Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ДЕТСКИЙ ПОДХОД К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКЕ

 

 

 Известно, что российских интеллектуалов хлебом не корми, лишь бы у них была возможность давать советы верховной власти страны. Профессор и профессиональный советник Михаил Делягин, например, не только раскритиковал деятельность президента и премьер-министра РФ, но и предложил на страницах интернет-журнала «Геополитика» альтернативный вариант президентского послания Федеральному Собранию. Работ с показом того, как неправильно действует власть и как ей надобно было бы действовать, бесчисленное множество, все мы в той или иной мере к этому занятию причастны.

 Советы ителлектуалов обычно остаются без внимания, на что непрошеные советчики страшно обижаются, не подозревая о подлинных причинах пренебрежения их рекомендациями. А главная причина – в том, что советы эти несерьёзны, основаны на субъективных представлениях того или иного автора, как правило, не имеющих никакого отношения к реальной действительности. Доказать это проще простого, взяв с закрытыми глазами первую попавшуюся статью любого из советчиков за последнее десятилетие. Но, поскольку нужно всё-таки подтвердить данный неординарный тезис конкретными примерами, возьму в данном качестве две статьи такого рода – не потому, что они чем-то лучше или хуже других, а просто потому, что взяты из свежих номеров общественно-политических изданий. Итак, речь пойдёт о статьях политолога Алексея Кивы «Пора поверить в чудеса» («ЛГ», № 14, 2010) и члена Совета по федеральным и региональным программам при Председателе Совета Федерации Алексея Савицкого «Покаяние» (Интернет-журнал «Геополитика», 16.04. 2010). Возможно, не каждый читатель с ними ознакомился, и мне придётся сначала изложить их содержание, за что заранее прошу извинения. Немного скучновато, но придётся потерпеть. Впрочем, те, кому это изложение читать недосуг, могут две следующие главки пропустить.

 

 Советы политолога президенту РФ

 А. Кива изронил своё очередное «золотое слово, со слезою смешанное». На этот раз на тему «Как нам модернизировать страну?», что, естественно, следовало бы только приветствовать. Построил он свою статью на противопоставлении двух типов модернизации. С одной стороны, это революционно-демократическая «президентская модернизация», которая требует концентрации всех сил и средств (и, видимо, высоких темпов) для осуществления прорыва в новое качество нашего бытия. А с другой - «консервативная модернизация» партии «Единая Россия» (и, очевидно, лидера партии – премьер-министра РФ). Эта, вторая, концепция предусматривает неспешное, постепенное наращивание инновационного потенциала в рамках существующего экономического и социального строя и сформировавшейся властной вертикали. А.Кива выражает сомнение: «можем ли мы позволить себе неспешную (единороссовскую) модернизацию?» Но тут же оказывается, что противопоставление этих двух подходов надуманное: ведь и идеолог «президентской модернизации» Владислав Сурков также говорит, что быстрых успехов ожидать не стоит. «Чтобы появились какие-то островки, очаги инновационной экономики, нужно 10–15 лет». Так что на вопрос, какая из двух концепций модернизации хуже, видимо, приходится отвечать (по аналогии с известным ответом Сталина): «Обе они хуже».

 А что же, по А.Киве, представляет собой современная Россия, которую и президентская, и премьерская команды собираются неспешно модернизировать? Вот некоторые её черты:

 - наша экономика находится примерно на уровне западноевропейской конца 60-х годов и Южной Кореи начала 90-х годов;

 - многие либералы-западники стоят за сохранение сырьевой направленности экономики России и за инновации только в сфере топливно-энергетического комплекса.

 - сторонники же комплексной модернизации либо делают упор на либерализм и демократию, либо считают, что инновационную экономику можно построить, перепрыгнув через этап реиндустриализации страны. (А это такая же утопия, как и «неспешная.модернизация».)

 Далее политолог спешит подкрепить свою позицию положениями статьи уже упомянутого В.Суркова:

 - надежды либералов на невидимую руку рынка не оправдались, модернизация самотёком не состоится, здесь нужна направляющая рука государства, причём государства сильного;

 - модернизацию могут потянуть только крупные компании (которые обычно обрастают многими сотнями и тысячами предприятий малого бизнеса);

 - везде в странах запоздалого развития «модернизации делались дирижистскими методами»;

 - модернизация – дело дорогостоящее, «это должны понять и население, и власти на всех уровнях» (значит, надо понимать, готовьтесь, граждане, затянуть пояса);

 - модернизация требует поддержки со стороны общества: «Нужна позитивная созидательная энергия. Её извлечение из общества – задача новой политики».

 Ну, и какими же методами будет осуществляться модернизация?

 «В президентском окружении, похоже, не теоретизируют о далёком будущем, а прорабатывают вопрос о создании научно-технических и производственных конгломератов по типу сформировавшихся в США вокруг Стэнфордского университета и Массачусетского технологического института (MIT)». Этот подход, который по первому впечатлению воспринимается как деляческий (что не удивительно при приверженности российских лидеров прагматическому подходу), представляется А.Киве разумным, ибо он оправдал себя на опыте ряда стран, в том числе Японии.

 Соглашаясь с В.Сурковым в том, что нам необходимо сохранение установившейся в стране стабильности и что «консолидированная власть в России – это инструмент модернизации», А.Кива сетует на то, что у нас не работает закон, нарушаются положения Конституции. «В стране царят бедлам и произвол. Борьба с преступностью неадекватна её опасности для общества, а с коррупцией – больше похожа на имитацию борьбы... Режет глаз вопиющая социальная несправедливость. В стране нет реальной конкуренции не только в политике, но и в экономике. С такой вертикалью власти не извлечь позитивной энергии из общества и не осуществить модернизацию».

 Нет и единого мнения по вопросу о том, что нам надо модернизировать. То ли те сферы, где мы можем давать мировому рынку конкурентоспособную продукцию (это - ядерные технологии, космические технологии, нанотехнологии). То ли модернизировать всю экономику, осуществляя, по сути, новую индустриализацию. Ведь если Россия хочет остаться великой и суверенной державой, то ей не обойтись без развитой электроники, биотехнологий, без развитой гражданской авиации и автомобилестроения.

 Наконец, едва ли не самый актуальный вопрос: кто будет модернизировать?

 Тут А.Кива категоричен: тем, кто присваивает природную ренту, смена экономического курса не нужна. Разложение многих звеньев государственного аппарата, подмена общественных интересов личными и корпоративными, потеря ответственности за будущее страны немалой частью верхов дополняется пофигизмом и асоциальным поведением немалой части низов. Такого падения духовности и нравственности страна давно не знала. Россияне в своём большинстве сбиты с толку и не осознают, какая судьба ждёт страну, если нефтяная эпоха кончится раньше диверсификации экономики. Власть часто либо скрывает от народа правду об истинном положении дел в стране, либо так занята сама собой, что не чувствует приближения беды. А опасность распада России по типу того, как распался СССР, вполне реальна, если страна будет развиваться так, как развивалась до сих пор.

 После всех этих печальных констатаций политолог переходит к советам руководству страны.

 О возможности худших сценариев развития страны надо открыто говорить народу. Ведь мы как народ пробуждаемся от апатии только в критических ситуациях. Однако если в стране сохранится вопиющая социальная несправедливость, то наши граждане не согласятся потуже затягивать пояса и проявлять энтузиазм в деле модернизации страны, какой, например, они проявляли в годы индустриализации. Все слои общества, включая олигархов и высших чиновников, – и даже в первую очередь они – должны нести бремя модернизации.

 Кто же всё это сделает? Кто создаст накопления для инвестиций (не забудем - в условиях, когда более 80 процентов экономики и вся её наиболее прибыльная часть принадлежат частникам)? Кто выработает благоприятный для модернизации социальный и духовно-нравственный климат? Кто устранит социальную несправедливость, заставит олигархов и высших чиновников нести свою (и достаточно высокую) долю общих тягот? А.Кива полагает, что это вполне по силам президентской власти, ибо роль личности в истории невероятно велика. И если правящая элита почувствует твёрдость руки президента, а народ увидит, что модернизация делается в его интересах, то массовая поддержка ему обеспечена. А возможный саботаж со стороны части олигархов и сросшихся с ними чиновников должен быть преодолён. Хотя следует найти компромисс с теми и другими, дабы силы модернизации не убывали, а прибывали.

 Вот так, всё упование политолога – на всесильного президента, хотя тот не располагает ни материальными ресурсами, ни ясной идеологией, ни чётким представлением об облике будущего страны. Я писал об этом в статье «Россия, вперёд!» - это куда?» («Литературная Россия», № 39, 2009), которую послал и на сайт президента. А несколько месяцев спустя многие её положения повторил весьма либерально настроенный академик Николай Шмелёв в статье «У модернизации России «нет картинки» («МК», 30. 03. 2010). И вот этот президент, по сути бессильный, твёрдой рукой устранит социальную несправедливость, впряжёт народного коня и олигархическую трепетную лань в одну телегу – и успех модернизации будет обеспечен. Вряд ли нужно доказывать, что политолог проявляет здесь совершенно детский подход к серьёзному вопросу. Но, чтобы показать это, следует сначала пробежать названную выше статью А. Савицкого, которая добавляет некоторые существенные штрихи к картине современной России.

 

 Советник печалится о некомпетентности власти

 А.Савицкий и сложившееся положение дел в России, и наметившиеся социальные тенденции видит в ещё более мрачном свете, чем А.Кива, и, подходя к ним с точки зрения общественной безопасности, оценивает их негативно.

 Например, система здравоохранения – одна из опор государственного суверенитета. А у нас подавляющая часть лекарств в аптеках – импорт, фармацевтическая промышленность деградирует. Интересы коррумпированного чиновничества и ассоциированного с ним бизнеса сошлись здесь с интересами крупного иностранного капитала.

 Ответственность за такое положение несет и высшее руководство. У государственной политики в области здравоохранения отсутствовала серьезная концептуальная база, что лишь маскировалось разного рода масштабными «проектами», среди которых программа возведения 15 высокотехнологичных медицинских центров. В таких «проектах» сказались управленческий непрофессионализм, отсутствие системности мышления, хаотичность действия, не соразмеряющего ожидаемый эффект с социальными и экономическими реалиями. Центры возводились там, где активно действовала местная администрация, о кадровом же и инфраструктурном обеспечения не думали.

 Этот «проектный» подход к сложнейшим вопросам экономики и социального управления, общая слабость управленческой мысли, нежелание или неумение работать, исходя из наличных условий, сочетались с легкомысленной готовностью брать за основу своих действий зарубежные образцы. Поспешные эксперименты и масштабные начинания последних лет словно бы замышлялись в безвоздушном пространстве. Не были продуманы условия их реализации и не учтены возможные социальные последствия. (Вспомним хотя бы эпопею, связанную с монетизацией льгот.) Результатом стали бездумная трата государственных средств и ослабление доверия населения к власти. Процветала коррупция среди чиновников, уполномоченных осуществлять госзакупки. Дело дошло до того, что они, ведя переговоры с западными контрагентами, добивались, чтобы была назначена самая высокая цена.

 Атомная индустрия, которой некогда мы гордились, теперь из-за явных ошибок в управлении, «увядает». В условиях возрастающей конкуренции со стороны европейских и американских производителей это грозит вытеснением России с традиционных для неё рынков атомной энергетики Азии и Восточной Европы.

 А сельское хозяйство? Импортная составляющая «продуктовой национальной корзины» – от 40 процентов до 90 процентов. Неудовлетворительно состояние силовых ведомств и, прежде всего, вооруженных сил страны. Конфликт в Южной Осетии показал, что качество управления в нашей армии далеко от соответствия требованиям современной войны. А если б российской армии противостоял более серьезный противник? Проводимая армейская реформа не нашла понимания в армейской среде. В офицерском корпусе утвердилась коррупция, размах этих преступлений растет.

 Министерство внутренних дел во многих отношениях стало походить на структуру, имеющую собственные цели. Оно грозит превратиться в свой антипод, в организацию, подобную тем, с которыми призвано бороться. Милиции у нас много – на душу населения в 8-10 раз больше, чем в Европе, и в 4-5 раз больше, чем в США, но можно ли говорить об её эффективности?

 В ходе реформирования МВД органы милиции должны заново почувствовать смысл своего существования, обрести представление о служении как внутренней сути своего социального статуса, преодолеть психологический надлом, разорванность сознания, не способного примирить служебные обязательства и корпоративный интерес. Отсюда и нашумевшие эксцессы, когда произвол определенных сотрудников милиции оказывался уже за рамками не только закона, но и здравого смысла и норм здоровой психики.

 В чём сходство в уроках, преподанных нам в Беслане и совсем недавно в Москве? В том, что террористам удается пройти сквозь сеть контроля, тогда как при должном внимании их действия могли бы быть пресечены. Но для этого нужен не только профессионализм, но и то, что можно назвать личным призванием – всецелая нацеленность человека на свою миссию защитника. При нынешней двойственности сознания такая цель недостижима.

 А что, например, представляет собой наша судебная система? Может ли сохранить в себе профессиональный и нравственный кодекс судья, который прирабатывает через юридическое «обоснование» рейдерской атаки?

 Несовпадение предполагаемой социальной функции и фактического содержания деятельности пронизывает всю с таким трудом создававшуюся «вертикаль» управления и определяет многие стилевые особенности поведения элиты. Мы получили общество с массовым «отклоняющимся» поведением.

 В бизнесе (особенно в крупном) административный ресурс стал преобладающим конкурентным фактором. Чиновники высшего ранга заседают в советах директоров крупных компаний, преимущественно в энергетическом секторе, где выше дивиденды. Но и представители крупного бизнеса, не занимающие официальных государственных постов, связаны с властью настолько, что их следует считать «назначенцами» – лицами, назначенными политическим руководством на определенные хозяйственные посты. Только многие атрибуты luxury-style, ставшие чем-то абсолютно необходимым для большинства представителей российской элиты, были для советских партийных деятелей и директоров просто немыслимы. В плане своей частной жизни новая российская элита сплошь и рядом не связывает себя с судьбой страны. Их потребительский стандарт и жизненные перспективы имеют иностранную маркировку. Их типовые вложения частных накоплений - зарубежная недвижимость. Типовое воспитание младшего поколения элитного слоя – частные западные школы. В их сознании ослаблен национальный элемент, создаются два центра притяжения – «здесь» и «там». А это влечёт за собой социальные и политические, последствия.

 В нашем общественном организме, в социальной и политической системе - множественные вывихи и переломы суставов, многие государственные и социальные институты начинают действовать несвойственным им образом.

 Говорят, что всё это можно поправить, нужна лишь политическая воля. Но для воли необходим разумный и нравственный ориентир, определяемый культурой. Без этого воля становится как «безумная пушка», палящая куда придется. Но у нас очевидны снижение уровня культуры, потеря какого-то важного умственного ориентира. Доказательство тому - появление нашумевшего манифеста «Россия ХХI века: образ желаемого завтра» (Доклад ИНСОРа). В нём объявляется, в частности, что в нашу эпоху человеческое достоинство становится уже не этическим императивом, а «конвертируемым и ликвидным ресурсом» (!). Но если восторжествует такая манера мысли, словно забывшей обо всей многовековой мудрости человечества, то государство станут чем-то вроде гипермаркета, где на все человеческие качества навешаны ценники.

 

 Способны ли такое общество и такая власть к модернизации?

 И А.Кива, и А.Савицкий рисуют картину полного разложения нынешнего российского общества. Можно ли из такого общества «высечь энергию»? Способно ли оно вообще к модернизации? Взглянем объективно на три его составляющие, если можно так выразиться: на правящую элиту, на инициаторов модернизации из высшего руководства страны и на остальное население.

 В том, что нынешняя правящая элита России – реальные олигархи, крупные предприниматели, мечтающие стать олигархами, и связанное с этими реальными и виртуальными олигархами чиновничество – в модернизации не заинтересовано, упоминавшиеся выше советчики единодушны. Но для понимания сути процесса нужно заглянуть поглубже в историю, особо отметив ещё один момент, о котором писал Борис Кагарлицкий в своей книге «Периферийная империя. Циклы русской истории» (М., 2009). Вот один из его выводов.

 Свыше 400 лет элита торгует богатствами России, работая на экономику Запада. Сначала продавали лес и пеньку (это были тогда важные стратегические товары, Англия на них построила свой флот, позволивший ей стать единственной сверхдержавой). Потом – зерно (вспомним лозунг царского министра: «недоедим – а вывезем!»). Потом – всё, что только можно. А ввозили – технологии и предметы роскоши. Ибо элита усвоила западные стандарты роскоши и видела в Западе образец во всём.

 И всё это время Россия «догоняла» Запад, причём, чем сильнее догоняла, тем больше от него отставала. Так, при Екатерине II Россия вышла на первое место в мире по производству железа, которое она вывозила в Англию, Францию и даже в Северную Америку. И Англия не могла обойтись без русского железа, потому что оно было дешёвым – за счёт использования труда фактически крепостных крестьян, закреплённых государством за заводами. А английское железо было дорогим, потому что производилось наёмными рабочими, которым надо было платить весьма высокую, по российским меркам, зарплату. Но и Россия не могла обойтись без экспорта железа, потому что при нищете крестьянства (то есть большинства населения) внутренний рынок был крайне узким. При этом торговый капитал не желал вкладывать средства в инновации, в которых были заинтересованы лишь государственная власть (хотя бы из соображений обороны) и иностранный капитал, которому доставалась львиная доля прибыли. Так первая в мире по производству железа страна оставалась в экономическом отношении колонией более развитых стран Запада.

 А как обстоит дело ныне? Россия вывозит нефть и газ, лес-кругляк и металл, а ввозит продовольствие, ширпотреб, технологии, предметы роскоши. Какие же основания ожидать от нынешней элиты иной манеры поведения, чем та, которая сложилась за 400 лет? Ведь наши олигархи только считаются промышленниками, производителями. На самом деле нефтепромыслы и заводы достались им практически бесплатно и потому воспринимаются ими как некая даровая сила природы, вроде энергии ветра или морских приливов. То есть, по существу они – не производители, а торговцы, продавцы свалившихся к ним с неба природных ресурсов. Если их и можно причислить к капиталистам, то только к компрадорам. Этим словом (происходящим от испанского comprador – покупатель), как известно, обозначают туземного торговца, посредничающего между иностранным капиталом и национальным рынком. Это – представитель слоя местной буржуазии, тесно связанного с крупной и монополистической буржуазией империалистических государств. Нынешние олигархи, поскольку они компрадоры, торговцы, тоже не хотят вкладывать средства в инновации. Это снова оказывается делом государства (но оно слишком бедное для этого) и иностранного капитала, получающего наибольшие прибыли от эксплуатации российских богатств.

 Наших «элитариев» мало заботят судьбы Родины. Главные их устремления – заработать как можно денег и вложить их в зарубежные банки, обзавестись недвижимостью и вообще «запасными аэродромами» за рубежом. Они швыряют деньги за границей направо и налево, покупают шампанское ценой тысячи долларов за бутылку и оставляют официанту чаевые в тысячи долларов, когда в своей стране голодают миллионы. Это красноречиво говорит об уровне их нравственности и культуры. Ещё Симонид Кеосский в V веке до н.э. знал, что «для полного счастья необходимо иметь славное Отечество». Таких безразличных к судьбам Отечества «новых аристократов» вряд ли можно даже считать нормальными людьми. Хотя, конечно, у них своя групповая этика.

 С другой стороны, почему российские аристократы времён Екатерины II и позднее стремились жить на западный образец? Потому что они там видели: центр мирового развития – в Англии, во Франции… И им хотелось быть на уровне эпохи, в центре прогресса, Россия же считалась (а во многом и была) отсталой. Так же и сейчас амбициозные и энергичные россияне из провинции едут в центр, покорять Москву. Лариса Долина приехала, кажется, из Одессы, Михаил Евдокимов – из алтайского села. И блистали, получив всероссийское признание. А попробовали бы они блистать и стать известными на всю страну где-нибудь в Урюпинске!

 Вот и олигархи. Они видят, что центр развития – на Западе (а Россия – край застоя и деградации), и хотят стать своими там, войти в ряды мировой элиты. Стремление понятное. Только они допускают четыре ошибки. Первая: селятся они преимущественно в Лондоне, по старинке считая Англию мировым центром, тогда как она стремительно скатывается в «третий мир». Вторая: Россия ведь недавно была центром мирового развития, и краем застоя её сделали умышленно. Как писала замечательная поэтесса Татьяна Глушкова, «И был весь мир провинцией России. Теперь она – провинция его». Третья: российские олигархи элитой на Западе никогда не станут, и их там терпят, пока за их спиной – поддержка российского государства. Четвёртая: чтобы понимать всё это, надо всё-таки обладать некоторым уровнем культуры… Как отметил Владимир Путин, «элитарии» часто уподобляются тем молодым юношам-таджикам, которые вырывают у себя здоровые передние зубы и вставляют золотые, чтобы все видели, какие они состоятельные парни.

 А.Савицкий назвал олигархов «назначенцами», которых власть назначила управлять собственностью. Но в действительности их роль совсем иная. По словам председателя комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству Евгения Фёдорова, львиная доля крупной российской собственности находится под иностранной юрисдикцией (ТВЦ, «Момент истины», 26.04.2010).

 Картина, какую рисует Е.Фёдоров, не для слабонервных. Либералы гайдаровского призыва в правительстве легко подписывали бумаги, отдающие российскую собственность иностранцам. И не всегда даже за взятку, часто за похвалу («Вы хорошие ребята, отдайте нам всё!»). А потом олигархи уводили собственность за рубеж, боясь, что в России её могут конфисковать. Так чьи же они на деле «назначенцы»?

 Е.Фёдоров заклинает нас выработать у себя трепетное, уважительное отношение к священной и неприкосновенной частной собственности», хотя именно следование власти этому принципу и довело России до ручки. Вот приведённый им пример: заводы (в том числе стратегические и градообразующие) работают в Екатеринбурге, а деньги за их продукцию текут на Виргинские острова, на Кипр и в Панаму. Собственнику за морями показалось выгодным закрыть завод, и тысячи рабочих Урала пополняют ряды безработных, городской бюджет оказывается на мели, потому что лишился налоговых поступлений. В принципе собственность можно вернуть России, но только через международные суды, а эта процедура займёт годы и потребует огромных средств на оплату иностранных экспертов и адвокатов. Пока России на этом поприще бессильна.

 Е.Фёдоров печётся о частной собственности. Но ведь деньги – это тоже частная собственность? Вот денежные тузы и решают у нас всё, они могут отнять собственность у кого угодно. Кто хочет убедиться в этом, может проехаться по Подмосковью, где выросло множество вилл и элитных коттеджных посёлков. Все они расположены на земле, отнятой у крестьян, которые обращались с мольбой о защите во все инстанции – от прокурора до президента РФ. Бесполезно.

 Собственники практикуют перекрёстное владение акциями и иные ухищрения, многократно перерегистрируют свои фирмы, да ещё в условиях «коммерческой тайны» в результате чего власть часто не в состоянии установить, кто же реально владеет той или иной собственностью (помните Солнечногорское?). Тем, кто хотел бы увидеть хотя бы тысячную долю нитей, которыми знаменитый «Русал» Олега Дерипаски связан с мировым капиталом, рекомендуется пробежать статью Вадима Медникова «Олигарх-лоббист» («МК», 08.04.2010).

 Крупный российский бизнес, будучи криминальным изначально (как результат воровской приватизации), остаётся таковым и поныне. Там идёт война всех против всех, конкурентов убирают с помощью заказных судебных приговоров, клеветы, а нередко решающим аргументом в «споре хозяйствующих субъектов» становится пуля киллера.

 Наконец, почему же ревнители частной собственности не вспоминают о том, что государственная собственность – тоже священна, а в принципе должна быть священной вдвойне? А её-то и рвут всевозможные хищники, но заступиться за неё некому. Не забудем также, что многие министры и парламентарии РФ – сами олигархи.

 Теперь коротко о высшей государственной власти. Если А.Кива уповает на политическую волю президента, то А.Савицкий показывает, что и высших руководителей страны отличают непрофессионализм и многие иные качества, обладателям которых противопоказано заниматься государственной деятельностью.

 Он, правда, стесняется сказать, что инициаторами и монетизации льгот, и нацпроектов (в том числе и программы строительства медицинских центров), реформ Вооружённых сил и МВД, как и других экспериментов и начинаний, «словно бы замышлявшихся в безвоздушном пространстве», были бывший и нынешний президенты РФ. И они до сих пор этими деяниями и достижениями гордятся. Да и куратор ИНСОРа, доклад которого так возмутил А.Савицкого, - сам президент РФ.

 И в XX веке, и в начале XXI, руководители России тоже всё время «догоняют» Запад. Ленин ставил задачу «догнать и перегнать» передовые капиталистические страны по объёму производства на душу населения. Сталин стремился догнать их по мощи государства («иначе нас сомнут»). Хрущёв хотел догнать США по мясу и молоку. Брежнев стремился восстановить утраченный при Хрущёве паритет с Западом в военном отношении. Но эти стремления всё же были в основном разумными.

 Горбачёв задумал догнать Запад по уровню внедрения общечеловеческих ценностей, сделать СССР частью «цивилизованного мира». Ельцин, облетев дважды вокруг Статуи Свободы, воспылал жаждой сделать Россию свободной. Путин поставил задачу – догнать Португалию (к сожалению, и это не получилось). Медведев догнал и даже перегнал лидеров Запада по владению Интернетом. Всё это очень далеко от подлинных нужд страны.

 И никто так и не задался вопросом: а зачем нам вообще кого-то догонять? Надо строить свою, российскую цивилизацию, перенимая отовсюду то, что нам полезно, но опираясь на свой опыт, традиции, национальный характер и менталитет…

 Я выделил руководителей России из рядов элиты, потому что они заявляют о стремлении модернизировать страну, в то время как остальная элита подобным желанием не горит. Они сами противопоставляют себя «коррумпированным чиновникам и ничего не предпринимающим предпринимтелям», но чувствуют своё бессилие перед этой ордой пенкоснимателей и воров. Путин в начале своего президентства хотел провести инвентаризацию всего, чем располагает страна, но потерпел неудачу, потому что в условиях частной собственности и «коммерческой тайны» эту задачу решить невозможно. Потом он потребовал отделить власть от денег, но и эта задача при сохранении рыночной экономики оказалась неразрешимой. И Медведев замахнулся на многое – инновации, модернизацию и пр., но не встретил ни малейшей поддержки со стороны «элитариев» и предался либеральным мечтаниям о будущем России. В итоге, как выразился Михаил Веллер, пока российская политика «обслуживает экономику элит».

 Конечно, словам политиков не всегда можно верить. Может быть, лидеры России и в самом деле хотели бы модернизировать её. Но в таком случае пока они отчасти уподобляются Тартарену из Тараскона, который был Дон-Кихотом и Санчо Панса в одном теле. Возможно, им приходится выжидать, пока в обществе сложатся силы, на которые можно будет опереться, чтобы обуздать «элиту». Но пока они остаются формальными лидерами страны, в которой реальная власть принадлежит не им, а охарактеризованным выше советниками «элитариям», а потому процессы деградации по-прежнему преобладают над процессами созидания. (Хотя созидательные тенденции отрицать тоже глупо).

 Ну, а об остальном населении что и говорить. Советчики отметили его пофигизм, но не объяснили причин оного. А они лежат на поверхности. Народ видит, что в России установилась власть богатых и для богатых. Власть принимает решения в основном в интересах правящей элиты. Иначе чем объяснить, что за год кризиса число российских долларовых миллиардеров удвоилось и одновременно резко увеличилась численность неимущих. (Что естественно, ибо в обществе, можно сказать, действует закон Ломоносова – Лавуазье: если у кого-то что-то прибавилось, то у кого-то что-то на ту же величину убавилось.) Народ в обсуждении принимаемых властью решений участия не принимает, а потому как бы мысленно говорит ей: «у вас свои дела, а у нас свои». В парламенте страны нет ни одного рабочего или крестьянина, даже рядового инженера, которые выражали бы интересы рядовых граждан. Там либо миллиардёры, либо политиканы, либо звёзды кино, театра, спорта, и их интересы далеки от интересов рядового человека из «низов», каждый день начинающего с мысли о том, чем он будет кормить семью. Хотя, разумеется, такое положение не может сохраняться вечно.

 Ну, и как модернизировать Россию при такой ситуации в элите, высшей власти и основной толще народа? Разве не ясно, что интеллектуалы-советчики обречены на бесплодное прожектёрство (или, как писал Ленин, на «пустопорожнее производство тезисов»)? Чтобы понять, насколько нелепы их рекомендации, представим себе, что Медведев огласил бы не своё послание Федеральному Собранию, а альтернативное, «от М.Делягина». Вероятнее всего, он в тот же день перестал бы быть президентом. И дело не только в его личной карьере. Вероятнее всего, «элита» произвела бы тогда такую «зачистку» в стране, чтобы в ней не осталось ни одного носителя «ереси модернизации».

 Я люблю читать книги Максима Калашникова с гимнами достижениям СССР в разных сферах жизни. Но он высыпает, словно горох из мешка, множество новейших технологий, иногда реальных, порой фантастических, тогда как нынешнее бедственное положение России порождено отнюдь не недостатком технологических идей. А его главный конёк – это «прорыв в нейромир», выведение породы сверхчеловека, который и вытянет Россию из пропасти на позиции безусловного мирового лидера. Калашников работает вместе с кружком прогностиков-футурологов, мечты которых идут ещё дальше. И президент станет руководствоваться их рекомендациями? Правда, одно из предложений Калашникова попало на сайт президента, и тот поручил главе своей администрации ознакомиться с этим материалом. Но, насколько можно судить по телевизионному кадру, говорил это президент не без иронии. И я его вполне понимаю.

 Я много лет был знаком с клубом Сергея Кургиняна бывал на их посиделках. К каждому заседанию там готовится доклад, к которому вычерчивается множество схем и графиков, и складывается впечатление, что проведена солидная аналитическая работа. Пропагандируемая там идея «красного проекта» мне симпатична. Но… ни одно пророчество маститого аналитика, по большому счёту, не оправдалось. А большие работы, занимавшие десятки полос в газете «Завтра», выходившие в сборниках клуба и отдельными книгами, рисуют искажённую картину современной политической жизни в России.

 Сказанное относится и к прочим политологам и советчикам из «патриотического» лагеря, будь то Михаил Леонтьев, Андрей Фурсов или Валерий Соловей (с женой Татьяной как соавтором). Люди они неглупые, эрудированные (иногда даже, пожалуй, чересчур, загнут такое иностранное словечко, что я даже в словарях найти его не могу), складно говорящие,и вообще исполненные разных достоинств. Но они не следуют завету Василия Розанова: «надо открывать действительность. Самое трудное – это открывать действительность».

 Да, это трудно. И дело здесь даже не в большой затрате усилий: собирать реальные материалы, сопоставлять данные разных источников и пр. Обращение к действительности бывает губительно для карьеры, а часто и просто опасно для жизни, журналисты знают это очень хорошо. (Достаточно вспомнить, сколько их было репрессировано властью, и сколько погибло из-за того, что слишком углублялись в предмет своих расследований.) Куда легче – делиться своими фантазиями с читателями, устраивать пикировки на страницах газет или в телеэфире (например, в передаче «Судите сами» и ей подобных). И легко, и приятно, и выгодно (популярность!) – и безопасно!

 Открывать действительность – это ещё и вскрывать тенденции развития, выявление которых тоже часто крайне нежелательно ни для власти, ни для «элитариев».

 Ещё труднее «открывать действительность» «придворным» (вроде Глеба Павловского) и «припарламентским» советчикам (таким, как Сергей Марков или Игорь Бунин). В каких отношениях с действительностью может быть преуспевающий при всех режимах Александр Ципко? Или Александр Проханов (человек редкостного дарования и огненного стиля), которому нужно лишь, чтобы Россия была империей, а будет ли она коммунистической, монархической или фашистской – не суть важно? К него и святой холм на стыке границ трёх славянских республик, и монастырь, где подвизался автор идеи «Москва – Третий Рим», и русский космизм, и коммунизм, и Новый Адам, и земной рай, и высокие технологии – всё вместе. Может ответственный руководитель государства руководствоваться таким винегретом?

 О либералах и говорить нечего. Я пытаюсь порой представить, как поступила бы подлинно патриотическая власть с Российской академией наук, которая не исключила из своего состава вдохновителя разрушительной «перестройки» академика Александра Яковлева. Да и другие трубадуры рынка, ликвидации «неперспективных деревень» и пр. беспечально там пребывают, более того – даже критикуют власть: не так она поступает. Уже упоминавшийся академик Н.Шмелёв свыше 25 лет назад написал в «Новом мире» статью «Авансы и долги», которую считают первым развёрнутым манифестом рыночников. И вот теперь он критикует Д.Медведева за нечёткость картины будущего России. А откуда ей быть чёткой, если либералы завели страну в безысходный тупик? Так же ведёт себя и рыночник академик Н.Петраков. Вот к кому обратился бы с призывом покаяться автор статьи «Покаяние»! А тот же доклад ИНСОРа, как и инициативы советника Аркадия Дворковича, показывает, что либералы готовы утянуть Россию не только назад, во времена Ельцина, но и (если их вовремя не остановить) вообще в каменный век. (См. интересный доклад на эту тему профессора Георгия Малинецкого: http://www.dynacon.ru/content/articles/339/.)

  Все советчики любят толковать о «политической воле», которую понимают как твёрдо высказанное пожелание президента. Существуют ли в стране предпосылки для проявления такой «воли», отвечает ли ей реальное соотношение классовых и иных общественных сил – на это в рассуждениях нет и намёка. К тому же они постоянно воюют друг с другом, проявляя свою индивидуальность и конкурируя между собой за место под солнцем. И как руководству страны разобраться в этом котле, отделить овец от козлищ?

 

 В чём причины эпидемии прожектёрства?

 Беда интеллектуалов-советчиков – в том, что они не поняли четырёх вещей.

 Во-первых, они приняли вашингтонско-московско-петербургский консенсус, согласившись с либералами, что альтернативы нынешней рыночной экономике, вообще строю, основанному на частной собственности, в нынешней России нет. Как выразился один из приближённых Ельцина (если не ошибаюсь, Владимир Шумейко), «в России может быть любая власть, кроме советской». Однако это всего лишь гипотеза, и надо надеяться, что она в скором времени окажется опровергнутой.

 Техника в мире становится всё сложнее и – при неправильной её эксплуатации – всё опаснее, разрушительнее, отдельные технические системы сливаются в комплексы глобального характера. Разве можно будет в ближайшее время допускать, чтобы они оставались в частных руках? Процесс социализации стал всемирным, и рынку в этих условиях места нет. Точнее, без рынка вообще обойтись нельзя, как не может быть механизма без трения, но тенденция состоит в том, чтобы свести его к минимуму. Плановое хозяйство становится объективной необходимостью. Частной собственности и на Западе приходит конец (в тех пределах, в каких это там может происходить при сложившемся типе западного человека). Проще говоря, она будет становиться всё более фиктивной. Тем более недолго ждать её крушения в России. (Подробнее об этом – см. мою книгу «Капитализму в России не бывать!» на том же чате.) Но советчикам подобная мысль и в голову не приходит. Так, мелькнёт иной раз словечко о «красном проекте» или о «красном рае» и снова канет в небытие.

 Во-вторых, интеллектуалы, много рассуждая о рыночной экономике, ничего в ней не поняли. Они требуют, например, чтобы власть обуздала коррупцию, тогда как коррупция – не отклонение, а суть нынешней рыночной системы, реальная борьба с ней при сохранении рыночных отношений невозможна. Ведь рыночное общество – это общество, где всё продаётся и покупается, критерий значимости человека – большие деньги. В рыночно экономике главное – купить дешевле и продать дороже. Как остроумно заметил М.Веллер, самый эффективный рыночник – это бандит, которые отбирает товары на рынке бесплатно.

 У нас же официально признано, что учитель перестал быть просветителем народа и воспитателем юношества, он – поставщик образовательных услуг, то есть торговец знаниями. Как и врач – не целитель, ответственный за здоровье граждан на своём участке, а продавец медицинских услуг. Так почему же от милиционера требовать защиты правопорядка и соблюдения закона? Или от армейского офицера – служения на поприще защиты Отечества? Они тоже хотят быть значимыми и потому иметь как можно больше денег, такое стремление в рыночном обществе должно быть признано вполне приемлемым.

 Рыночная экономика – это вовсе не капитализм, ибо капитализм – всё же строй хоть и людоедский, но производительный. В России же строй – не капиталистический, а буржуазный, ориентированный не на производство, а на грабёж и паразитическое элитарное потребление, преимущественно предметов роскоши. Сами устроители нынешнего российского строя часто зовут его бандитским капитализмом. Президент и премьер учились в советском вузе, поэтому стесняются называть его капитализмом и предпочитают говорить: «рыночная экономика». Если же спрашивают, почему на Западе, при капитализме, не царствует коррупция, то сама такая постановка вопроса ложная. На Западе коррупция процветает (таких масштабов воровства и коррупции, какие выявлены в США во время нынешнего кризиса, мир ещё не знал, недаром попавшиеся коррупционеры получили сотни лет тюремного заключения, если не предпочли добровольно уйти из жизни), только она введена в определённые рамки. А рамки стали возможны потому, что на Западе капитализма давно уже нет, только российские обществоведы, политологи и советчики прозевали этот момент, «заблудились в эпохе» и отстали от реального мира на полсотни лет. Ещё Юрий Лужков говорил, что XX век был не временем соревнованием мира капитализма и мира социализма, а периодом соревнования советского и шведского социализма. И победила в нём шведская модель. Ныне на Западе существуют неокорпоративные государства разного рода, не капиталистические, но и не социалистические (поскольку там не отменена частная собственность на средства производства). Об этом говорится в моей книге «От лжекапитализма – к тоталитаризму»» (М., 2008, http://m-antonov.chat.ru/), которая прошла незамеченной, во всяком случае, советчики о ней публично не высказались.

 В-третьих, интеллектуалы-«патриоты» согласились с властью в оценке положения России, и у тех, и у других существует нечто вроде негласной договорённости, будто Россия – благополучная среднеразвитая страна, которая в силу каких-то обстоятельств на какое-то время утратила лидирующие позиции на мировой арене. И чтобы вернуть их, нам надо лишь осуществить некоторый прорыв: разработать нанотехнологии, внедрить новейшие информационные технологии – и – «Гром победы, раздавайся!», «Россия, вперёд!»

 В действительности ситуация совершенно иная. Россия – страна, разгромленная в «холодной войне», отброшенная на обочину Истории. Восстановление нам придётся начинать практически с нуля, и оно будет гораздо более трудным, чем после Великой Отечественной войны. И весь вопрос в том, понимаем ли мы это и сломлен ли наш дух. Вот за этим-то и следит внимательнейшим образом Запад. Весь его идеологический аппарат и «агенты влияния» в России стремятся не допустить осознания нами реального положения вещей и возрождения духа народа-победителя, какой был обретён советскими людьми после Великой Победы. Именно он и обеспечил тогда невиданный и неслыханный в истории взлёт нашей Родины, превращение её в мирового лидера. В том, чтобы россияне не осознали истинное положение дел в стране и мире, и заключается социальная функция наших идеологов, политологов и советчиков. При этом надо осознавать, что положение России в мире катастрофически осложнилось буквально на днях, чего интеллектуалы, естественно, не заметили. Скажу об этом всего в нескольких словах.

 На закате СССР великий советский учёный и конструктор академик Глеб Лозино-Лозинский, отец «Бурана», создал также и космический самолёт-челнок «Спираль» - оружие, какого не было нигде в мире и которое гарантировало нашей стране полную безопасность от возможной агрессии извне. Но Горбачёв уже договорился с Рейганом о ликвидации наших самых мощных видов вооружений - ракетных комплексов «Сатана», «Ока» и др. Была уничтожена и «Спираль», превращён в аттракцион и «Буран». А в «Спирали» было использовано столько новейших технологий, что Лозино-Лозинский уверял: ничего подобного за рубежом не создадут в течение многих десятилетий.

 Но во времена Ельцина двери всех наших самых секретных заводов и институтов были для американских консультантов (по большей части разведчиков) широко открыты, и, видимо, документация о «Спирали» стала им доступной. Даже возможно, что была продана её хранителями. И вот 22 апреля 2010 года (надеюсь, не в ознаменование 140-летия со дня рождения Ленина?) США запустили в космос космический челнок-самолёт X-37B, весьма похожий на наш бывший «Буран». Теперь США уже объявили, что имеют возможность безнаказанно наносить удары из космоса по любой точке планеты неядерным оружием (которое не подпадает под ограничения, установленные договором СНВ-3). Легко представить, насколько у США возросли возможности шантажировать весь мир! А нынешняя Россия, сама уничтожившая свою науку и конструкторские коллективы мирового уровня, ничего этому сверхоружию противопоставить не сможет.

 В-четвёртых, советчики, отмечая вопиющее социальное неравенство в России, невиданный в развитых странах разрыв между самыми богатыми и самыми бедными, всё же не рискуют назвать наше общество классовым. Только всё тот же М.Веллер, отвечая на вопросы радиослушателей, твёрдо произносит: «наше общество классовое, капиталисты эксплуатируют наёмных работников» и пр. И он по праву может повторить знаменитое: «Еже писах, писах». Главное – не в том, что оно классовое, а в том, что оно антагонистически классовое и в нём происходит классовая борьба, которая, надо думать, скоро даст о себе знать во всю мощь. Конечно, это не старые классы, не буржуазия и пролетариат, как и не рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция. Но от этого их борьба не станет менее острой, набирающие силу общественные Интернет-движения – это лишь первая ласточка. Но у советчиков не замечено ни малейшей попытки проанализировать новое классовое деление общества (а оно принесёт немало сюрпризов как «правым», так и «левым», и породит такие проблемы, с какими мир ещё никогда не сталкивался), выявить те силы, которые выходят ныне на остриё прогресса. А какую цену могут иметь ныне рекомендации, не учитывающие эту новую реальность?.

 

 Несколько слов о перспективах России

 Если высшее руководство действительно намерено модернизировать страну, тогда надо ему придётся учитывать (а всему народу – понять), что ныне в России существует двоевластие. Экономическая мощь, СМИ и пр. находятся в руках охарактеризованной выше правящей элиты (к тому же её поддерживает Запад). А некоторые властные рычаги – у президента и премьера, опирающихся на крайне узкий и пока ещё слабосильный круг сочувствующих им. О соотношении сил этих двух субъектов власти можно судить по следующему примеру.

 Первый заместитель губернатора и министр финансов Подмосковья Кузнецов, женатый на американке, сбежал в США, прихватив с собой два миллиарда долларов и повесив на область долгов ещё примерно на такую же сумму. Ныне он приобрёл элитные дома в Нью-Йорке и скупает отели в Куршевеле, где встречается и с российскими «элитариями». Несмотря на разные сигналы, правоохранительные органы не спешили заводить по данному факту уголовного дела и сделали это только тогда, когда СМИ, по сути, устроили большой скандал. Однако расследование дела идёт ни шатко ни валко, а главное – молчат об этом и губернатор Московской области Борис Громов, и президент, и премьер. Трудно предположить, чтобы они об этом вопиющем деле не знали. А не расследуют дело, видимо, потому, что Кузнецов воровал не один, и у него во власти весьма влиятельные покровители, которые в случае успешного расследования могут превратиться в подельников. Ну, и в чьих руках реальная власть и ведётся ли реальная борьба с коррупцией? Тюрьмы переполнены преступниками мелкого масштаба, совершившими мелкие кражи, а вор, похитивший миллиарды долларов, как и его подельники, не осуждён. Прав был Салтыков-Щедрин, писавший, что для того, чтобы воровать, нужно обладать проворством и жадностью, но главное – жадностью, потому что за мелкую кражу можно попасть под суд.

 Вот и сенатор Сергей Лисовский удивляется: «чиновники, не стесняясь, носят часы за полмиллиона, иностранные компании сообщают суду, кому из них давали взятки, но все остаются на своих местах. Современного чиновника можно уволить, только если выяснится, что он младенцев ест по утрам. Всё остальное – в пределах нормы. В государственных кабинетах появились люди, главная цель которых – набивать карманы. «Дербанить» страну» («МК», 24.04.2010).

 Но ведь тогда выходит, что разговоры о борьбе с коррупцией носят ритуальный характер: достаточно лишь посмотреть на виллу, автомобиль и прочие атрибуты благосостояния почти любого высокопоставленного чиновника, стоимость которых несопоставимо высока по сравнению с его официальными доходами, чтобы без излишней волокиты отдавать его под суд. Рассказывал мне один советский государственный деятель, как Сталин, узнав, что один из заслуженных граждан построил себе излишне роскошную дачу, спросил его, что же он не приглашает в гости. А приехав и осмотрев дачу, сказал: «Неплохое помещение для детского сада». И уже через неделю переустройство дачи под детсад началось. Хорошо ещё, что этому дачевладельцу не было предъявлено обвинение в трате на строительство казённых денег или материалов, иначе, конечно, дело выделением другого участка под дачу не обошлось бы.

 Я не предлагаю президенту и премьеру поставить в свой график работы посещение вилл хотя бы нескольких самых высших чиновников, о непомерных тратах которых, по сравнению с их зарплатами, широко известно общественности. Но почему бы не запросить данные иностранных банков о счетах российских чиновников? (Некоторые из этих банков сами предлагали прислать такие данные, но государство эта информация не заинтересовала.) Предполагать, что лидеры страны заодно с коррупционерами, не хочется. Тогда, видимо, они хотели бы обуздать коррупцию, да не по силам им пока такая задача. Вот и получается: они ищут коррупционеров и не находят, и задачу борьбы с коррупцией подчас ставят как раз перед теми, кто в ней замешан.

 Кстати сказать, и в борьбе с коррупцией надо знать меру. Если рассматривать каждую шоколадку, подаренную пациентом врачу или просителем чиновнику как взятку, карающуюся тюрьмой, то вся хозяйственная жизнь в стране будет парализована. У коррупции есть объективные критерии, и ими не следует пренебрегать.

 Но режим двоевластия не может быть прочным и продолжаться долго. В конце концов вопрос встанет остро: «кто – кого?». И исход этой борьбы ещё не предрешён, о чём открыто говорил Путин.

 Борьба эта – не пустые словеса, в ней сойдутся настоящие враги. Так, либералы гайдаровского призыва, распродавшие богатства России – это были враги, и весь их курс был вражеским. По таким преступлениям не может существовать срок давности.

 С того момента, как коррупция превратилась в угрозу национальной безопасности, коррупционеры тоже становятся врагами. Эти собственники административного ресурса должны быть ликвидированы «как класс» (именно это выражение употребил Путин, обличая коррупционеров в Мурманске).

 Недавно по радио России в рассказе о Параде Победы напомнили, что первым к подножию мавзолея был брошен штандарт Адольфа Гитлера, а последним – власовский триколор. Что это – случайное воспоминание или «оговорка по Фрейду»?

 Следовательно, перспективы России зависят именно от исхода этой борьбы, и они предстают в виде двух основных сценариев.

 Если власть захочет и сумеет обуздать зарвавшуюся элиту (точнее, сменить её), у России останется небольшой шанс на восстановление, на обретение мощи, на занятие достойного места в мировом сообществе. Но надо иметь в виду, что нажим на российскую элиту вызовет бурную негативную реакцию со стороны Запада (да и прочих сил, паразитирующих на наших ресурсах). Весьма вероятно, что против России введут разного рода санкции, Запад может опустить перед ней «железный занавес», хотя, к счастью, в современном мире есть ещё и Восток, бывший «третий мир» и пр., так что в полной блокаде мы не окажемся (будем надеяться, что до попыток военного подавления нашей страны дело не дойдёт). От народа России потребуются готовность противостоять давлению враждебных сил изнутри и извне, мобилизация всех ресурсов и громадные усилия для спасения страны.

 Думается, тут не обойтись без использования разных сторон советского опыта, от которого российские лидеры шарахаются, как известно кто от ладана. Неприязнь к советскому строю доходит до того, что президент ставит задачу создания системы отбора талантливых детей, подобную той, что существует «в других странах». А ведь лидеры этих самых «других стран», в частности, Джон Кеннеди, в качестве такой системы избрал именно советскую.

 Мне кажется, что в такой установке президента сказывается то, что он – выходец из традиционно прозападной петербургской интеллигенции, «профессорский сын», жизнь которого проходила по стандарту: «студент – аспирант – доцент – преподавание», пока не попал а администрацию Собчака, но и там, как юрист, занимался преимущественно юридическим оформлением документов. И вот с таким академическим опытом Медведев оказался в администрации президента, затем в правительстве в качестве первого вице-премьера, откуда уже и перешёл на высший пост в государстве. Хотя вряд ли Путина можно сегодня по-прежнему «без всякого преувеличения, считать успешным продуктом патриотического воспитания советского человека», каким он был по окончании средней школы, всё же его отношение к СССР гораздо более взвешенное. Думается, в немалой степени потому, что он был из рабочей семьи, жившей бедно, в начальных классах школы считался хулиганом, даже, по его собственному выражению, «шпаной» (см.: «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». М., 2000. С. 39, 19). Поэтому он назвал распад СССР величайшей геополитической катастрофой XX века, инициировал восстановление советской музыки государственного гимна РФ и пр.,

 Устоять в предстоящей страшной всемирной борьбе мы сможем лишь при условии выработки новой идеологии, в основе которой будут лежать принципы равенства и социальной справедливости. Эта идеология неизбежно будет конфронтационной по отношению к Западу. Мы обострений отношений с ним не хотим, но всякая попытка освобождения от паразита всегда вызывает ожесточённое сопротивление с его стороны. И потому инициатором обострения будет сам Запад.

 Я понимаю желание руководителей России устанавливать и поддерживать нормальные, чуть ли не дружеские отношения с лидерами Запада, но дружба с ними возможна лишь до тех пор, пока не задеваются их интересы. А они непременно будут задеты, и очень сильно, как только Россия заявит свои права на свои собственные природные ресурсы и на самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. При всех условиях о быстром росте народного благосостояния мечтать не приходится, хотя некоторое улучшение почувствуется за счёт «раскулачивания» олигархата и коррупционного чиновничества, которое, по словам Путина, подлежит ликвидации, «как класс».

 Элите никакая мобилизация страны на борьбу за восстановление национальной независимости не нужна. Власти мобилизоваться не хочется, населению тоже. Но придётся. И говорить придётся не столько о покаянии, сколько об искуплении нашего греха – равнодушного созерцания картины развала СССР и процессов, могущих привести к распаду России.

 Если же борьба с паразитической элитой не начнётся или сведётся к компромиссам с ней, то гниение страны продолжится и в очень скором времени Россия исчезнет с исторической арены (о чём также хорошо сказано в упомянутом докладе Г.Малинецкого). Будем надеяться, что в той или иной форме восторжествует первый сценарий, и Россия вновь обретёт себя. На Западе одолеет левая идея, в России утвердится новый советский строй, пройдя предварительно через стадию корпоративного государства.

 О перспективах России я писал не один год, большого отклика не получил. При необходимости положения настоящей статьи могут быть развиты дополнительно.

  Михаил АНТОНОВ

 

 

 

 

 

 




Публицистика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 14 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект "АнтиРоссия" | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4320-0005-7

OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование