Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ВОЗНИКНЕТ ЛИ В РОССИИ ЦИВИЛИЗОВАННАЯ НАЦИЯ?

  ВОЗНИКНЕТ ЛИ В РОССИИ ЦИВИЛИЗОВАННАЯ НАЦИЯ?

 

 Амбиции есть, хватит ли амуниции?

 Меня, прожившего большую часть жизни в СССР, не удивить «историческими» съездами партии и решениями правительства, но прошедшее в Уфе заседание президиума Госсовета, посвящённое проблемам межнациональных отношений в стране, действительно весьма значимо. Не только потому, что конфликты на межнациональной почве случаются всё чаще, и если им дать разгореться, они грозят развалом государства. Но и потому, что Дмитрий Медведев поставил амбициозную задачу: создать в России единую цивилизованную нацию.

 Возможно, он и сам не осознавал смысл сказанного, ибо ограничился на этот счёт всего одной фразой. Создаётся впечатление, что вопросом он не владеет, а советоваться со специалистами не считает нужным, потому что его суждения – это приговор, который остаётся лишь выгравировать на камне. Скорее всего, эта его идея была рассчитана не столько на российскую, сколько на западную аудиторию. Ведь в Западной Европе руководители одной страны за другой заявляют о крахе политики мультикультуризма, в особенности о невозможности для приезжих из-за границы мусульман вписаться в европейское общество. Да, Европа оказалась в капкане: её жители не хотят работать на грязных и непривлекательных работах, и без ввоза неквалифицированной рабочей силы тут не обойтись. Но приглашённые мусульмане отнюдь не желают растворяться в европейском «плавильном котле». Они живут своими общинами, исповедуют свою религию и соблюдают её обряды, носят предписанную их священными книгами одежду (у женщин закрывающую лицо), требуют разрешения на строительство мечетей. А экстремисты из их рядов становятся террористами или призывают к войне с «неверными», в данном случае – с приютившими их европейцами. И получается: врозь плохо, а вместе – ещё хуже.

 Медведеву, конечно, хотелось покрасоваться на этом фоне. Не всё же европейцам и американцам учить нас, как жить, кое в чём и они могут поучиться у России. Ведь у нас положение иное, есть многовековой опыт мирного сосуществования разных народов, в том числе и давно принявших ислам. Даже британские политики и мыслители отмечали: Россия своей национальной политикой гораздо сильнее привлекает другие народы, связавшие с ней свою судьбу, чем Англия с её мощными вооружёнными силами. Но теперь и этого преимущества России мало: надо сплотить её народы в единую нацию, не лишая никакого народа ценностей его культуры.

 Российские СМИ, словно по команде, развернули яростные споры по поводу того, как же нам надо будет именовать представителей этой новой нации: россияне, татары российского происхождения, русские татарского происхождения?.. Как будто в этом и заключается суть поставленной проблемы. А ведь, наверное, следовало бы обсудить, разрешима ли вообще такая задача?

 Давайте поразмышляем. Возможно ли представить, чтобы в США, например, существовал Татарский штат? Немыслимо. А у нас есть национально-территориальные образования – Татарстан, Саха-Якутия и др. И там у руководителей разного ранга нередко возникает соблазн назначать на ключевые должности только лиц своей, «титульной» нации, и вообще ущемлять в правах лиц иных национальностей. И чаще всего страдающей стороной оказываются… русские, создавшие великое государство и составляющие более 80 процентов населения России. У них-то нет своей территории, где они были бы «титульной» нацией.

 И так ли уж всё благополучно в наших национально-территориальных образованиях? Нет. В мусульманских республиках, например, особенно среди молодёжи, всё большее распространение получает ваххабизм – религиозно-политическое движение, выступающее за строгое единобожие, за «очищение» ислама от позднейших наслоений, за упрощение обрядности, за аскетизм, в особенности против роскоши, за готовность каждого мусульманина к самопожертвованию ради веры. Ваххабизм объявляет войну не только «неверным», но и приверженцам (в том числе и священнослужителям) традиционного ислама, которых они уже начали убивать. А с ваххабитами русским, например, жить в мире намного сложнее, чем с исповедующими привычный нам ислам.

 Да и с другими, даже малочисленными, народами России возникли проблемы. Элиты коми, хантов и манси вспоминают, что они – представители народов угрофинской группы, и охотно слушают призывы венгров и финнов добиваться большей независимости от русских. (Кавказ – это особая тема, я её здесь не касаюсь.)

 Ну, и о какой единой нации можно говорить, если разрыв в доходах богатых и бедных у нас громадный и со временем не только не уменьшается, но и растёт? А ведь ещё Платон 2500 лет назад учил: государство, где слишком велика разница в доходах богатых и бедных, на деле оказывается двумя государствами, готовыми к кровавой войне друг с другом.

 «Вот, - скажет либерал, прочитав эти строки, - объявился ещё один глашатай принципа «отнять и поделить!» И ошибётся. Русские – сторонники равенства, но не уравниловки. Они с пониманием относятся к имущественному неравенству в своей среде, когда, например, власть отмечает кого-то привилегиями за заслуги перед Отечеством, или когда человек проявил недюжинную изобретательность и благодаря этому разбогател. Но ведь у нас богатыми стали не самые заслуженные и не самые одарённые, а часто как раз наоборот, самые серые, зато самые наглые и жуликоватые. К тому же дело не только в имущественном неравенстве – оно есть практически в любом государстве. Положение осложняется тем, что большая часть богатых россиян живёт совершенно иными интересами, чем остальной народ. Точнее, она обитает за границей (только в Лондоне живут 300 тысяч самых богатых россиян), а Россию рассматривает исключительно как территорию, где зарабатывают деньги на эксплуатации туземного населения. Россия, как Родина, этим «россиянам» не нужна, да и они ей не нужны. Но они не просто живут в отдалении и собирают дань с россиян, а совершают периодические наезды на «историческую Родину» (скорее, напоминающие набеги грабителей-кочевников давних времён) и пакостят тут как только могут. Находящиеся под их контролем СМИ (особенно телевидение) идут в первых рядах бойцов в борьбе за дебилизацию местного населения. Дети этих «русских иностранцев» (как тут не вспомнить гоголевского «иностранца Василия Фёдорова») получают заграничное воспитание, проникнутое духом ненависти к России, и часто становятся ненавистниками нашей страны и готовыми «агентами влияния» Запада. В общем, получается, что эти «новые кочевники» (уж не воплощение ли фантазий Жака Аттали?) – господа, а россияне, живущие на родной земле – современные смерды.

 Ну, ладно, это олигархи, солидные бизнесмены. Но ведь и звёзды оперного искусства (Дмитрий Хворостовский, Анна Нетребко и др.) не только живут за границей, но и состоят в браке с иностранцами. А в Россию они приезжают, чтобы подзаработать (на корпоративах и праздничных концертах, организаторы которых, как правило, придерживаются принципа: «мы за ценой не постоим»), заодно встретиться с родными и подзарядиться русским духом для продолжения зарубежных гастролей. То же относится и к наиболее перспективным учёным и вообще к эмигрировавшим дельным людям. (Я говорю о них без тени осуждения, а просто констатирую факт.) Насколько силён создаваемый ими соблазн для российской молодёжи, говорит тот факт, что до половины выпускников некоторых наших вузов намерены уехать жить и работать за границу. Значит, Россия всё более становится сырьевым придатком наиболее развитых стран, только теперь к сырью – полезным ископаемым добавляется сырьё интеллектуальное. Россия тратит громадные средства на подготовку кадров высшей квалификации, чтобы воспользовались этой талантливейшей и образованной рабочей силой более успешные страны. Ничего себе единая нация, половина наиболее образованной части которой сидит на чемоданах в ожидании приглашения из-за границы!

 А главное - сплотить нацию можно на основе захватывающей (в большей или меньшей степени) всех граждан страны великой идеи. В СССР такая идея (как бы к ней ни относиться) была, она с годами в частностях менялась, но в основе своей оставалась неизменной. Сначала молодые советские республики, разорённые Первой мировой и Гражданской войнами и опасавшиеся нападения извне, объединились для совместной защиты от этой угрозы. При этом авангарду этих народов казалось, что близка мировая революция, которая положит конец всякому угнетению. Потом встала задача всесторонней модернизации, которая была представлена как построение социализма в одной, отдельно взятой, стране. Далее всем народам СССР пришлось вести смертельную схватку с гитлеровскими нацистскими захватчиками. Наконец, сверхдержава СССР взяла курс на всестороннее развитие экономики и культуры (хотя и не угадала тенденций мирового развития, прозевала наступление постиндустриальной эры) и на поддержку справедливой борьбы всех угнетённых народов колоний против империалистических хищников. И всегда в основе советской идеи лежал принцип справедливости (порой в деталях по-разному понимаемой различными слоями общества). Ради такой идеи стоило жить и не страшно было за неё умереть. Поэтому на её основе и складывалась новая историческая общность людей – советский народ.

 Медведев признал, что процесс образования этой общности шёл, но был прерван развалом СССР. Казалось бы, задача власти изучить этот процесс, выявить его ценные стороны, устранить замеченные недостатки. Вместо этого она развёртывает очередной этап десталинизации и десоветизации, хотя все социологические опросы свидетельствуют, что большинство населения страны положительно оценивает советский опыт. А либералы как раз в этом и видят признак того, что нация больна, и её необходимо срочно лечить. Естественно, не спрашивая согласия больного, хотя предлагаемая ему операция равнозначна перелому хребта. Это так строят нацию, или же превращают народ в полностью нетрудоспособного и небоеспособного инвалида?

 Та, советская, идея, с точки зрения либералов, плоха. А на чём, на каком общем деле они хотят сплотить нацию? Всему миру известна пресловутая «американская мечта». А в чём состоит «российская мечта»? Какие специфические особенности отличают российский образ жизни? Какую сплачивающую идею может предложить для всех народов России наша нынешняя власть? Удвоить состояние лисиных и абрамовичей? Пока сама жизнь, а также и основной корпус СМИ навязывают нашему населению, что главное в жизни – это личный успех и личная выгода, разные виды своекорыстия и его самое яркое воплощение – деньги, причём большие деньги. На такой идее, начисто лишённой надындивидуального, общественного содержания, единую нацию не создашь.

 

 Единая нация при разделённом «ядре»?

 Учтём ещё, что русские – ядро всей России – остаются разделённым народом, 25 миллионов наших соотечественников, вдруг оказавшихся после распада СССР на чужбине, где они подвергались унижению, ограблению и террору, как были брошены пришедшими у нас к власти либералами на произвол судьбы, так брошенными всеми и остались до сих пор. Что же это за «цивилизованная нация», четверть ядра которой вынужденно живёт за рубежами России в бесправии и унижении, а власть их родной страны палец о палец не ударила, чтобы облегчить им возможность воссоединения с Родиной?

 Можно было бы ещё напомнить из истории, что нации – явление историческое, они возникли в большинстве случаев в результате буржуазных революций и образования единого рынка в рамках национального государства. Рынок стирал все различия, например, не оставлял никаких бургундцев, бретонцев, гасконцев, а делал всех их французами. В наше время дело обстоит проще: есть этнос, обладающий государственностью, – вот вам и готовая нация. Была такая страна – Чехословакия, да распалась, и вот вам две новых нации – чешская и словацкая. Трагический распад Югославии привёл к образованию сербской, хорватской и ряда других наций, вплоть до нации косоваров. И продолжение российской властью нынешнего либерального курса приведёт не к созданию единой нации, а к распадению народа России, в соответствии с прогнозами березовских и бжезинских, на современные аналоги племён вятичей, кривичей и прочих дреговичей.

 Ведь в России в 1991 году произошла не революция, а контрреволюция, и установившийся в ней строй сами активные участники его становления нередко называют «бандитским». В стране утвердился не капитализм (пусть и хищнический, но всё же производительный), а криминально-буржуазный, паразитически-потребительский строй. Общенационального рынка у нас также не существует. Вследствие грабительской политики государственных, окологосударственных и частнособственнических монополий Дальний Восток, например, практически исключён из системы внутрироссийских связей. Товары дальневосточного производства, за редким исключением (ценной рыбы, например), не поступают в центральные регионы страны, и им легче пробиться на китайский, японский или южнокорейский рынок (с большим ущербом для России). То же относится и к поездкам дальневосточников по делам, к родственникам, на отдых: в Китай или Вьетнам, даже в Нью-Йорк им легче съездить, чем в Москву или в Сочи. Какая же это единая, да ещё «цивилизованная» нация?

 И вообще, нации складываются в борьбе, часто в борьбе не на жизнь, а на смерть, но никак не за столом высоких совещаний, будь это даже Госсовет во главе с президентом. И во главе этой борьбы стоят исторические личности, которые на века становятся национальными героями. Ничего этого у современной России нет и в помине.

 И правильно ли ставить вопрос о создании нации только в пределах России, если в недавнем прошлом у нас складывалась новая историческая общность – советский народ? Раз этот процесс был искусственно прерван, то, возможно, этот народ и по сей день существует, только виртуально. Многочисленные социологические опросы показывают, что не только в России, но и почти во всех бывших советских республиках большинство населения сожалеет о распаде СССР и высоко ценит социальные блага, которые были в нём гарантированы всем гражданам. Правда, бороться за восстановление СССР мало кто из них готов, и это мудро. Восстановить СССР невозможно не только потому, что этого не хотят элиты «независимых государств», но и потому, что прошедшие 20 лет показали: некоторые народы бывшего Советского Союза были цивилизационно чужды русскому народу и русской культуре.

 Ещё во время позднего СССР русский, приехавший в Казахстан, видел там обычную советскую республику, но с легким налётом ислама. А в Узбекистане, например, он оказывался, по сути, в исламской стране, но с показными внешними проявлениями советского строя. Видимо, правы были евразийцы, которые считали родственными русскому народу (своего рода земледельческому народу-кочевнику, потому что он, сформировавшийся в залесских лесах и болотах на подсечном земледелии, раз в несколько лет менял место труда и жительства) только кочевников-киргизов (как тогда называли и казахов). Белорусы как отдельный народ до конца XIX века ещё не сформировался, а малороссов, как и среднеазиатов, занимавшихся земледелием на поливных землях, евразийцы считали цивилизационно чуждыми русским.

 Видимо, работу по созданию в России «цивилизованной нации» следует вести как минимум в двух направлениях (не буду пока касаться собственно внешнеполитического аспекта, то есть взаимодействия со странами «дальнего зарубежья» и др.). С одной стороны, это интеграционные процессы в самой России, с другой – углубление интеграции с прочими бывшими республиками СССР, но не со всеми на равных основаниях. Не вдаваясь в тонкости этого сложного вопроса, отмечу лишь, что бывшие советские республики, став независимыми, чётко раскололись на два лагеря. Один составили страны, желающие, при правильной политике России, идти вместе с ней. Они пожелали образовать с ней Таможенный союз, ЕвроАзЭС, ОДКБ и ШОС (Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Таджикистан, отчасти Армения). А другие либо вступили в НАТО (как Литва, Латвия и Эстония), либо образовали антироссийский блок ГУУАМ. Это - Грузия, Украина, Узбекистан (который потом вышел из блока, что сути его политики не изменило), Азербайджан и Молдавия. Лишь Туркмения объявила себя нейтральной страной, и этот её статус был признан ООН, но симпатий к России в ней также не замечено. (Примечательно само название одной статьи в Интернете: «Туркмения – ГУЛаг для русских».)

 

 Главный враг единства – российская элита

 Но, какое бы направление этой работы ни взять – внутрироссийское или на постсоветском пространстве, - главным препятствием на пути создания единой нации в России оказывается правящая российская элита, прежде всего – её идеология. Не случайно эта элита долгое время убеждала нас в том, что идеология России не только не нужна, но и вредна. Даже в Конституцию РФ включили статью 13, в которой говорится:

 «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

 На самом деле либералы, пришедшие к власти, препятствовали лишь сохранению и развитию советской социалистической идеологии. Сами же они были идеологизированы в крайней степени, являлись почти сплошь «западниками» (если пользоваться терминологией XIX века), и преобладали в их среде три течения: американофилы, панъевропейцы и (громко заявившие о себе лишь в последнее время) евроатлантисты.

 Ну, с американофилами всё ясно. Ельцин и его подельники по Беловежью, совершив предательство и уничтожив СССР, прежде всего доложили об этом президенту США Джорджу Бушу-старшему. И в дальнейшем вся деятельность российской власти проходила (и не могла не проходить) под контролем американских советников. Председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Фёдоров прямо говорил: «Ельцин – это целиком западный проект». Не удивительно, что даже проекты постановлений правительства РФ составлялись в Вашингтоне и посылались в Москву на подпись. Министр иностранных дел РФ Козырев почти откровенно мыслил наш МИД филиалом государственного департамента США. Проамериканские либералы часто «бежали впереди паровоза» и шли на такие уступки США, каких американцы и не требовали. Угодничество ельцинистов перед Западом дошло до того, что в Конституцию РФ была включена статья 15, в которой говорилось:

 «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

 Так что с американофилами всё ясно, поэтому несколько слов нужно сказать лишь о втором течении в среде российских либералов.

 Ещё в брежневские времена, на фоне разговоров о «разрядке», Шарль де Голль выдвинул тезис о Европе «от Атлантики до Урала». Принятие его было бы равнозначно расчленению СССР и России. Ведь это означало, что территория СССР от западной границы до Урала входила в «цивилизованную» Европу, а Зауралье – оставалась коснеть в отсталой Азии. Какая же это была бы единая нация, одна часть которой представляла бы «цивилизованных европейцев», а другая – «диких азиатов»? Разве такая концепция не была бы деянием, направленным на «подрыв безопасности государства... разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни» (что запрещено ныне действующей Конституцией РФ)?

 Для Горбачёва «включение СССР в семью цивилизованных наций» стало ключевой задачей. Впоследствии, уже при Ельцине, российские либералы разного толка выступали со «встречным планом», чтобы перевыполнить задание Запада. Возникали одна концепция радикальнее другой, распространявшие пределы «цивилизованной Европы» до российских берегов Тихого океана: «Европа - от Лиссабона (или от Дублина) до Владивостока». Даже высшие руководители РФ и наиболее активные в СМИ политологи часто повторяют: «Россия – европейская страна». 17 января 2009 года Владимир Путин, находясь в ФРГ, заявил:

 «Россия и Европа всегда были частью единого цивилизационного пространства, частью христианского мира с общим мировоззрением, с толерантностью по отношению к другим цивилизациям, с общими моральными критериями, общей нравственностью». Между тем едва ли не каждый русский знает, что именно со стороны Европы много раз исходила для нас смертельная опасность. Да и при завоевании колоний европейцы не показали ни толерантности, ни христианской морали.

 Наконец, точку в этом движении поставил Дмитрий Медведев, провозгласивший единство экономического и культурного пространства евроатлантической цивилизации аж «от Ванкувера до Владивостока» (судя по контексту его выступления, в направлении с запада на восток).

 Разве не ясно, что во всех подобных случаях речь идёт об идее, которая может быть определена как покушение на целостность РФ? Какое дело буряту или тувинцу до Европы, и почему их вдруг, не спросив их согласия, записывают в европейцы, причисляют к нациям, прославившимся развязыванием наиболее жестоких войн и уничтожением целых народов вроде американских индейцев?

 У нас часто цитируют Пушкина, который писал, что Россия, истекая кровью, защитила Европу от орд Батыя. Да, один раз было такое, хотя в то же самое время Руси приходилось отбивать нападения шведов и немецких «псов-рыцарей». Но потом Россия на протяжении нескольких веков защищала народы Северной Евразии от натиска западноевропейских хищников-колонизаторов. Южной Евразии повезло меньше, Россия на пути к ним западных колонизаторов встать не могла. О том, что такое колониальный гнёт англичан, французов, голландцев и других западных поработителей, могли бы рассказать народы Индии, Индокитая, Индонезии и прочих порабощённых европейцами азиатских земель. Когда в XIX веке Китай воспротивился было ввозу в страну наркотиков, угрожавших самому существованию нации, англичане (при поддержке американцев) развязали против него две войны (вторую – с участием Франции), которые так и вошли в историю под позорным названием «опиумных».

 История сложилась так, что Россия – не форпост Европы в Азии, какой её хотели бы видеть либералы, а форпост Азии в Европе. И в этом ничего изменить нельзя, потому что антиевропеизм вошёл в менталитет, в плоть и кровь русских, которым приходилось отбивать нашествия с Запада, начиная едва ли не с момента возникновения Русского государства. И до сих пор преобладающий тон общественного мнения Европы – это жажда «окончательного решения русского вопроса». А решение это, по своей сути, по постановке (но пока не по реализации) очень простое: ликвидировать русский народ или, по крайней мере, загнать его за Урал. Поэтому уже тогда, при Горбачёве и Ельцине, российских «западников», выдвигающих концепции панъевропеизма, следовало бы судить, если бы в то время действовала нынешняя Конституция РФ. В уже цитировавшейся её статье 13, говорится:

 «5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на… нарушение целостности Российской Федерации…»

 Россия – самостоятельная цивилизация, которой не нужно прикрываться зонтиком панъевропеизма или евроатлантизма. Учёные, публицисты могут позволить себе самые курьёзные суждения о России и о русских, но политикам публичные высказывания в духе «западничества» должны быть настрого, законом, запрещены.

 Столь же часто можно прочитать или услышать суждения политиков: «Россия – православное государство» и т.д. Почему не «исламское», не «буддистское», не «иудейское», не «неоязыческое», или не «атеистическое»? Ведь это тоже уголовное преступление, поскольку статья 14 Конституции РФ гласит:

 «1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

 И вдруг кто-то самочинно записывает всех россиян в православные или в иудеи. На каком основании?

 Другая беда, какую несёт с собой западничество, - это обезьянничание, некритический перенос на русскую (и вообще на российскую) почву всего, что можно перенять на Западе – идеологии, политических концепций, моды и пр. Нынешняя российская Конституция, самые популярные телевизионные проекты, культ личного успеха и обогащения – всё это взято с Запада. Представители одарённейшего народа, как только становятся «западниками», тут же теряют весь свой дар и превращаются в бесталанных подражателей. И, поскольку они оказываются у власти, начинают душить всё оригинальное, что возникает на нашей Родине.

 Откровенное «западничество» российских государственных деятелей в 90-е годы, можно сказать, было почти общепринятым. В 2000-е годы оно встречалось реже. А сегодня «западникам» в России вновь открыта зелёная улица. И всё потому, что в 2000-е оно, это «западничество» во всех трёх его видах, не было опровергнуто, а лишь несколько затушёвано. Но оно делает создание единой российской нации невозможным.

 

 Нация – организм или сосуществование этносов?

 При обсуждении вопроса о единой российской нации столкнулись две основных концепции – либеральная и державная. Либералы полагают, что в России все народы должны быть равны во всех отношениях, и никакой «старший брат» в их семье не нужен. Державники доказывают (в том числе и на опыте распада СССР), что при таком упрощённом понимании равенства всех народов Россия не просуществует и несколько лет.

 Все народы ценны и необходимы, все вносят вклад в общечеловеческую культуру. И все наши сограждане юридически равны, независимо от их этнической принадлежности. Но у всякого многонационального народа должно быть ядро, стержень, вокруг которого объединяются остальные этносы. «Союз нерушимый республик свободных Сплотила навеки великая Русь». Русский «старший брат» не был привилегированным в советской семье народов, напротив, и грузины, и армяне в целом в материальном отношении были обеспечены лучше русских, в российских вузах, в ущерб коренному населению, выделялись квоты для приёма студентов из братских национальных республик. Русские выступали и как гармонизаторы межнациональных отношений. Это ведь невиданное явление в мировой истории.

 Все языки важны, но не каждый подходит на роль государственного языка или языка межнационального общения. Не исключено, что в недалёком будущем те же ханты, манси и удеге станут в авангарде человечества, потому что они со своим бытом более гармонично вписываются в природную среду, чем люди белой расы. Но за время, пока их жизнь протекала вне главнейших событий мировой истории, их язык отстал, в нём нет многих понятий и слов, связанных, например, с индустриализацией, современными средствами ведения войны и пр. И на роль общегосударственного языка РФ он ныне пока никак не подходит. То же относится и к другим сторонам культуры манси, которая сама по себе самобытна и важна для человечества. Ныне век (по мнению некоторых, начало заката) русской культуры, предсказанный Освальдом Шпенглером в его знаменитой книге «Закат Европы». Поэтому прав Медведев, когда отметил стержневой характер русской культуры в системе культуры общероссийской.

 Между прочим, с подобными же проблемами сталкиваются и другие страны СНГ. В Казахстане Нурсултан Назарбаев выступает за триязычие, то есть за то, чтобы наряду с государственным казахским языком были бы узаконены русский и английский. Казахские националисты протестуют против этого, поскольку при «свободной конкуренции» трёх языков казахский может и вовсе отмереть. Но современный казахский язык способен передать всю сложность миропонимания человека индустриальной и постиндустриальной эры? Видимо, тут есть единственный способ обеспечить жизнеспособность казахского языка: это не запреты других языков, а создание выдающихся творений национальной культуры, которые заслужили бы уважение всего человечества. Казахстан идёт по этому пути, фильм о Чингисхане с успехом прошёл по всему миру. Но путь этот долог, и скоропалительные решения здесь не годятся.

 

 Национализм и власть

 Но вернёмся в Россию, хотя и в свете всемирных процессов – глобализации и пр. Вероятно, первая половина XXI века пройдёт под знаком национализма. Национализм возникает и как реакция народов на глобализацию по-американски, размывающую устои всех самобытных национальных культур. Он подпитывается и политикой США, направленной на создание в мире ситуации «управляемого хаоса», в частности, на ликвидацию европейских национальных государств и создание «Европы регионов» (например, на объединение французской Лотарингии, в которой богатые залежи железной руды, с немецким угольным Рурским бассейном). Словом, причин для национализма много и в остальном мире, не только в России. А у нас к заметным и прежде национализмам добавился национализм русский, что и показали события 11 декабря прошлого года на Манежной площади.

 На мой взгляд, значение этого выступления «новых декабристов» и властью, и общественностью недооценено. Власть была им страшно напугана, но должных выводов не сделала. А между тем, как 1929 год вошёл в историю под названием «год великого перелома», так и 11 декабря 2010 года может стать «днём великого перелома». Русские показали, что они больше не позволят унижать их в своей собственной стране, и показали это подростки, то есть, с одной стороны, якобы ещё несмыслёныши, а с другой – будущее нации. И всякая власть, которая не захочет с этим новым национализмом считаться, будет сметена.

 Раз национализм нельзя одолеть, власти следовало бы его возглавить. В стране сложится иерархия национализмов, при которой никто не будет чувствовать себя ущемлённым. Русским националистам проще, чем космополитическим интернационалистам, будет договориться с чеченскими националистами (хотя бы по вопросу о том, как вести себя чеченским юнцам, приезжающим жить среди русских, ведь никому не захочется, чтобы в Чечню постоянно шли цинковые гробы из русских областей, о чём говорил в передаче «Поединок» сенатор с Кавказа).

 Итак, чтобы задача создания единой нации могла быть если не решена, то хотя бы правильно поставлена во внутрироссийском масштабе, нужны, как предварительные условия:

 1. Идеологическая революция с целью искоренения всех видов «западничества», в особенности горбачёвщины-ельцинщины, из российской политической жизни. Нынешних «западников» в политике и идеологии предупредить о неполном служебном соответствии, выражающемся в нарушении Конституции, и принять закон, по которому впредь подобные деяния будут преследоваться в уголовном порядке.

 2. Социально-экономическая революция с целью создания в России подлинно социального государства, где невозможен чрезмерно большой разрыв в доходах и имущественном положении между богатыми и бедными.

 3. Законодательное осуждение антисоветизма «верхов», раскалывающего нацию.

 4. Пересмотр Конституции РФ с целью исключения из неё статей, препятствующих образованию единой российской нации.

 А чтобы поставленная задача была решена и в масштабах дружественных России стран СНГ, нужно:

 1. Создать строй жизни в России, который был бы воспринят в этих странах как привлекательный, комфортный для проживания (это ведь не только темпы роста ВВП), и обеспечил бы русским, ныне страдающим вдали от Родины, возможность безболезненного воссоединения с ней.

 2. Создать такую атмосферу внутри России, чтобы она перестала восприниматься как страна, где всё чаще обрушиваются дома, выходят из строя в 30-градусные морозы котельные, оставляя тысячи жителей замерзать в своих квартирах, целые города переходят на отопление «буржуйками» и вообще втаптываются в Средневековье, падают самолёты и вертолёты, тонут (или арестовываются в иностранных портах за долги их владельцев) морские суда, разваливается остальная инфраструктура, доставшаяся РФ от советских времён.

 

 За роль «ядра» надо бороться

 Хотелось бы в связи с нашими перспективами предупредить излишне восторженных «русских патриотов», что вот этот новый союз дружественных республик вовсе не обязательно признает своим ядром, лидером, Россию. Нурсултан Назарбаев, например, говорит, что видит центром такого Евразийского Союза Астану, и у него есть серьёзные основания так считать. Россия за последние 20 лет сильно деградировала во всех отношениях, и чтобы стать лидером в Северной Евразии, ей надо сначала изменить свою жизнь к лучшему, и тогда она сможет вступить в борьбу за региональное лидерство.

 (Замечу попутно, что и в пределах самой России русские во многом утратили роль ведущей силы, и, например, в части решения экологических проблем на современном уровне якуты могут показать им пример).

 Модернизация возможна только при мобилизации всех сил народа на этот подвиг. А мобилизовать нынешний народ России, в особенности тех, кто уже поездил по миру, многое повидал, многие прежние нормы поведения и быта подвергает сомнению, намного труднее, чем народ 30-х годов. Я согласен с теми, кто доказывает, что человек – существо более сложное, чем «хомо экономикус», что невозможно предугадать, как он поведёт себя в критической ситуации. Ещё в позапрошлом веке говорили: мужик то ли пойдёт странствовать по святым местам, то ли родную деревню подожжёт. А особенно это относится к современной молодёжи, лишённой в большинстве своём твёрдых моральных устоев. Власть своей культурной (точнее – антикультурной) политикой посеяла ядовитые семена в молодёжной среде, и не исключено, что ещё столкнётся с её горькими плодами. Тут нужны особые подходы, которые нуждаются в отдельном рассмотрении.

 Это, конечно, не полная программа мер по созданию единой российской нации, но осуществление перечисленных шагов дало бы мощный толчок этому прогрессивному процессу.

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 27 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект "АнтиРоссия" | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4320-0005-7

OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр