев и вывел туда колонии, поставил правителями своих сыновей.

  Этот царь был настолько знаменит при жизни, что и после смерти олимпийские боги не забыли о нем, и ему была уготована царская должность. В подземном царстве он, по « Одиссее», царит над умершими. Настоящим судьёй в царстве теней его вместе с Эаком и Радамонтом делает позднейшее сказание, вероятно, в воспоминании его деятельности как законодателя. В позднейшее время стали различать двух Миносов, I и II, чтобы иметь возможность разделить приуроченный к Миносу слишком обильный мифологический материал; при этом Минос I считался сыном Зевса и Европы, а Минос II — внуком Миноса I, мужем Пасифаи и отцом Девкалиона и Ариадны.

 В мифологии ему отводится очень высокое положение и, хотя он не принадлежал к олимпийским богам, но та роль, приписываемая ему в сказаниях и легендах, ставит его в один ряд с божествами высшего порядка. С ним могли разговаривать на равных только Зевс и Посейдон, остальным он и не подчинялся. Черты героической мифологии отразились также и в сюжете убийства Минотавра Тесеем. Если часть мифов отражает конкретный исторический персонаж, то правитель минойской империи действительно предстает грозным и могущественным царем. Микены же тогда находились у него в рабском подчинении и являлись всего лишь одной из колониальных провинций, которая приобретет независимость и станет являться самостоятельным государством лишь после катастрофы случившейся на Крите. То того же момента диалог на равных они могли вести только с Египтом, Троей, Месопотамией и Россией. Других партнеров тогда не было.

  Позднегреческая трактовка образа Миноса (царь, законодатель, судья, глава морской державы) настолько возобладала над архаическими чертами, что Минос стал восприниматься как полуисторическое лицо, тем более, что археологические раскопки на Крите дают некоторые основания сопоставить мифы о Миносе с историей острова 15—17 вв. до н.э. Таким образом, если даже малая часть мифов о славном Миносе верна, то Крит, на самом деле, предстает вполне конкретной могучей морской державой. Более того, цивилизация находилась на столь высоком уровне, что вполне уместно сравнивать их с нашей эпохой. И дальнейшие исследования подтверждают это в полном объеме.

  Таким образом, Артур Эванс полагаясь на столь обильный мифологический материал копал не зря. После такого легендарного правителя хоть что-то, но должно было остаться. И он не ошибся в своих расчетах. Надежды его оправдались в полном объеме. Эванс нашел не только дворец и легендарный лабиринт, он открыл новую, неведомую, ни на что непохожую цивилизацию. Вернее сказать, цивилизацию, никак не укладывающуюся в стандартную историческую схему. Потому, что, следуя общепринятой теории эволюции человечества, в то время и в том месте ее никак не могло быть. И, тем не менее, она была. Факт, который никак нельзя отрицать. Наверно только теперь и то не для всех, становится понятно, что ничего удивительного в его открытии нет. Рано или поздно его бы нашел кто-нибудь другой. Древние цивилизации были и раньше, задолго до рождества Христова. Но они были какие-то примитивные и вполне укладывающиеся в общепринятую схему. Если Неолит, то и все народы подходили под это определение, соответственно с 6800 по 3300 годы до нашей эры. Надо так понимать, что после 3300 года все дружно и одновременно перешли в «Бронзовый век», и никто не задержался на предыдущей ступени до наших дней. Вовсе нет. Еще как задержались и не один народ, а целые континенты. Скорее всего, никакого эволюционного развития человеческой цивилизации не было изначально, а на самом деле имели место импульсивные толчки. После очередного импульса или пинка цивилизация как мяч устремляется вперед, легко перепрыгивая из неолита в XIX век нашей эпохи. Кто бьет по этому «мячу» вопрос отдельный, но то, что Минойская цивилизация получила такой импульс, нет, ни какого сомнения. Просто одни были готовы к такому ускорению, другие нет. Их сколько не пинай, толку все равно не будет, как, например, у современных бушменов. Как жили они раньше в Неолите, так продолжают существовать и сегодня, все блага цивилизации им не к чему. Точно также было и раньше. Одни резко ушли вперед, другие остались на примитивном уровне. И Артур Эванс довольно скоро понял это при детальном ознакомлении с этой удивительной культурой. На самом деле, не все так просто, и открытие минойской культуры, которое действительно было сенсацией, явилось первой большой неожиданность для ученых. Как-то так сложилось, что все высокоразвитые цивилизации дохристианской эпохи стали известны миру только благодаря англичанам. С одной стороны это странно, но в тоже время вполне объяснимо. Пальма первенства в открытии уникальных открытий, принадлежит им не только по причине незаурядных умственных способностей британских ученых, а в силу исторически сложившихся обстоятельств. В начале двадцатого века, когда в Европе бушевали революции, а новое вероучение, отметая всех прежних богов, находило себе все новых последователей, «призрак Коммунизма» проявился в нашей реальности в полном объеме. Мир поменялся до неузнаваемости. Некоторые страны полностью изменили свое государственное устройство. После первой мировой войны те из них, которые приняли новое вероисповедание, находились в состоянии упадка и депрессии еще продолжительное время, «переваривая» вновь приобретенные знания. Стояли перед выбором – толи выплюнуть обратно, или все-таки попробовать переварить. Жалко как-то. Ради чего пришлось принимать внутрь трудноперевариваемую пищу. Ради чего тогда свергали прежнее правительство и устраивали революцию. Сколько жизней унесла Гражданская война в нашей стране. Все напрасно что ли. И Россия решила испытать на себе новое Марксистко-Ленинское учение. Но подобная участь коснулась не всех. Так, Англия, оставаясь верной устоявшимся традициям, особенно не поддалась религиозным новомодным течениям, и несильно пострадав в войне, сохранила свое особое положение в северной Африке и Ближнем Востоке. Британским ученым были открыты все двери и дан «зеленый свет» для дальнейших исследований. Результаты не заставили себя долго ждать. И уже в 1900 году Артур Эванс открывает Минойскую цивилизацию. В 1922 году Говард Картер обнаруживает гробницу Тутанхамона в долине Царей. Чудом сохранившиеся сокровища, в гробнице освещают историю Египта совсем в другом свете. В 1854 году Д.Е. Тейлор открывает миру халдейский город Ур в Месопотамии. Но тогда Британии не было никакого дела до открытия своего посла и сообщение Д. Е. Тейлора о его попытках проникнуть в тайны «Смоляного холма» в Лондоне было принято спокойно, даже равнодушно, а потом и вовсе сдано в архив. Основные же раскопки Ура начались только в 1922 году, когда музей Пенсильванского университета предложил Британскому музею совместную работу под руководством археолога Леонарда Вулли. И он действительно открыл очень древнюю и высокоразвитую цивилизацию, существовавшую на Юге Месопотамии даже раньше Египта. И по своему развитию нисколько не уступающую египетской культуре. Сравнивать их очень сложно, да и не уместно – они взаимно дополняли друг друга и находились в тесном взаимодействии, перенимая самое ценное и передовое у своего соседа, уважая интересы каждого. Но они были не одиноки в тогдашнем мире. На столь же высоком уровне находились троянцы и минойцы, которые составляли им достойную конкуренцию в то время, но об этом пока что не было ничего известно, пока не начались раскопки на Крите.

  Так что же необычного обнаружил сер Артур Эванс на этом острове? Если строго придерживаться мифов, то там должны были ли быть какие, то циклопические постройки необработанного камня или пещеры в которых обитали критяне. По крайне мере лабиринт, должен был находиться, где-то глубоко под землей, не то был вырыт в скале. Но ничего похожего на самом деле не было найдено. Зато Артур Эванс обнаружил, ни много, ни мало, как развалины крупного города с дворцовым комплексом и многоэтажными зданиями вокруг него! Можно понять его удивление. Ведь подобные строения были свойственны скорее для его эпохи, но не для «бронзового века». В том же Лондоне в его время, вряд ли было обилие зданий более пяти этажей. Но увидеть нечто подобное во времена царствования фараонов Среднего царства Египта, было из ряда вон выходящим событием, рис. 1.6. Где же пещеры первобытного человека с кремневыми орудиями труда и костями животных на пепелищах? Ничего подобного нет. Никакого напоминания о Каменном и даже Бронзовом веке нет. Современная архитектура! Н. Бритова в своем труде пишет: «Центральное место в Кносском дворце занимал большой (52,5 м в длину) прямоугольный двор. Со всех сторон к нему примыкали построенные в разное время дворцовые помещения, большей частью прямоугольные; часть из них была расположена на уровне центрального двора, часть — ниже его, некоторые — выше на один или два этажа, в крайне запутанном чередовании.

 

 

 

  Рис. 1.6. Реконструкция Кносского дворца.

 

 Сооружение поражает своей архитектурой, местами дворец можно сравнить с пятиэтажным домом с большим внутренним двориком. К этому двору со всех сторон примыкали многочисленные помещения, выполнявшие различные назначения, как хозяйственные, так и жилищные с верандами, галереями, колоннами, бассейнами и лестницами», рис. 1.7. Ничего подобного до сей поры найдено не было. А как же первобытные постройки? Куда они делись. Не мог же человек в то время жить в современных домах, пусть и образца XIX века. Ведь для археологов, производивших раскопки на рубеже столетий они были вполне современными, даже по европейским меркам. Многоэтажные строения в конце Неолита. Такого не должно быть. Но это было. Дворец представлял своего рода большой Торговый комплекс, с большим внутренним двором и многочисленными помещениями торговыми и служебными помещениями, типа ГУМа, ЦУМа или Петровского Пассажа. По крайней мере, такими, какими они были сто лет тому назад. Многие считают, что внутренний двор при этом мог иметь и стеклянную крышу! Вот так. Разве это не напоминает большой универсальный магазин с Зимним садом внутри? Конечно напоминает, именно он и есть. Одновременно дворец и в тоже время Гипермаркет. Весьма оригинальное решение – можно управлять государством и в перерывах между совещаниями, совершать увлекательный шоппинг. Как это ни смешно, но у Критян, похоже, все так и было на самом деле. В таком случае управление государством это не тяжкое бремя, а сплошное развлечение и удовольствие. Все под рукой. Зачем ездить в дорогие магазины, когда они у тебя в соседней комнате. Весьма оригинально. Действительно правление должно быть не мучительным и тяжелым трудом с огромной ответственностью за судьбы народа, а удовольствием. Сколько проблем можно решить сразу при таком устройстве дворца. О которых сегодня можно лишь мечтать.

 

 

 

  Рис 1.7. Макет Царский дворец Миносов в Кноссе на Крите раскинулся на площади 2 гектара. Многоярусное каменное здание было не только местом жительства царской семьи, но и культурным и религиозным центром, включающая в себя также сокровищницу, и склады разных товаров.

 

 Одни плюсы и почти никаких минусов. С одной стороны с народом можно встречаться каждый день и пообщаться с ним в неформальной обстановке. Узнать у них об их чаяниях и нуждах. Все ли товары завезли сегодня. И нет ли какого-нибудь дефицита. Нерадивого поставщика промышленных и продовольственных товаров можно тут же и уличить в обмане. Достаточно посмотреть на прилавки магазинов. Для разрешения, каких то злободневных проблем, в случае необходимости, можно из торгового зала тут же проследовать во дворец и разрешить там все вопросы. Минойцы должны были бы боготворить своих царей и поклоняться им как богам, за то, что они устроили им такую светлую, счастливую жизнь. Судя по счастливым лицам простых горожан, сохранившимся на фресках, похоже все так и было на самом деле. Если этот дворец построил сам Минос, то тогда это никакой не Деспот и Тиран, каким предстает он в сказаниях и преданиях древних греков. Не жестокий и кровожадный кровосос, мучивший нечастных ахейцев с микенцами, своей непомерной данью, а вполне добродушный и справедливый царь-батюшка. Любимец народа, на которого можно только молиться и носить на руках, потому что облагодетельствовал своих граждан. И создал такое государство, о котором можно только мечтать. Своего рода Рай на земле. Если он где-то и был, то по всей видимости именно на Крите. Тогда все мифы античных авторов об кровожадном и жестоком правителе царе Миносе, это всего лишь черная зависть греков. Потому, что такой красивой и богатой жизни у них не было никогда. Прототип у этого легендарного царя был, но не такой, каким описывают его в преданиях. Артур Эванс, судя по всему, был настолько удивлен, и так потрясен увиденным, что решил восстановить дворец, во что бы то ни стало. Только зачем для этого надо было применять современные средства, не совсем понятно. Древние строители, судя по всему, использовали другие приемы, не менее надежные и долговечные, чем железо и бетон. Дедал знал свое дело и строил дворец с лабиринтом по египетской технологии. А это являлось своего рода торговой маркой в древнем мире – знак качества. Если бы не вмешательство стихии, то, как знать, и дворец мог бы простоять вплоть до наших дней без посторонней помощи. Тем не менее «Наружные стены Кносского дворца были вплотную обстроены небольшими домами горожан, двух или трехэтажными, с плоскими крышами, как видно на найденных в Кноссе фаянсовых табличках с изображением домов».

  Посему видно, что знать сильно не удалялась от народа, раз вокруг дворца горожане возводили себе жилища, не боясь побеспокоить своих правителей в любое время суток. Видно у них была полная «демократия» и взаимосогласие между правящим классом и классом производителей. Своего рода «город Солнца» так хорошо описанный великими утопистами XIX века - Оуэном, Сен-Симоном и Фурье. Только это не утопия, а реально существовавшие города: Кносс, Камарес, Фест или Маллия. Впрочем, все они и многие другие были похожи между собой, ибо находились в великой Минойской империи.

 А Микены были у них в подчинении, потому, что не достигли тех высот на какие поднялся Крит. Не было у них тогда сил и средств, чтобы соперничать с островитянами. Других противников у них в то время не было. Государство очень удачно располагалось на пересечении торговых путей. Товарооборот между востоком и западом, севером и югом, даже в III тысячелетии до н.э, был нисколько не меньше чем сейчас, рис.1.8. Дворец воплотил в себе чудо инженерной мысли того времени. Многие из комнат Кносского дворца были вырублены в склоне скалы. Там прохладно летом и тепло зимой. Вполне возможно, что с этих самых комнат и начинали строить дворец еще в раннеминойский период. Самостоятельные здания возводились из грязевого кирпича и прикреплялись деревянными каркасами к колоннам. Впрочем, многоэтажные дома позапрошлого столетия возводились у нас почти таким же образом. Каркас или несущие балки в межэтажных перекрытиях были деревянными, стены могли быть и кирпичными. Вся старая Москва и Санкт-Петербург построены именно таким образом и стояли очень долго, вплоть до наших дней. У минойцев же частные жилые помещения, залы, мастерские и ванные комнаты составляют единый комплекс, который окружает центральный внутренний двор. Парадные помещения дворца состояли из большого и малого «тронных» залов и комнат культового назначения.

 

 

 

  Рис. 1.8 . Карта Минойского государства.

 

 В путеводителе по Криту сообщается: «Одной из самых интересных особенностей Кносса являются огромные лестницы, отличающиеся изысканностью и вкусом. Они построены из больших каменных блоков и выглядят вполне современно». Очень хотелось бы, чтобы и наша архитектура, простояв четыре тысячи лет, выглядела бы, также современно. На самом деле все жилые строения советского периода, уже исчерпали свой ресурс, не простояв и ста лет. Они просто начинают рассыпаться. Несмотря на то, что строились с использованием железобетона, по крайней мере, каркас и междуэтажные перекрытия проектировались именно таким образом. Но срок службы таких зданий оказался ничтожно мал. Древние строили лучше. Центральная лестница, ведущая к частным жилым помещениям, имела дренажный канал. Прочные каменные желоба направляли поток сточных вод. Насколько они далеко ушли вперед, что их волновали вполне современные проблемы. Разве кого-нибудь в средние века беспокоила экология во дворе жилого дома. Все было предельно просто – санитарно эпидемиологическая обстановка была из области фантастики – все удобства в доме или во дворе. Какая там канализация или ванны с душевыми кабинами. Ничего такого не было вплоть до XIX века, а у минойцев было уже четыре тысячи лет тому назад. И ванны с душем, и туалеты соответственно с канализацией и отводом ливневых вод. Все было продумано и служило для создания самых комфортных условий для существования. У них много чего было необычным, с нашей точки зрения, взять хотя бы колонны. Они были настолько своеобразными, что получили в искусствоведении название «иррациональных». Книзу они не расширялись, как в постройках других древних народов, а сужались. С технической точки зрения такая конструкция роли не играет, а вот с эстетической стороны, в этом есть даже какое-то рациональное зерно. Мы настолько привыкли к греческим канонам, что все отличное от них вызывает удивление. На самом деле это не правильно, критяне намного древнее греков и нас тем более, и у них все было продумано . А нам есть чему поучиться у них и сейчас. задачи. Почему, в самом деле, колонна обязательно должна сужаться к верху, а не к низу. Конус снизу - тоже неплохо. Нагрузки здания на торцевую часть колонны практически одинаковы: сверху на меньший диаметр, снизу на больший, или наоборот, рис. 1.9(а).

 

 

  (а) ( б)

 

  Рис. 1.9. (а) Лестница Кносского дворца. (б) Колонны Кносского Дворца. Крит

 

  Единственно, что при расчетах нужно учитывать вес самой колонны. Но по большому счету большого значения это не имеет. Ствол колонн утолщался кверху, где он завершался капителью в форме круглого валика и лежащей на нём квадратной плиты. Нередко колонны были покрыты своеобразным зигзагообразным узором. Ствол их не был уподоблен растительным прототипам египетских опор, повторявших форму тянущихся вверх стеблей папируса или лотоса. В Кносский колонне нет сходства с образами живой природы. Зодчий отказался от подражания природе, выступавшей в египетской архитектуре, нашел для элементов сооружения язык архитектурных форм, основанный на пропорциональных и числовых соотношениях, и обнажил сущность колонны как опоры, выделив и подчеркнув именно эту ее функцию. Критяне, судя по всему, были такими же оригиналами и новаторами в строительстве, как и баальбекцы. Они не искали легких путей и выполняли самые сложные технические задачи. В свою очередь, эти черные и красные, сужающиеся книзу колонны, обрамляют световую шахту, которая не только освещает расположенные внизу покои, но и является своего рода кондиционером, обеспечивающим естественную вентиляцию дворца. Как-то не укладывается в голове, что островитяне уже во втором тысячелетии до рождества Христова знали основы промышленного и жилого проектирования. Ведь ни у греков, ни у римлян не возникало проблем с естественной вентиляцией и световыми колодцами. У них не было нужды освещать жилые помещения днем, факелы или другие светильники горели всегда. Критяне же, дабы не коптить лишний раз потолок использовали световые колодцы. Просто, экономично и эстетично. Днем освещать комнату внутри можно не обязательно посредством окна, но и через прозрачный потолок. Минойцы откуда-то знали такие современные понятия и применяли все на практике, и не для красоты, а для обеспечения себе комфортных условий проживания. Тем самым они опережали Микены и Рим на две тысячи лет. Великолепие минойских дворцов (один из них был построен в Фесте, на юге острова, а другой - в Маллии, на северном побережье) указывает на то, что это был богатый и могущественный народ. А отсутствие каких-либо значительных оборонительных сооружений позволяет предположить, что люди здесь были миролюбивы. Правильнее было бы сказать, не столько миролюбивы, сколько могущественны. Их просто боялись. С великим народом, если не удается его победить, как правило, стараются дружить. Вот Египет с Критом как раз и находились в тесной дружбе. А военных столкновений, судя по всему у них не было никогда, зоны их интересов никогда не пересекались. Критяне не лезли в Африку, а Египтяне не претендовали на Микены и Европу. Крит был настолько могуч, что контролировал все Средиземное Море до Босфора. Там зона его влияния заканчивалась, так как находилась уже под контролем северного соседа, южным аванпостом которого была Фракия. Она то, как раз и присматривала за безопасным судоходством в Босфоре и Дарданеллах. То, что Ясону туда разрешили сплавать за золотым Руном это его большое счастье, что он вернулся оттуда живым и невредимым. По всей видимости, выкуп на таможне русским казачкам заплатил немаленький, поэтому и разрешили его команде совершить морской вояж в Колхиду, рис. 1.9(б). Ну, а Крит соответственно следил в Эгейском море, не делает ли кто лиха. Морские пираты существовали во все времена, как только появился флот, так тут же возникли и ловцы удачи и приключений, но островного государства они побаивались. И видно все попытки рьяных охотников до чужого добра заканчивались неудачей еще на стадии приближения к территориальным водам империи. Имеет смысл напомнить, что скифы также не строили оборонительных сооружений, так как все попытки недругов поработить их заканчивались поражением. Они были уверены в своих силах. Одни были непобедимы на море другие на суше. Очень много общего между двумя цивилизациями. К тому же известно, что следов письменности они после себя не оставили (если и оставили то совсем не много, и то под вопросом), так же как и скифы в свое время. Но минойцев почему-то считают высокоразвитыми, а скифов отсталыми и дикими варварами, хотя ювелирное искусство было одинаково высокоразвито как у одних, так и у других. Немного несправедливое суждение. В необоснованности, которого мы попытались разобраться в первой книге. Ко всему прочему, Минойцы были настолько самодостаточны, что могли себе позволить не думать о хлебе насущном, им доставляли все необходимое с материка и многочисленных провинций. Хотя вполне могли и прокормить себя сами. Количество и размеры дворцовых хранилищ свидетельствуют о важном месте, которое в жизни минойцев занимала торговля. Многие цивилизации только этим и занимались и достигли своего могущества, не занимаясь поставкой сельскохозяйственной продукции на мировой рынок, а наоборот покупая ее. При этом они оказывались в выгодном положении, потому, что находились на пересечении торговых путей. Покупая продукцию, они получали за это еще и дань, своего рода государственная пошлина или налог с продаж. И то же время брали на себя обязательства безопасного перемещения товаров в Средиземном море. Сами же продавали ювелирные украшения и прочую высокотехнологичную продукцию всему миру.

  По одним оценкам, наивысшего расцвета минойская цивилизация достигла около 1500 года до н. э. Но, скорее всего это был уже не расцвет, а упадок. Какой расцвет может быть у народа пережившего такую страшную катастрофу. Весь их расцвет смыло стометровой волной в 1627 году до н.э. А все что осталось, по всей видимости, и является расцветом по классификации ученых. Странно, что после такого катаклизма они остались еще живы. Тем не менее, времена были удивительные не только для минойцев, но и для других высокоразвитых цивилизаций конца Н




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 5 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование