Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

ВЕНОК ПОЭТУ

 Я Пушкина младенцем полюбил...

 

 Антон Дельвиг

 

 

 1

 

 

 Темноволосый, шустрый, ясноглазый

 

 С друзьями веселится на пиру,

 

 А позади - лицейские проказы.

 

 А впереди - прикованность к перу.

 

 

 Приятелей шумливые приказы

 

 Похожи на беспечную игру:

 

 "Достаньте нам, поэты-скалолазы,

 

 Волшебный чистый камень поутру.

 

 

 Прозрачный камень принесет свободу,

 

 Властителю попав и в глаз и в бровь,

 

 Напомнив зримо нашу старину."

 

 

 Возможно ли: пройдя огонь и воду,

 

 Приблизил разрушение и кровь

 

 Поэт, возвысивший свою страну?

 

 

 2

 

 

 Поэт, возвысивший свою страну,

 

 От ненависти жил далековато.

 

 Роскошный бал, сплошную тишину

 

 На выбор, если хочешь, бойко сватай.

 

 

 Он выбрал бал, красавицу одну:

 

 Вся кожа белизною схожа с ватой,

 

 Лицом затмила светлую луну,

 

 Что пух, легка, хотя и полновата.

 

 

 А ножка самой маленькой была.

 

 Однако от родителей - отказ,

 

 Как будто их обязанность - отказы.

 

 

 И вот жених у краешка стола,

 

 Прощаясь с милою в последний раз,

 

 Рассыпал чудо-строчки, как алмазы.

 

 

 3

 

 

 Рассыпал чудо-строчки, как алмазы,

 

 О чувстве сокровенном на листке.

 

 Цветком пунцовым, вынутым из вазы,

 

 Поэт увидел счастье вдалеке.

 

 

 Узнал его волнующие фазы,

 

 Зовущие пуститься налегке

 

 Без ложной скромности и лживой фразы

 

 Все с тем же милым символом в руке.

 

 

 И вот она, высокая удача!

 

 Прелестная, изящна и чиста,

 

 Уже находится в его плену.

 

 

 Разгадана труднейшая задача,

 

 Сияет для поэта красота

 

 На всю ее большую глубину.

 

 

 4

 

 

 На всю ее большую глубину

 

 Светилась мысль в сознании поэта,

 

 Как солнце, озарившее сосну

 

 И давшее смоле источник света.

 

 

 Так истинную жизнь - свою весну,

 

 Что молода еще и не одета,

 

 Он посвятил единственному сну,

 

 Где творчество царем заходит в лето.

 

 

 Престол его подвижен, словно ртуть,

 

 Блестящ, и недоступен, и суров,

 

 Ужасен, как пришествие проказы.

 

 

 Попробуй из великих кто-нибудь

 

 Разжечь из белых сыроватых дров

 

 Роман в стихах и сказок лик чумазый.

 

 

 5

 

 

 Роман в стихах и сказок лик чумазый

 

 На гибком языкастом языке

 

 Возникли долгожданно, как оазис,

 

 Как пышные растенья на песке.

 

 

 Синонимы любви и перифразы

 

 Кувшинками купаются в реке

 

 И раскрывают с помощью эмфазы

 

 Весь мир, что лишь забрезжил в уголке.

 

 

 Пять быстрых пальцев с длинными ногтями,

 

 Что лодки с веслами, плывут из строк

 

 Величественно, словно на войну.

 

 

 Он маленький один между гостями,

 

 Как знамя, поднял, исподволь и впрок,

 

 И честь семьи, и лирики волну.

 

 

 6

 

 

 И честь семьи, и лирики волну

 

 Взлелеял лилией пловучей,

 

 Стремясь в эпоху смутную одну,

 

 Где ненависть висела тучной тучей.

 

 

 Там не было покоя даже сну,

 

 Уставшему вконец в тайге дремучей.

 

 Бунтовщики стреножили страну

 

 И вместе с нею замерли над кручей.

 

 

 Прекрасно видел, ясно понимал

 

 Народ, и самозванца, и царя,

 

 И противоречивые указы.

 

 

 Какую ношу Пушкин поднимал!

 

 Свой идеал, его боготворя,

 

 Он защитил, как лучшие наказы.

 

 

 7

 

 

 Он защитил, как лучшие наказы,

 

 Вино любви, и дружбы, и добра,

 

 Шипучее и вязкое, как вязы,

 

 И нужное, как солнышко с утра.

 

 

 Сиятельный поэт! Надежны связи

 

 И с Африкой, и с временем Петра.

 

 Из черной липкой грязи вышел в князи

 

 Его противник - духа и пера.

 

 

 Ни пуха ни пера друзьям Пегаса!

 

 Хорош очаг, навеявший тепло

 

 В домашнем, нежном, сказочном плену.

 

 

 Невидимое пламя не погасло:

 

 Поэт и мыслил, и смотрел светло,

 

 Очаровав и новь и старину.

 

 

 8

 

 

 Очаровав и новь и старину,

 

 Блеснул своею честью и свободой.

 

 Зажег свечу ярчайшую одну

 

 И вместе с ней воспламенился одой.

 

 

 Державин там. Державин восхищен.

 

 Звучит везде: "Мы близимся к началу..."

 

 Опять, как встарь, благословляет он

 

 И отрока, и замершую залу.

 

 

 А мы сейчас восхищены с тобой,

 

 Страна моя, кудрявым крепышом,

 

 Поэзия - твоей земли основа.

 

 

 Как он поднялся над большой толпой,

 

 Решительно к бессмертию пришел,

 

 О Русь, взгляни попристальнее снова.

 

 

 9

 

 

 О Русь, взгляни попристальнее снова

 

 На главного героя и борца.

 

 Как свежий век, так яркая обнова,

 

 Кипучие сужденья без конца.

 

 

 Опять о нем, о Пушкине - и ново,

 

 И горячо, от сердца, от сосца.

 

 Земного счастья где она, подкова?

 

 В Михайловском не видно ли с крыльца?

 

 

 И кажется: поэт заходит в гости

 

 К себе, в знакомый мягкий кабинет,

 

 В котором притаилось торжество.

 

 

 Он замер здесь, как будто на погосте,

 

 И кажется, что посмотрел в лорнет

 

 На дивный свет наследства своего.

 

 

 10

 

 

 На дивный свет наследства своего

 

 Глядит страна усталая, больная.

 

 Она в очках не видит никого,

 

 На память необычный облик зная.

 

 

 Хранит арапский профиль оттого,

 

 Что в нем, дыша, душа живет родная,

 

 Ее убожество и божество,-

 

 О славных мощных предках вспоминая.

 

 

 Нам всем читать и не перечитать

 

 И ветхие, и вещие страницы,

 

 С которых раздается трубный глас.

 

 

 О мудрость емких пушкинских цитат!

 

 Они у нас в руках, его синицы,

 

 Пока источник давний не погас.

 

 

 11

 

 

 Пока источник давний не погас,

 

 Пока величие поэта с нами,

 

 Мы разберемся с будущим сейчас,

 

 Поленья расчихвостив колунами.

 

 

 Надежен у поэзии каркас,

 

 Устойчив под житейскими волнами,

 

 Прекрасен без особенных прикрас.

 

 Коль нет в печи огня, душа вольна ли?

 

 

 Слизнет огонь хулу клеветников

 

 И похвалу завистников-котов,

 

 Стащивших весь кукан у рыболова.

 

 

 Среди холодных чистых родников

 

 И непрозрачный напоить готов -

 

 Вот скрытый смысл у пушкинского слова.

 

 

 12

 

 

 Вот скрытый смысл у пушкинского слова,

 

 Но он - увы! - доступен не для всех.

 

 Глаза, исполненные духа злого,

 

 Насупясь, видят озорство и смех.

 

 

 Не слышат уши радостного зова,

 

 Природы милой, закопавшись в мех.

 

 Поэт откроет главный лик былого

 

 В конце тысячелетья без помех.

 

 

 Прислушайтесь, провидцы и пророки:

 

 Вещает и провидец, и пророк

 

 С кудрявой золотою головой.

 

 

 Теперь, когда все на исходе сроки,

 

 Для нас берег впередсмотрящий рок

 

 Заветный лад, запретный клад живой.

 

 

 13

 

 

 Заветный лад, запретный клад живой -

 

 Последнее сокровище, святыня.

 

 Припорошив его своей листвой,

 

 Хранит не африканская пустыня.

 

 

 Ведь ночью раздается волчий вой,

 

 И кровь завороженно в жилах стынет:

 

 Копают здесь лопатой не впервой,

 

 Вокруг мерцают головы на тыне.

 

 

 Работайте! игра да стоит свеч!

 

 И если не погибнете с позором,

 

 Заплатит щедро золотой Парнас.

 

 

 Взмывая вверх с его могучих плеч,

 

 Поэт прославленный кружит дозором -

 

 Он вовремя спасет, разбудит нас.

 

 

 14

 

 

 Он вовремя спасет, разбудит нас,

 

 Поддержит и душевно и духовно.

 

 Его глаза, сверкая как атлас,

 

 Со мною говорят немногословно.

 

 

 Задумчивость, и дерзость, и экстаз

 

 И преданность семье стезею ровной

 

 Живут в зрачках совсем не напоказ,

 

 Не на картине прелести условной.

 

 

 Отточен ум, полупрозрачен взор,

 

 И четко вижу я издалека

 

 Лицейские им пройденные классы.

 

 

 Растет разъединяющий простор,

 

 А Пушкин остается на века

 

 Темноволосый, шустрый, ясноглазый.

 

 

 15

 

 

 Темноволосый, шустрый, ясноглазый

 

 Поэт, возвысивший свою страну,

 

 Рассыпал чудо-строчки, как алмазы,

 

 На всю ее большую глубину.

 

 

 Роман в стихах и сказок лик чумазый,

 

 И честь семьи, и лирики волну

 

 Он защитил, как лучшие наказы,

 

 Очаровав и новь и старину.

 

 

 О Русь, взгляни попристальнее снова

 

 На дивный свет наследства своего,

 

 Пока источник давний не погас.

 

 

 Вот скрытый смысл у пушкинского слова:

 

 Заветный лад, запретный клад живой -

 

 Он вовремя спасет, разбудит нас.

 

 Дмитрий ГАВРИЛЕНКО

 г.МОСКВА

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 9 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование