Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




НИКОМУ НЕНУЖНЫЕ?!

 М И Р А С В Е Т Л И Н О В А

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Н И К О М У Н Е Н У Ж Н Ы Е ?!

 

 (произведение для детей и юношества)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 2009

 Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А:

 С а н С а н ы ч- мальчик из интеллигентной семьи, 14 лет

 Т о л и к- мальчик из обеспеченной семьи, 10 лет

 Л ё х а- мальчик из неблагополучной семьи, 14 лет

 К и м К и м ы ч- мальчик, кореец, 12 лет

 Ю л ь к а- девочка, 13 лет, сестра Лёхи

 В а р ю ш к а- девочка, 7 лет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Я В Л Е Н И Е П Е Р В О Е

 (Ночь. Гудок. Свет движущегося поезда. Рельсы. На рельсах стоит

 мальчик. Гудок.)

 С а н С а н ы ч. Ты чего, с катушек съехал?

 Т о л и к. Я уже умер?

 С а н С а н ы ч. Не обольщайся, не на небесах! Самоубийц туда не пускают! Придурок! (Встаёт. Отряхивается.) Из-за тебя штаны запачкал. Придурок!

 Т о л и к. Я хотел умереть! Зачем ты мне помешал?! Кто тебя просил?!

 С а н С а н ы ч. Вот она человеческая неблагодарность!

 Т о л и к. За что я тебя должен благодарить? (Тихо.) Отмучился бы и всё…

 С а н С а н ы ч. Отмучился? И кто тебя мучил? Папа? Мама?

 Т о л и к. А, если и так… Тебе-то что?

 С а н С а н ы ч. (Хватает за шарф.) Слушай ты, мученик, ты не знаешь, что такое мучение! Это ещё не край. Твой срок не пришёл… нельзя, когда не край…

 Т о л и к. (Огрызаясь.) Откуда ты знаешь?

 С а н С а н ы ч. Знаю. ( Выпустил из рук шарф. Посмотрел вниз.) Это ты от страха. Прежде чем на такое решиться, надо было мочевой пузырь опорожнить. (Протягивает руку.) Меня зовут Саша, но все зовут меня Сан Саныч.

 Т о л и к. (Пожимает руку.) Толик.

 С а н С а н ы ч. Анатолий?! Хорошо… Тебе есть куда идти?

 Т о л и к. Пойду на вокзал погреюсь.

 С а н С а н ы ч. Тебя там ждут. Особенно менты. Они нас всех в лицо знают. (Ехидно.) Твоему визиту они очень будут рады… Пойдём.

 Т о л и к. Куда?!

 С а н С а н ы ч. В гости! Не бойся, убивать я тебя не собираюсь. Не для этого тебя с рельс стащил.

 Т о л и к. А для чего?

 С а н С а н ы ч. (Посмотрел на Толика. Улыбнулся.) Не бойся, пойдём. (поднял глаза вверх.) Снег идёт… Скоро Новый год! Я люблю Новый год! Пойдём, здесь рядом.

 Т о л и к. (Прихрамывая.) Я кажется ногу подвернул.

 С а н С а н ы ч. Мне тебя не донести. Ты тяжёлый. Давай обопрись на меня. Пойдём. (Обхватил Толика за талию).

 (Сан Саныч ниже ростом, и Толику удобно на него опираться. Заковыляли по тропинке.)

 Т о л и к. (Прихрамывая. Зло.) Они мне врали! Все! Все! Мать! Отец! Бабуля!

 С а н С а н ы ч. (Спокойно.) Что именно?

 Т о л и к. (Со слезами на глазах.) Говорили, что я им родной…

 С а н С а н ы ч. А на самом деле?

 Т о л и к. (Тихо.) Приёмный…

 С а н С а н ы ч. Из Д.Д.?

 Т о л и к. Что такое Д.Д.?

 С а н С а н ы ч. Из детского дома?

 Т о л и к. Нет! Ты чего?..Если бы они меня из детдома взяли, я бы это знал… помнил бы…

 С а н С а н ы ч. Логично…

 Т о л и к. В роддоме. Бабуля говорила, что у мамы Коля умер. В этот же день рожала моя мать и отказалась от меня. Вот мама меня и взяла.

 С а н С а н ы ч. (Остановился.) Что-то ты меня совсем запутал. Твоя генетическая мать от тебя отказалась?

 Т о л и к. Что такое генетическая?

 С а н С а н ы ч. Та, которая родила.

 Т о л и к. Ну, да…

 С а н С а н ы ч. Теперь понял. Пойдём дальше. Только я не понял, зачем твоя, как ты сказал «бабуля», сейчас тебе это рассказала?

 Т о л и к. Она мне не рассказывала.

 С а н С а н ы ч. Как узнал? А, не рассказывай! Добрые соседи!

 Т о л и к. Причём соседи. Бабуля по телефону говорила, а я услышал…

 С а н С а н ы ч. И, что тебя смущает?

 Т о л и к. В смысле?!

 С а н С а н ы ч. (Передразнивая.) В смысле! Они тебя обижали? Били?

 Т о л и к. Нет! Ты что?!

 С а н С а н ы ч. Тогда, что ты сорвался? Чего тебе не хватало?

 Т о л и к. Ну как?.. Они мне врали… Понимаешь?!

 С а н С а н ы ч. Понимаю. Я тоже не люблю, когда мне врут. А кто любит? Ни кто!

 Т о л и к. Так я о том же.

 С а н С а н ы ч. Только твои тебе не врали. Они не договаривали. Это не одно и то же. Они не хотели делать тебе больно. Как говорят взрослые «хотели оградить тебя от всего».

 Т о л и к. (Язвительно.) Получилось?!

 С а н С а н ы ч. Не знаю?!

 Т о л и к. Ещё долго?!

 С а н С а н ы ч. Да нет. Уже пришли. Помоги отодвинуть крышку люка.

 (Вместе сдвигают крышку люка.)

 Т о л и к. Что, прямо туда?

 С а н С а н ы ч. (Улыбаясь.) Туда, туда. Добро пожаловать!

 (Оба залезают в люк. Со скрежетом крышка люка за ними закрывается.)

 

 Я В Л Е Н И Е В Т О Р О Е

 (На пороге подвального помещения стоят Толик и Сан Саныч. На полу пенки, на них спальные мешки, сшитые вместе. В углу диван, на котором сидят мальчик лет 12-ти и девочка 7-и лет. Рядом стол. В центре помещения буржуйка, возле которой сидят подросток 14-ти лет и девочка 13-ти лет.)

 С а н С а н ы ч. Добро пожаловать в нору! Познакомьтесь, друзья, это Толик! Он будет жить у нас.

 Л ё х а. С чего бы это?

 Ю л ь к а. С какого перепоя?

 С а н С а н ы ч. Это Лёха, а это Юлька. (Поворачивается в сторону других детей.) Это Ким Кимыч. (Идёт и садится на диван.) А это наша Варенька, Варюша. (Достаёт из внутреннего кармана куртки плитку шоколада и протягивает Варе.) Это тебе.

 В а р я. (Обнимает за шею и целует в щёку.) Спасибо! После ужина чай с шоколадкой.

 Л ё х а. От сладкого у детей зубки портятся и болят. (Выхватывает у Вари шоколадку.)

 Ю л ь к а. (Выхватывает у Лёхи шоколадку.) Не бойся, тебе много не достанется. (Отдаёт Варе.) Держи крепко. Никогда «не щёлкай клювом», а то «останешься у разбитого корыта». Поняла?!

 В а р я. Поняла! (Поцеловала Юльку.)

 Ю л ь к а. Садитесь за стол, а то всё остынет.

 С а н С а н ы ч. Ким Кимыч, дай Толику свои брюки, а то его сырые, он в сугроб упал, ещё заболеет. Посмотри его ногу. Он, по-моему, подвернул.

 К и м К и м ы ч. (Вытащил из-под дивана чемодан. Открыл его. Взял брюки.) На, держи. Эти тебе в самый раз будут.

 С а н С а н ы ч. Юлька, постираешь его штаны?

 Ю л ь к а. Ещё чего! Щааас!

 С а н С а н ы ч. Ю-ю-ю-ль!

 Ю л ь к а. Ла-а-адно! (Подошла к Толику.)Давай! Да не бойся, не смотрю я на тебя. Нужен ты мне больно!

 Т о л и к. (Снял брюки. Протягивает Юльке.) Спасибо…

 Ю л ь к а. Спасибо на хлеб не намажешь. Ого! Это в какой ты сугроб попал? Кимыч, посмотри.

 К и м К и м ы ч. Садись на диван.

 Т о л и к. (Прихрамывая.) Ой! Болит. (Плюхается на диван.)

 Ким К и м ы ч. (Ощупывает ногу.) Болит? А здесь?

 Т о л и к. Нет. Ой!

 К и м К и м ы ч. Сан Саныч, он будет жить. Только пока вся нога не распухла, нужен лёд.

 С а н С а н ы ч. (Посмотрел на Лёху.) Лёха…

 Л ё х а. Китаец, где я тебе лёд достану?!

 К и м К и м ы ч. Я тебе тысячу раз повторял, я не китаец! Я кореец!

 С а н С а н ы ч. Лёха, ты слышал?

 Л ё х а. Лёха, Лёха… Как, что так Лёха… Что я здесь самый маленький?!

 Ю л ь к а. Лёха, не гундозь! Пойди снега набери. Сейчас кастрюлю дам. (Берёт со стола кастрюлю и протягивает Лёхе.) На, бери.

 В а р я. Лёха, не гундозь!

 Л ё х а. Брысь, малявка!

 Ю л ь к а. Оставь её! Бери и иди! Только быстро!

 Л ё х а. Полную набрать?

 Ю л ь к а. Полную. Давай быстрее, пошевеливайся.

 (Лёха берёт кастрюлю и уходит.)

 Я В Л Е Н И Е Т Р Е Т Ь Е

 (Входит Лёха. За столом сидят Сан Саныч, Варя и Юлька. На диване сидят Ким Кимыч и Толик. Лёха протягивает кастрюлю Ким Кимычу.)

 Л ё х а. На, держи, шаман.

 К и м К и м ы ч. Сам ты шаман.

 Л ё х а. Давай держи. У меня руки отморозились!

 Ю л ь к а. (Встаёт из-за стола, подходит к Лёхе, берёт кастрюлю со снегом и передаёт Ким Кимычу.)Держи.

 К и м К и м ы ч. (Берёт кастрюлю.)Спасибо, Юлька.

 Ю л ь к а. (Устало.) Да на здоровье. Лечи.

 Л ё х а. Чего есть пожрать?

 Ю л ь к а. Садись за стол, сейчас налью супчик.

 Л ё х а. Опять суп из пакета?

 Ю л ь к а. Нет! Я суп из говяжьей косточки, специально для тебя варила! Тоже мне! Садись и не выпендрёжничай!

 Л ё х а. Да ладно! Прямо уже и сказать ничего нельзя!

 К и м К и м ы ч. Толик, как лучше?

 Т о л и к. Да я не чувствую ничего. Нога онемела.

 К и м К и м ы ч. Ничего, всё пройдёт. Главное кость цела.

 Ю л ь к а. Ким Кимыч, Толик я вам прямо туда принесу супчика?Ладно? (Берёт одну тарелку супа относит Толику и вторую Ким Кимычу.)

 Т о л и к. Спасибо.

 К и м К и м ы ч. Спасибо, Юлька.

 Л ё х а. Китаец, ты когда на мою сеструху смотришь у тебя глаза ещё уже становятся! Никак ты втюрился в неё! (Заржал.)

 Ю л ь к а. (Даёт подзатыльник Лёхе.) Закрой хавалку!

 Л ё х а. (Встаёт из-за стола и поднимает руку.) Проститутка!

 С а н С а н ы ч. (Заламывает руку Лёхе.) Угомонись!

 Л ё х а. Я что? Она первая начала!

 С а н С а н ы ч. (Хватает за «грудки» Лёху, который выше его на две головы.) Я видел кто первый начал! Если тебя что-то не устраивает, можешь уходить! Ты знаешь, какие у нас правила! Тебя никто держать не станет! Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты не нарывался. Оставь в покое Кима. Ты меня понял?!

 Л ё х а. (Отталкивая Сан Саныча.) Понял! Сейчас доем и уйду, чтобы не раздражать вас всех.

 С а н С а н ы ч. Куда ты уйдёшь? Опять в какую-то историю вляпаешься! Сиди и не высовывай нос. Тебя сегодня искали.

 Ю л ь к а. Говорила я тебе воровство это одно, грабёж– это другое.

 В а р я. Что лучше грабёж или воровство?

 С а н С а н ы ч. И то, и то плохо.

 Ю л ь к а. Украли, сам виноват! Надо следить за своими вещами. А грабёж…

 это другое. Статья другая.

 Л ё х а. Кто искал?

 С а н С а н ы ч. Дикие.

 Л ё х а. Бля! Я попал!

 Ю л ь к а. Я же тебя предупреждала!

 С а н С а н ы ч. Значит так. Они не знают о нашем месте. Ты сиди здесь и не высовывайся, пока всё не уляжется.

 Л ё х а. Сан Саныч, зачем ты его привёл? Он же домашка.

 С а н С а н ы ч. Он думал, что ему край.

 Л ё х а. Он нас продаст.

 С а н С а н ы ч. Нет.

 Л ё х а. Ладно, Сан Саныч, тебе виднее. Если, что ответишь.

 С а н С а н ы ч. Если что, отвечать будет не кому.

 Л ё х а. Ладно, я промолчу, но…

 С а н С а н ы ч. Вот и правильно, ты лучше молчи. Ким Кимыч, его надо на ноги поставить.

 Т о л и к. Скажите, много таких как вы?

 К и м К и м ы ч. Каких?

 Т о л и к. Ну, тех кто так живёт?

 К и м К и м ы ч. Как так?

 Т о л и к. Ну под землёй.

 Л ё х а. (Передразнивая Толика.) «Много таких как вы»? Сегодня ты такой же! Не нравится, можешь уходить. Тебя никто держать не буде, да Сан Саныч?

 С а н С а н ы ч. Лёх, угомонись. Человек в первый раз спустился под землю.

 Т о л и к. Не, просто мы с бабулей на кухне слушаем радио. Там никогда не говорили про таких детей… ну я имею ввиду тех, которые под землёй живут…

 К и м К и м ы ч. А про каких по радио говорят?

 Т о л и к. Уже неделю рассказывают про одного мальчика, которого усыновили из Америки и он задохнулся в машине.

 Ю л ь к а. А о миллионах страдающих здесь? А о тех, кто без вести пропадает? По твоему радио о таких не говорят?

 Т о л и к. Нет, не говорят.

 С а н С а н ы ч. У нас в год погибают и пропадают без вести десятки тысяч детей. Дядечкам и тётечкам там (показывает указательным пальцем вверх.) некогда. У них есть более важные дела. Вот увеличить срок президенства и депутатства, на это время они нашли. Вмиг решение приняли. А таких, как мы можно оставить на потом. «Когда-нибудь, что-нибудь решим с ними. Потом. Сейчас не до них».

 Л ё х а. Так проще новых нарожать, чем таких отмыть, накормить.

 Ю л ь к а. Проще агитировать за высокую рождаемость, чем пристроить тех, которых уже произвели.

 С а н С а н ы ч. Пусть наконец-то подсчитают, сколько в России беспризорников. Один говорит 90 тысяч, другой миллион. У нас в стране нанотехнологии, а подсчитать не могут.

 Л ё х а. Они насчитают. У них же эта, как его математика… Китаец, как ты говоришь? О, прости, Ким.

 К и м К и м ы ч. Альтернативная.

 Л ё х а. Вот! Альтернативная математика! О!

 С а н С а н ы ч. Когда пайки распределяют, счёт идёт на миллионы. А когда отсчёты потребуют, что вы, что вы у нас в области ни одного беспризорника нет.

 Ю л ь к а. А в помойках дети просто так копаются.

 Л ё ха. Каждый свободный гражданин имеет право копаться на помойке.

 Т о л и к. А я свою учительницу, которая у меня детском садике была, видел, как она на помойке копается… Мне так стыдно было…

 Ю л ь к а. Стыдно? За кого? За неё? За своих родителей?

 Т о л и к. Не знаю…(опустил голову.)

 Ю л ь к а. В конце концов, у беспризорников есть родители, которые давно детей променяли на водку. Но никто ни за, что не отвечает – ни родители за детей, ни органы, которые должны следить, чтобы дети были накормлены, ухожены и не избиты.

 Т о л и к. Может быть лучше, чтобы такими детьми занимались монахини и монахи, или жена президента, как при царе?

 С а н С а н ы ч. В царской России беспризорников хватало, несмотря на императрицу и монахов. А вот, в СССР, я читал в одной книге, с этим справились. И после Гражданской войны. И не потому что, Дзержинский был гуманист и праведник, а потому что система работала. А, если оставить всё как есть, то первая леди время от времени будет дергать президента за рукав: «Дорогой, добавь денег детишкам!» Только лучше не станет!

 Т о л и к. Ну, как же мне бабуля рас сказывала, что при монастырях были, да и сейчас появляются приюты, для таких детишек. Бог всем поможет!

 Л ё х а. Бог не люди! Его никогда рядом нет! Друзья всегда рядом! Бог сектантам нужён!

 Ю л ь к а. Не убий, но убивают, не суди, но судят! Сволочное общество! Говорят одно, делают другое! Сколько трёпа о помощи детям, только нас всё больше и больше! Говорят одно, а делают другое! Вот на, что способно это общество! Живут по ещё худшим законам, чем мы. Мы судим своих, они судят всех! А почему? Потому что сильные? Или потому что привыкли к вранью? Потому я не признаю их суда! Они мне не судьи!

 К и м К и м ы ч. Жизнь беспощадна к нам. Не жалеет. Добить хочет. За что? Неужели мы худшие из детей? Отбросы? Лишние? От которых надо избавиться? Держать нас подальше за забором, за флажками…

 Л ё х а. Молодец! Вон как китаец сказал! Молодец! (Пауза.) Кореец! Молодец Кимыч!

 К и м К и м ы ч. Почему бегут из детдомов? Почему нельзя перейти из детдома в детдом просто так? Почему о «дедовщине» в армии говорят, а про то, что творится в детдоме – нет?

 Ю л ь к а. Почему убивают «Я» аминазином? Почему всё до сих пор так? Ненавижу детдом! У меня есть дом, есть!!! А приходит строгая тётя из соцобеспечения и отправляет в детдом.

 К и м К и м ы ч. В доме стены родные, все закоулочки и трещинки знакомы. А в детдоме я был просто ребёнок, которого надо было сделать как все. А я, не как все. Почему мне там не давали рисовать, когда я хотел? Почему рисовать можно было только на уроке рисования? Почему у меня отнимали карандаш и кисти с красками? Даже ватман, что мне подарили, и тот отняли для всего детдома. А тот ватман мне подарили. Мне! Для них я должен был быть винтиком в их системе, а я не винтик, я человек! Фу, разошёлся я…

 С а н С а н ы ч. Понимаешь, Толик, надо пропустить через себя чужую судьбу, чтобы понять взгляд человека. Глаза любого человека, и даже зверя отражают его сущность. Не даром говорят, что «глаза – это зеркало души». Часто, я определяю сущность нового человека по глазам, бегающим или уверенным, наглым или робким. И от этого, я знаю верить или нет его словам.

 Т о л и к. Давайте сделаем мешок желаний. В мешок будем бросать записки, ну типа письма Деду Морозу.

 Л ё х а. А зачем писать письма Деду Морозу? У нас мороз во дворе крутой! Аж пальцы стынут! Мы сами желания выполним! Кому не хватит, я тому в мешок желание наложу! (Ржёт.)

 Ю л ь к а. Какой ты всё-таки урод, Лёха!

 Л ё х а. Сама ты уродка! Иди тебя клиенты ждут!

 С а н С а н ы ч. Закрой свой рот! Ты меня понял?

 Л ё х а. Понял… что уж не понять.

 С а н С а н ы ч. Не ходи, Юлька.

 Ю л ь к а. Долг отработаю и не стану ходить. Честно!

 К и м К и м ы ч. Потом они тебе новый долг придумают. Они ведь по-хорошему от тебя не отстанут.

 Ю л ь к а. Нет, пацаны. Они обещали. Ещё чуть-чуть осталось.

 В а р я. А кто будет эти желания исполнять?

 К и м К и м ы ч. Дед Мороз!

 В а р я. А Дед Мороз есть? Он ведь только в сказках есть.

 К и м К и м ы ч. Есть, Варюшка, есть. Надо только очень сильно верить.

 В а р я. Тогда надо делать мешок желаний. Обязательно надо. Может тогда меня мама найдёт?

 К и м К и м ы ч. Конечно найдёт. Обязательно найдёт.

 В а р я. Это будет самый лучший подарок в моей жизни… Я даже не хочу, чтобы мама мне подарки под ёлку ставила. Главное, чтобы она меня нашла.

 Ю л ь к а. Вместо подарков на Новый год меня в подарок родная мама дарила. Отправляла в чужой дом к чужим людям…

 Л ё х а. Хочу волшебную палочку. Хотя нет, не верю я в колдунов, даже сказочных. Я хочу картошки печённой в углях. Завтра сделаю. Вас всех угощать буду. Картоха с солью и чернушкой. Скажи, Юлька, вкуснятина.

 Ю л ь к а. Надоела она. Хочу болтунью! Такую тонюсенькую на сковородке.

 С а н С а н ы ч. Хочу в свою квартиру и больше не работать.

 Т о л и к. Где вы работаете?

 С а н С а н ы ч. Мы работаем на расфасовке овощей, на разгрузке фур. Тяжёлая и мало-оплачиваемая работа. Но, что делать. Это всё, что есть. Воровать мы принципиально не идём.

 Т о л и к. Зачем сразу воровать.

 С а н С а н ы ч. А ты подскажи нам, как можно ещё заработать?

 Т о л и к. Попросить.

 К и м К и м ы ч. А ты постой с протянутой рукой, всё о себе узнаешь!

 Л ё х а. А потом тебя мент за шкирку и в клетку. Там отметелят и в душ кровячку смыть. Оттуда в больничку с решётками на окошках. А потом приедут и на браслетике в дыру увезут! Подальше от всех! А там все чужие и все тебя метелят.

 Ю л ь к а. А не мент за ручку так местная братва монетку назначит. А не братва, так ещё хуже.

 Л ё х а. Ты пойди постой с протянутой ручкой, а я посмотрю! Посмотрим, как запоёшь. Ручку протягивать себе дороже.

 К и м К и м ы ч. Пусть стенка. За стенкой спокойней. А добро сквозь стенки ходит.

 Л ё х а. Такая ручка может одна на миллион! Я в волшебную палочку не верю, и в волшебную руку не верю. Пока дождусь, оторвут с потрохам протягивалку. Не верь! Не бойся! Не проси! Так правильно!

 Ю л ь к а. На добро я не лаюсь. Я за добро всё, что угодно буду делать! А где добро ты видел? Я не видела!

 К и м К и м ы ч. Чудеса бывают. Я верю в чудеса. Я письма на телек пишу. Я верю, моих родных, хоть каких-нибудь, найдут!

 Ю л ь к а. Идешь на хозяйстве помочь. Думаешь мужик нормальный, для дела зовёт. Думаешь в тепле будешь работать, а там двери хлоп-хлоп и он уже другой. А вскоре этих больше приходит, и понеслось, а потом очнёшься за городом. Необидно? А другим я не нужна!

 Л ё х а. Свою стенку мы строим сами. К нам с настороженностью, мы с презрением. Вот и пошли нагораживать. Только кто первый остановится и протянет руку? А если эта рука тебя в тот тёмный уголок отволокёт? Как понять, кто с добром к тебе, а кто по тебя самого? И зачем на добро заранее лаяться и отгораживаться. Но потом и в лесу очухиваться, тоже не тянет. Фиг знает, что делать.

 С а н С а н ы ч. Здесь ты увидишь наш мир, так, как мы его видим. Россыпью крошек, что мы клюём. Росыпь осколков детства. Мы никому не нужные. Хочешь ты быть одним из нас? Подумай. Есть ещё время подумать. Сегодня переночуешь у нас, а завтра можешь уходить. Пока тебя не засосало, как на болоте.

 Т о л и к. Почему вы свободные, а другие дикие?

 С а н С а н ы ч. Свободные это те, кто живут по закону и держат связь между собой, через интернет. У нас есть общак. В основном тратим деньги на еду, лекарства, врачей, если понадобится. Дикие – это обычные беспризорники. У них нравы, как в джунглях, звериные.

 К и м К и м ы ч. Они базируются в городе, в товарных отстойниках перед вокзалом. Они занимаются воровством и грабежом.

 Л ё х а. Они и убить могут, если кучей. Я с ними полгода прожил, пока они меня не избили. У них, короче бизнес такой… девочка или мальчик ловят клиента. Ведут в подъезд якобы для секса, а в подъезде ждёт куча диких. Мужика избивают и обирают. Иногда забивают клиента насмерть. Как-то раз мужик упал и от ударов ногами у него оторвались уши.

 К и м К и м ы ч. Конечно, обнюхаются клеем, вот им и всё равно, что они убили человека.

 Л ё х а. Я когда с дикими жил, то мы ходили на горки кататься. Там домашних детей отметелили. Они во дворцах пусть хороводы водят – там им место. Улица наша! А кто лез вперёд, мы в счастливые рожи били прямо в нос. Второй сзади по ногам. Тот вниз катится и мы за ним ногами вперёд. Рожа резко кислой делается. Больше на горку не лезли.

 Ю л ь к а. Герой! Какой ты герой!

 Л ё х а. Пусть знают своё место. Им что дворцов с тортами мало?

 Ю л ь к а. Да ты им завидуешь!

 Л ё х а. Чего это я им завидую?

 Ю л ь к а. Что у них есть дворцы с тортами, а у тебя их никогда не было, и вряд ли когда-то будут!

 Л ё х а. Дура! Ты сама завидуешь!

 Ю л ь к а. Да! Да! Да! Я хочу дворцы и торты, и всё, всё, всё, что у них есть!

 Л ё х а. А я нет!

 Ю л ь к а. Тебя даже эти уроды выгнали! Знаешь почему?

 Л ё х а. Ну! Скажи!

 Ю л ь к а. Ну! Баранки гну! Потому что, ты тоже урод, хоть и брат мой! Урод!

 Л ё х а. Сука! (Вскочил с места и подошёл к Юльке.) Я тебя убью!

 К и м К и м ы ч. Не трогай её!

 С а н С а н ы ч. (Встал между Юлькой и Лёхой.) Завтра рано вставать. Давайте ложитесь спать.

 Ю л ь к а. Ну ладно, я пошла, а вы спать ложитесь.

 С а н С а н ы ч. Юль, может не пойдёшь?

 Ю л ь к а. Нет. Надо. Надо идти. ( Берёт куртку и уходит.)

 Л ё х а. Иди, иди, проститутка!

 Ю л ь к а. (Плюнула на Лёху). Мудило! (Убежала.)

 Л ё х а. (Пытается догнать её, но Сан Саныч схватил его за рук.) Сучка! Придёшь, я тебя убью!

 С а н С а н ы ч. Успокойся! Всё! Шабаш!

 (Все укладываются спать.)

 

 

 

 Я В Л Е Н И Е Ч Е Т В Ё Р Т О Е

 (Все дети спят. Входит Юлька. Подходит к буржуйке. Открывает дверцу печки подкладывает дрова. Закрывает. Подходит к Сан Санычу.)

 Ю л ь к а. (Тихо.) Сан Саныч, вставай. Пора, Сан Саныч. На работу опоздаешь. Ругать будут. Вставай.

 С а н С а н ы ч. А! Что? А… Сейчас. Встаю.

 Ю л ь к а. Я тебе завтрак приготовлю.

 С а н С а н ы ч. А… Спасибо. (Встаёт.) Что-то холодно. Да?!

 Ю л ь к а. Я уже дрова подбросила. Сейчас чай налью. Я печенье купила и колбаски.

 К и м К и м ы ч. (Встаёт с дивана.) Сан Саныч, я с тобой пойду сегодня.

 С а н С а н ы ч. Зачем? Сиди здесь.

 К и м К и м ы ч. Нет. Я с тобой.

 С а н С а н ы ч. Ну, как знаешь. Дело хозяйское.

 Л ё х а. (Встаёт.) Я тоже с вами пойду.

 С а н С а н ы ч. Тебя только не хватало.

 Ю л ь к а. Тебя дикие ищут. Сиди и нос не высовывай из норы.

 С а н С а н ы ч. Понял? Ты понял?

 Л ё х а. (Ложится.) Да понял я, понял… Что же здесь не понять. Как крыса уже два дня сижу здесь.

 Ю л ь к а. Сам виноват. Садитесь. Всё готово.

 (Сан Саныч, Ким Кимыч и Юлька садятся за стол.)

 С а н С а н ы ч. (Отхлебнул чай.) О-о-о, хорошо, горячо.

 Ю л ь к а. Ребят, у меня новость.

 Л ё х а. (Подсаживается к ним.) Я жрать хочу. У вас тута вкусно пахнет.

 Ю л ь к а. Садись… Осторожно! Не ошпарь нас кипятком.

 С а н С а н ы ч. Юлька, рассказывай.

 Ю л ь к а. Не знаю даже с чего начать…

 К и м К и м ы ч. Начни с начала.

 Ю л ь к а. Если бы знать, где это начало.

 С а н С а н ы ч. Юлька, не тяни. Говори уже.

 Ю л ь к а. Сегодня на вокзале тётку одну видела…

 Л ё х а. Эка невидаль. Тётка на вокзале…

 Ю л ь к а. Да это не просто тётка…

 Л ё х а. Фея, которая желания исполняет. Ты ей наш «мешок желаний» передай. Вдруг, к Новому году всё исполнится, что мы загадали?

 К и м К и м ы ч. Лёха, подожди, дай человеку сказать.

 Л ё х а. Что, китаец…

 (Ким Кимыч вскакивает из-за стола. Сан Саныч хватает его за руку. Посмотрел строго на Лёху.)

 Л ё х а. Молчу, молчу. Извини, Кимыч. Извини. Всё. Всё. ( Посмотрел на сестру.) Говори! Чего тянешь резину!..

 Ю л ь к а. Тихо. (Шёпотом.) Тихо тебе говорю. Так вот… Сегодня на вокзале тётка расклеивала объявления. Подхожу, читаю и бац! На фотке наша Варька.

 Спрашиваю её, кого это она ищет. А она мне говорит: «Дочку свою ищу. Потерялась она.»

 Л ё х а. Во, дела!

 Ю л ь к а. Думаю тётка не врёт. Непохожа она на аферистку.

 С а н С а н ы ч. Что ты ей сказала?

 Ю л ь к а. Сказала, чтобы сегодня в девять приходила на вокзал, рядом с пригородными кассами ждала.

 К и м К и м ы ч. А она?

 Ю л ь к а. Плакать стала. Хотела ещё, что-то спросить, но я смылась. Решила вам всё рассказать.

 С а н С а н ы ч. Правильно. Сегодня вечером я с тобой и Варей вместе пойдём.

 Л ё х а. Правильно. Варька, то свою мамку узнает. Она ж не глупая.

 К и м К и м ы ч. Да, она же недавно потерялась, всего чуть больше полугода прошло. Узнает. (Пауза.) А я свою не помню. Меня дедушка воспитывал. А потом и его…

 Ю л ь к а. Не плачь, Кимыч. А, то я сейчас тоже разревусь…

 С а н С а н ы ч. Хватит сырость разводить. Надо надеяться на лучшее.

 Л ё х а. Да, вот только и приходиться надеяться.

 С а н С а н ы ч. Так… мы уходим. За старшую остаётся Юлька.

 Л ё х а. Это почему? Я старше её!

 С а н С а н ы ч. Я сказал Юлька. Ты понял, Лёха? (Пауза.) Не слышу? То-то и оно. Ты сиди и не высовывайся.

 (Сан Саныч и Ким Кимыч уходят.)

 

 Я В Л Е Н И Е П Я Т О Е

 (Нора. На диване сидят Толик и Варя. За столом сидит Юлька и чистит картошку. Лёха у буржуйки поёт песню на гитаре.)

 Л ё х а. «Не скупитесь господа, нас не прогоняйте, улица нам стала, словно дом родной, будьте милосерднее, сироткам подайте, и тогда, наверное, вам грех простят любой…»

 (Входят Сан Саныч и Ким Кимыч.)

 В а р я. Ура! Пришли!(Подбегает к ним.) Почему вы так долго?

 С а н Са н ы ч. Юлька, возьми сумку. Там тушёнка. Хозяин дал пять банок.

 Ю л ь к а. О-о! Живём! Хорошо! Молодцы. Тогда сейчас картошку с тушёнкой…

 Л ё х а. (Поёт.) Тушёнка, тушёночка!

 С а н С а н ы ч. Варюша, смотри, что я тебе принёс. (Даёт ей коробку с зефиром.)

 В а р я. О-о-о! Юлька, смотри! Спасибо! Как ты догадался, что я об этом думала?

 Ю л ь к а. (Посмотрела на Сан Саныча.) Я же тебе говорила, Варюш, что если о чём-то мечтать, сильно-сильно хотеть, то это обязательно сбудется.

 Л ё х а. (Шатаясь подошёл к Сан Санычу.) А мне? Я об этом ещё месяц назад думал. Сильно так думал…

 С а н С а н ы ч. Ты еле на ногах стоишь. Опять клей нюхал?

 Л ё х а. (Еле держится на ногах.) Нет! Не нюхал!

 С а н С а н ы ч. Дыхни! Опять врёшь, урод!

 Л ё х а. (Хватает за рукав Сан Саныча.) Дай конфетку.

 С а н С а н ы ч. (Отталкивает.) Пошёл!

 Л ё х а. (Шаткой походкой идёт на своё прежнее место. Берёт гитару.) Душа устала маяться, ей не найти покоя, подайте ж Христа ради, червонец зо-ло-той!

 С а н С а н ы ч. Где ты гитару взял, урод? Я же сказал, чтобы ты здесь сидел.

 Ю л ь к а. Он после вас сразу ушёл. На вокзале гитару стащил и с диким подрался. Пришёл уже обнюханный.

 К и м К и м ы ч. Сан Саныч, надо, обмозговать. Дикие не простят.

 С а н С а н ы ч. (Вскочил со стула. Подбежал к Лёхе, лежащему на пенке, и стал бить его ногами.) Скотина! Я же тебе говорил, чтобы ты не высовывался! Сука, ты всех нас подставил! Они тебя выследили! Сука!

 К и м К и м ы ч. (Обхватив руками сзади Сан Саныча стараясь оттащить его от Лёхи.) Не надо, Сан Саныч! Ты его убьёшь! Не надо! Юлька, помоги мне!

 Ю л ь к а. (Подбежала и стала помогать Ким Кимычу.) Не надо, Сан Саныч! Он всё равно ничего не понимает! Скотина! Я его не пускала! Но он же…

 (Юлька и Ким Кимыч оттащили Сан Саныча на диван. За происходящим с широко открытыми глазами наблюдал, сидящий на диване Толик. Рядом с ни плюхнулся Сан Саныч.)

 С а н С а н ы ч. (Обхватив голову руками.) Что делать с этим уродом! Ведь слово давал! Божился!

 К и м К и м ы ч. Сан Саныч, нам надо будет нору менять! Думаю дикие проследили, где мы. Они будут мстить. Чем раньше мы уйдём, тем лучше…

 С а н С а н ы ч. Куда? У тебя есть куда? Нас отовсюду гонят. Подвалы сейчас все закрывают дворники на ключ. Чердаки уже давно на амбарных замках. Куда? На вокзал? Туда нельзя. Куда?

 К и м К и м ы ч. Надо обмозговать. Надо хорошо подумать.

 С а н С а н ы ч. Думай! Думай, Ким!

 Ю л ь к а. С другой стороны, если бы они проследили, то сразу бы напали. Может всё-таки не знают, где мы? А?

 К и м К и м ы ч. Может быть…

 В а р я. Юлька, я кушать хочу.

 Ю л ь к а. Да-да. Давайте садитесь за стол. Поедим и подумаем, как лучше быть.

 (Сан Саныч и Варя садятся за стол. Толик и Ким Кимыч сидят на диване. Юлька подаёт им тарелки с едой.)

 С а н С а н ы ч. Нет, ну сказал же. Но почему одному человеку хватает одного раза, а другой и с десятого не понимает? Который раз он нам геморрой такой устраивает!

 К и м К и м ы ч. Нам надо в какой-то деревне отсидеться. Подальше нам надо от города. Подальше от вокзала. Он тоже должен поесть. Сегодня надо уехать.

 Ю л ь к а. Как же, Сан Саныч! Мы же сегодня должны на вокзал пойти. Ты же говорил…

 С а н С а н ы ч. Говорил, значит пойдём. Мы втроём пойдём на вокзал, посмотрим, как там… Толик и Ким Кимыч здесь начнут собирать вещи. Только самое необходимое. За это время эта скотина протрезвеет. Эй! Гимор иди жрать! Урод!

 К и м К и м ы ч. Договорились!

 Ю л ь к а. Варька, сейчас мы с тобой пойдём на вокзал…

 В а р я. (Перебивая Юльку.)К тебе на работу?! Так рано? Ты же поздно уходишь? Когда уже темно…

 Ю л ь к а. Подожди, Варька! Не спеши.

 С а н С а н ы ч. Мы пойдём и ты должна будешь посмотреть на одну женщину…

 В а р я. (Перебивая.) И ты с нами пойдёшь?

 С а н С а н ы ч. Да, Варюшка, мы втроём пойдём. Только ты должна внимательно посмотреть на эту женщину.

 Ю л ь к а. Варя, эта женщина говорит, что ты её дочка.

 В а р я. Мама?! Ты видела мою маму?! Где она?! Пойдём! Давайте, одевайтесь! Пойдём!

 С а н С а н ы ч. Сейчас пойдём. Только не спеши. Кимыч, ты знаешь, что делать.

 (Варя одевает куртку, шапку. Юлька и Сан Саныч одеваются, берут Варю за руки и выходят.)

 К и м К и м ы ч. У меня здесь две сумки. (Вытаскивает из-под дивана сумки.) В одну все вещи, в другую крупы, сахар.

 Т о л и к. Кипятильник брать?

 К и м К и м ы ч. Конечно! И кружки брать.

 Т о л и к. Куда тушёнку?

 К и м К и м ы ч. Давай сюда.

 Т о л и к. Фонарик?

 К и м К и м ы ч. Вот в эту сумку.

 Т о л и к. Всё. Вроде всё.

 К и м К и м ы ч. Надо тарелки вымыть. Давай в таз горячей воды налей.

 (Ким Кимыч и Толик моют тарелки.)

 

 Я В Л Е Н И Е Ш Е С Т О Е

 (В нору входят Юлька и Сан Саныч.)

 К и м К и м ы ч. Где Варенька? Это её мама?

 С а н С а н ы ч. Да. Она её сразу узнала.

 Ю л ь к а. Лёха очухался?

 Т о л и к. Да…

 С а н С а н ы ч. Собирай свои вещи, урод!

 (Лёха молчит, одевается и собирает свои вещи.)

 Ю л ь к а. Пацаны, я с вами не поеду.

 К и м К и м ы ч. Почему? Дикие ведь сюда придут. Тебе нельзя здесь оставаться. Юлька, ты чего? Поехали с нами. Отсидимся, всё успокоится, и потом опять приедем.

 Ю л ь к а. А дальше что?

 К и м К и м ы ч. Займём какую-нибудь брошенную избу в деревне. В деревнях знаешь сколько брошенных пустых изб? Выберем лучшую. Там и Новый год встретим. Купим шампанское, ёлку нарядим… По-взрослому. Как ты хотела!

 С а н С а н ы ч. Она не поедет с нами. Она уедет с Варюшкой.

 К и м К и м ы ч. Как? Когда?

 С а н С а н ы ч. Сегодня! Сейчас!

 К и м К и м ы ч. Ты нас кидаешь? А как мы? Как я?

 Л ё х а. Опа! Ну ты, сеструха, даёшь! Как же китаец без тебя? Он же по уши в тебя втюрился…

 Ю л ь к а. (Подбегает к Лёхе и начинает его душить.) Заткнись! Он не китаец! Сколько раз тебе говорили!

 С а н С а н ы ч. (Оттаскивает Юльку от Лёхи.) Юлька, успокойся!

 Ю л ь к а. (Падает на диван.) Это мой шанс!

 Л ё ха. (Кашляет.) Вы все озверели, что ли? Один чуть не убил, другая хотела задушить!

 Ю л ь к а. Заткнись! Надоел! Достал ты меня!

 К и м К и м ы ч. Это правда, Юлька?!

 Ю л ь к а. Я, что на страдания обречена? (Тихо, шёпотом.)Я уже не верю в Бога, я верю только в себя. (Громко.) Я хочу жить, как все. Вы, что думаете, Лёшка ворует от жизни сладкой? Да он грешит, потому что только так можно прожить.

 Л ё х а. Меня улица воспитала!

 К и м К и м ы ч. Жизнь диктует свои правила!

 Ю л ь к а. Я на сладкую жизнь ни падкая. Просто я хочу быть человеком! Просто я хочу жить не пресмыкаясь! Просто я хочу с прошлым попрощаться! Я хочу найти родных мне людей!

 К и м К и м ы ч. А мы? Мы для тебя кто?

 Ю л ь к а. Да это всё не то! Я не хочу говорить о том какие слепые политики, чиновники, которые должны заниматься такими, как мы никому ненужными детьми! Не хочу думать, что моя жизнь это ошибка! Всё, что со мной произошло это ошибка! Не хочу! Я не хочу приходить с работы (пальцами показала жест вранья.) Избитой, униженной и молчать. Потому что, даже не кому сказать, о тех унижениях, которые я испытала. Я ночью просила у неба новой жизни, чистой, светлой, как заря! У меня появился шанс всё изменить! Я не упущу этот шанс!

 Л ё х а. Да-а-а! Вот дела! Типа ты себе «тёплое место» нашла, сеструха! Я тогда в Сухуми поеду, мандарины собирать. Заработаю тысячи и буду независимым.

 Т о л и к. Куда ты поедешь? Зима сейчас.

 Л ё х а. Это у нас зима. А там зимы не бывает! Там круглый год лето, даже купаться можно! Я-то знаю. Мне один пацан рассказывал.

 С а н С а н ы ч. Может быть ты права, Юлька. Стоит рискнуть.

 Ю л ь к а. Мне нечего терять. Хуже уже не будет. Я уверена. У меня получится. (Подходит к каждому, обнимает, целует в щёку. Берёт сумку.) Прощайте ребята. Простите, если что не так! (Уходит.)

 

 Я В Л Е Н И Е С Е Д Ь М О Е

 (В норе сидят Сан Саныч, Толик, Ким Кимыч и Лёха.)

 С а н С а н ы ч. Ну, что? Нам тоже пора.

 К и м К и м ы ч. Да, пока дикие не заявились.

 Т о л и к. Ребят, я с вами.

 С а н С а н ы ч. Ты хорошо подумал?

 Т о л и к. Да!

 С а н С а н ы ч. Тебе надо вернуться домой. Тебе есть куда идти. Нам нет.

 Т о л и к. Мне тоже некуда идти.

 С а н С а н ы ч. Толик, пойми, тебе есть куда идти нам нет! Ким Кимыч, как ты попал сюда? Расскажи!

 К и м К и м ы ч. Родители умерли рано. Отец, когда мне было три года. Я его даже не помню. Мама, когда мне было пять. Её я помню. Даже помню её духи. Меня воспитывал дедушка. Даже в первый класс меня повёл дедушка. Год назад, когда мне было ещё одиннадцать лет, мы с дедушкой ехали в электричке. Было уже темно, хотя не так поздно. В электричку вошли какие-то пацаны. Они стали говорить дедушки гадости. Было много людей, но не один не заступился. Когда мы выходили из электрички один из этих пацанов ударил деда ножом сзади. Дедушка умер. Потом меня отправили в детдом. Я убежал оттуда. Теперь я здесь.

 С а н С а н ы ч. Видишь?! У него нет дома! Ему некуда деваться! А ты, Лёха?! Как ты здесь оказался?!

 Л ё х а. Я чё? Я ничего. Отца не помню… Был ли он у меня… Мать с отчимом пили. Отчим бил. Сука… Вот мы с Юлькой и убежали. Ну, в общем, как у многих. Типа того…

 С а н С а н ы ч. Один год, восемь месяцев и двадцать четыре дня назад отец погиб в автокатастрофе. Через шестнадцать дней после этого была убита дома мать. Ножом в сердце. Её убили… Менты схватили брата. Так проще. Но я знаю точно, он ни в чём не виноват. Его менты били, выбивали показания. Через два дня его нашли повешенным в камере. Не знаю, может быть не выдержал пыток?..(Слёзы покатились по щекам.)

 Л ё х а. Как же! Менты, волки позорные помогли! Это они могут! Меня один раз там метелили. Чуть все почки не отбили! Я неделю кровью харкал!

 С а н С а н ы ч. Не знаю, что там случилось, но я обязательно всё выясню. Мне только вырасти надо. Паспорт получу… (Вытирает слёзы.) Сейчас они меня, если поймают, то в детдом могут отправить, а то и в колонию для несовершеннолетних.

 Л ё х а. Это они могут. Им раз плюнуть. Дикие им платят. Поэтому их и не трогают. На вокзале они свои. За каждое рыло платят ментам. Я знаю, я сам на них работал, когда с дикими жил!

 К и м К и м ы ч. Как ты хочешь узнать? Они ведь ничего не скажут.

 С а н С а н ы ч. Я знаю. (Сквозь зубы.) Поступлю в институт. Выучусь. «Грязные дела» всегда плохо пахнут. Докопаюсь! Я слово дал! (Вынимает телефон. Читает.)

 Л ё х а. Что там?!

 С а н С а н ы ч. (Вскакивает.)Пацаны, надо тикать! Дикие знают, что мы здесь! СМС-ка пришла! Они идут сюда! Уходим! (Хватает сумку.) Толик, уходи домой! Кимыч, бери другую сумку, уходим!

 Л ё х а.(Хватает гитару.) Уходим!

 С а н С а н ы ч. Лёха, твою мать! Ты охренел?! Куда гитару тащишь?! Придурок!

 Л ё х а. Я её не оставлю! Я её честно заработал!

 С а н С а н ы ч. (Хватает Лёху за воротник куртки.) Лёха, у тебя от клея мозги высохли?!

 К и м К и м ы ч. Сан Саныч, пусть берёт! Пора уходить!

 С а н С а н ы ч. (Отпускает. Толкает Лёху в плечо.) Чёрт с тобой!

 (Лёха радостный берёт гитару, в другую руку рюкзак и убегает, за ним Сан Саныч, Толик и Ким Кимыч. Темно. Звук сдвигающего люка.)

 Л ё х а. Суки!

 С а н С а н ы ч. Лёха!

 (Свет. Нора. Сан Саныч тащит Лёху за руки, а Ким Кимыч за ноги. Кладут его на диван. Толик стоит в оцепенении. Ким Кимыч из сумки достаёт рубашку, рвёт её.)

 К и м К и м ы ч. Сейчас, сейчас, Лёха! Потерпи! Чуть-чуть потерпи!

 Л ё х а. Суки! Суки… (закрывает глаза.)

 С а н С а н ы ч. Лёха, не умирай! Я тебе ещё лучше гитару куплю! Только не умирай!

 Л ё х а. (Открывает глаза.) Ту, которую я присмотрел?!

 С а н С а н ы ч. Любую! Лёха, не умирай!

 Л ё х а. (Тяжело дыша.) Саныч, я тебя за язык не тянул…Она ведь дорогая, мать её…

 (В норе дым.)

 С а н С а н ы ч. Что это?

 К и м К и м ы ч. Дикие нас дымовушками обложили.

 Т о л и к. Пожар! (Кашляет.)

 К и м К и м ы ч. Он теряет много крови! Саныч, надо, что-то делать! Звони врачу! Деньги есть!

 С а н С а н ы ч. Сейчас! (Берёт телефон и звонит.) Это Сан Саныч! Мне нужна Ваша помощь. Можете… Лёху порезали! Помогите! Сколько? Куда? Хорошо! (Телефон кладёт во внутренний карман куртки.)Нужно его перетащить. Он подъедет к мусорным бакам.

 К и м К и м ы ч. Это же метров сто!

 С а н С а н ы ч. Сюда он не приедет! Надо!

 К и м К и м ы ч. Как?! Дикие, наверное, ещё не ушли!

 Т о л и к. Они ещё бросают зажигалки!

 К и м К и м ы ч. Скоро дышать будет нечем!

 С а н С а н ы ч. Лёха, сейчас!

 Л ё х а. (Тяжело дыша.) Саныч, я умираю… Кимыч, прости, если, что не так…

 С а н С а н ы ч. Лёха! Лёха! (Плачет. Встаёт. Вынимает сзади пистолет. Убегает.)

 ( Выстрелы. Прибегает Сан Саныч. Кашляет.)

 К и м К и м ы ч. Что там?! Ты убил их?! Они ушли?!

 С а н С а н ы ч. Разбежались! Суки! Крысы!

 К и м К и м ы ч. (Плачет.) Что делать?! Лёха!

 С а н С а н ы ч. (Звонок. Берёт телефон.) Да. Нет. Уже поздно. ( Тихо.) Умер Лёха. Умер. (Бросает трубку.)

 К и м К и м ы ч. Его надо похоронить по-человечески. Нельзя его здесь бросать.

 С а н С а н ы ч. (Тихо.) На кладбище у меня денег не хватит… Только если на пустыре…

 Т о л и к. Саныч, я позвоню родителям. Отец поможет.

 (Сан Саныч и Ким Кимыч посмотрели друг на друга, потом на Толика.)

 С а н С а н ы ч. (Берёт телефон.) Звони.

 Т о л и к. (Берёт телефон. Нажимает на кнопки.) Алло… Да… Да, я живой… Мама, не плачь… Хочет поговорить?.. Да. Папа, это я… Папа, ты можешь мне помочь? Моего друга убили. Где я? Рядом с вокзалом. Папа, у меня ещё два друга. Можно они будут жить у нас? У нас ведь места много… Мы втроём будем в моей комнате. Да, они настоящие друзья. Поможешь? Встретимся у пригородных касс. Давай. Спасибо, пап… (Отключает телефон. Протягивает телефон Сан Санычу.) Он сейчас приедет. Сказал, что всё сделает.

 К и м К и м ы ч. А он…

 Т о л и к. (Перебивая.) Он держит своё слово. Не знаю кем вы меня считаете, но я вас считаю друзьями, даже братьями. Согласны пойти жить ко мне? Я вас очень прошу!

 (Толик и Ким Кимыч переглянулись. Оба кивнули.)

 Т о л и к. Тогда, я сейчас пойду и приведу отца. Вы не уходите. Ждите меня. Только никуда не уходите. Сейчас! Я мигом! (Убегает.)

 К и м К и м ы ч. Может так будет лучше?

 С а н С а н ы ч. Время покажет.

 К и м К и м ы ч. Я думаю, что всё будет хорошо… Иногда и осколки детства можно склеить.

 С а н С а н ы ч. Да, только трещины останутся.

 

 ( З А Н В Е С )

 

 

 

 

 

 

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 54 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр