Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




РОССИЯНАМ, ВИДИМО, ПРЕДСТОЯТ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА

  РОССИЯНАМ, ВИДИМО, ПРЕДСТОЯТ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА

 В то время как власть заверяет народ, что страна выходит из кризиса и вступает в полосу благополучия, недавно стали известны основы «Стратегии 2020», которая не сулят нам ничего хорошего. Ведь её разработка поручена известным либералам, которые должны довершить то, чего не успели сделать Гайдар с Чубайсом. Ввод стратегии в действие намечен после думских и президентских выборов, чтобы не отпугнуть избирателей намеченными в ней мерами, которые приведут к резкому снижению жизненного уровня россиян.

 Поручение корректировать стратегию до 2020 года Владимир Путин дал в связи с тем, что России нужна модель роста, учитывающая современные реалии, поскольку все ведущие государства формируют свои посткризисные стратегии. Толчком для этой работы стали адресованные премьеру письма ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова и ректора Академии народного хозяйства Владимира Мау. Этих двух зубров либерализма уже назвали экономическим тандемом, который предлагает в свою очередь предложения тандему политическому.

 Важнейшие исходные тезисы стратегии ясны, о них названные члены экономического тандема сами рассказали в своих выступлениях на радио «Эхо Москвы» и в других СМИ.

 Первый: Россия так и не смогла стать развитой страной, а осталась поставщиком сырья для более цивилизованных государств. Таковой Россия останется и впредь, а потому ей не по плечу те задачи построения социального государства, которые ставят перед собой преуспевающие страны.

 Второй: В России начинается новый, третий этап посткоммунистического развития страны. 90-е годы были периодом стабилизации, там все было очень тяжело, но интеллектуально очень просто. Ведь как провести макроэкономическую стабилизацию, денежную, бюджетную, десятки стран это делали и все примерно одинаково. Двухтысячные годы были периодом становления экономических институтов, у нас сложилось современное экономическое законодательство, которого в 90-х еще не было. Налоговый кодекс, бюджетный кодекс, определенная политика, связанная со Стабилизационным фондом, и так далее. (Сам Путин - герой, вождь предыдущей фазы, двухтысячных годов.) А сейчас пришло время переосмысления и переадаптации к постиндустриальным реалиям. К реалиям, когда есть требования модернизации, есть задача структурных реформ. Сейчас накопилось много вопросов, на которые надо дать ответы, которые не очевидны из предыдущего опыта. В отличие от 90-х годов, они интеллектуально сложные. Пенсионная система находится в кризисе во всех развитых странах. Хорошей модели здравоохранения нет ни в одной развитой стране. И т.д.

 Третий: Финансовый экономический кризис не сыграл традиционной роли санитара экономики. Ведь раньше кризис традиционно в мировой экономической истории разрешал накопившиеся противоречия, отбрасывал какие-то старые инструменты, приводил к новым. Это сопровождалось массовыми банкротствами, безработицей и так далее. Ныне и западные правительства, и наше правительство, научились сдерживать эти негативные последствия, но работу кризиса мы ему доделать не позволили. И для российской экономики, конечно, это более важно, более болезненно, чем для экономик европейских стран. Почему?

 У нас огромный, неэффективный, нереформированный бюджетный сектор, в котором уютно сидят, как в некотором укрытии, миллионы образованных работников, которые не вынуждаются идти на рынок зарабатывать, становиться предпринимателями. Это - специфика России. Далее, это незаконченная реструктуризация материального производства. У нас большое количество предприятий осталось от советского времени. Эти предприятия – часть разворованного военно-промышленного комплекса бывшего Советского Союза, они медленно умирали, но еще не умерли до конца. И эти предприятия тоже обычный кризис ликвидировал бы, заставил бы этих работников, этих инженеров найти другое применение своим способностям.

 Четвёртый: не решён вопрос о том, хороша ли подушка в виде даров природы (нефтедолларов), которой мы в России пользуемся, или плоха эта подушка. При эффективном хозяйствовании подушка хороша. При неэффективном хозяйствовании никакой подушки не хватит. Но она позволяет смягчить последствия неэффективного хозяйствования. Только мы подошли к некоему пределу.

 Раньше казалось: мы накопили резервы, и при необходимости можно немножко выйти из берегов по расходам по тому или иному направлению. Сейчас мы в другой реальности, когда ресурсов государства явно не хватит на все направления, которые у нас есть в программе. И при нехватке ресурсов цель может быть в 2050, 2100 году, то есть, мы не достигаем цели, мы к ней только приближаемся. Это касается дорожной, транспортной структуры, это касается жилищного строительства, это касается качества образования, качества медицинского обслуживания. Поэтому мы должны ограничить количество проектов, умерить свои амбиции, и добиться того, чтобы программа правительства содержала только те цели, которые к 20-му году будут достигнуты.

 Итак, Россия обречена на роль сырьевого придатка Запада и Востока. Социальным государством она не станет. Индустрию в ней надо искоренять, инженеров надлежит сделать предпринимателями, предлагающими свой товар на рынке. И наша постиндустриальная экономика складывается не на новейших технологиях, как в развитых странах, а на услугах вроде услуг официанта или консалтинга. Вот и бюджетники «вынуждаются идти на рынок, зарабатывать». Учитель уже не учитель, а продавец образовательных услуг, как и врач – торговец здоровьем пациентов. Ну, и придётся сократить расходы, урезав программы образования, здравоохранения, дорожного и жилищного строительства и пр. И всё это, словно в насмешку, называется модернизацией и переходом к постиндустриальному обществу.

 Что же конкретно предлагается в новой стратегии?

 Самый большой удар «стратеги» наносят по пенсионерам. Предлагается «постепенный отказ от государственных пенсий», поскольку это более соответствует демографическим и интеллектуальным особенностям постиндустриальной экономики. (Почему «стратеги отнесли экономику нынешней РФ к постиндустриальным, тогда как на деле она становится просто доиндустриальной, они не сообщают.) Вообще в свободном обществе пенсионное обеспечение должно стать частным делом и свободным выбором свободного человека. А на что жить старикам? Ответ, как полагают некоторые аналитики, прост: либо выросшие дети должны кормить родителей, либо придётся в старости сдавать квартиру, если она есть (а самому, вероятно, жить на вокзале или на лавочке в парке?). А как быть тем, у кого нет ни той, ни другой возможности? Им государство назначит минимальное пособие. Это будет не пенсия, как признание вклада работника в укрепление мощи страны, зависящая от стажа работы и пр., а более чем скромная подачка. Получил её – скажи «спасибо!» и иди, наслаждайся жизнью в пределах выданной суммы. А ныне ещё работающим рекомендуется самим откладывать на старость (если есть от чего можно откладывать). Иначе государству придётся повысить возраст выхода на пенсию.

 Ничего хорошего стратегия не сулит и работающим россиянам, поскольку намечается замещение миллионов российских работников мигрантами. Уже сейчас мигранты у нас составляют 25-30 процентов рабочих, занятых физическим трудом, - и это при громадной безработице среди коренного населения. На помощь мигрантам в закреплении их на Русской земле предусмотрено выделение триллионов рублей, которые тоже отнимут у россиян.

 Планируется дальнее разрушение промышленности. В СМИ потоком пошли материалы о том, что нефтепереработка в России нецелесообразна, потому что при нашем устаревшем оборудовании и допотопных технологиях из тонны нефти получается бензина в 2,5 раза меньше, чем в США, и он обходится дороже, чем импортный. А потому выгоднее продавать за рубеж сырую нефть. Точно так же доказывается, что наш оборонно-промышленный комплекс устарел, и военную технику для наших Вооружённых сил надо закупать в странах НАТО – она и лучше, и дешевле отечественной. Примеров такого рода не счесть. В целом обрабатывающая промышленность России не нужна, потому что мы потеряли свою нишу на мировом рынке. Но при таком подходе мы отдаём в чужие руки и свой внутренний рынок. А те немногие современные производства, какие у нас появились в последние годы (титановый завод на Урале, прокатные станы на Магнитогорском и Новолипецком комбинатах и пр.) – это всего лишь предприятия «дополнящей» индустрии. То есть, страны Запада, перенесшие львиную долю своей промышленности в страны бывшего «третьего мира», не хотят иметь у себя экологически грязные производства и охотно вкладывают средства в создание таких предприятий в России, тем более, что эти предприятия по большей части остаются под контролем западного капитала. Ну, а при отсутствии в России обрабатывающей промышленности немыслимы и обновление жилищно-коммунального хозяйства, которое постигнет окончательная разруха, и строительство, а значит, невозможно и решение жилищной проблемы. Так, начав с гимнов модернизации, стратеги, по сути, предлагают углубить, законсервировать и увековечить всестороннюю российскую отсталость.

 Особенно наглядно планы разрушения проявляются в сфере транспорта. Так, доказывается, что в России нецелесообразно существенное развитие сети железных дорог. Почему? Потому что новая экономика якобы «будет построена на взаимодействии через сервисы, а не через физические перемещения объектов». Вряд ли сами «стратеги» будут довольны, если им вместо хлеба и чёрной икры преподнесут «сервисы», поскольку означенные материальные объекты, реальные товары не на чем будет доставить в столицу из мест, где эти материальные ценности производятся. И таких словесных вывертов, заставляющих усомниться во вменяемости её разработчиков, «стратегия» полна.

 Знакомый психолог заметил в связи с этим, что в 90-е годы, в период упадка государственности в России, когда либералы проводили бандитскую приватизацию, они были вполне вменяемыми и осознанно преследовали свои пусть и корыстные, но реальные интересы. А ныне, когда в России растёт осознание необходимости освободиться от внешнего управления и пойти собственным путём развития, либералы, для которых Запад – единственный свет в окошке, начинают массово впадать в состояние шизофрении. Эти люди становятся вообще общественно опасными, а если они пребывают во власти или около неё, могут оказывать на неё влияние, то их надо считать опасными вдвойне. Мало ли какая фантазия может придти им в голову, вплоть до того, что нажать кнопку ядерного чемоданчика!

 Полным ходом пойдёт пока ещё только начавшийся процесс «оптимизации», то есть сокращения, числа школ, больниц, библиотек. Школа должна перестать готовить высокообразованных специалистов и перестроиться на выпуск даже не столько рабочих, сколько официантов и других работников сферы услуг. Зато пройдёт новый этап приватизации, причём по дешёвке, якобы для того, чтобы создать класс неолигархических собственников. Вообще-то мы это слышали в эпоху Чубайса и его подельников. По странной случайности, в итоге той приватизации как раз и появились олигархи-миллиардеры, и с того времени их число только умножается. И на этот раз список российских долларовых миллиардеров, публикуемый журналом «Форбс», надо думать, пополнится новыми именами. Естественно, следует ожидать и нового этапа передела собственности, возможно, с очередной волной заказных убийств и иных прелестей мира частных собственников. Прибавится и иностранцев, владеющих российскими предприятиями, - Дмитрий Медведев сократил в несколько раз число не подлежащих приватизации предприятий, в том числе и стратегически важных, к которым и Запад, и Восток неизменно проявляют повышенный интерес. Если учесть, что большинство крупных российских предприятий и без того находится в иностранной юрисдикции, то получится, что российская власть вообще не будет контролировать производство в собственной стране, точнее, на её территории. Да и сама эта территория, как полагают некоторые эксперты, возможно, в значительной части уже россиянам не принадлежит, а скуплена (преимущественно через подставных физических и юридических лиц) иностранцами.

 В «стратегии» не скрывается, что в итоге самые обеспеченные и образованные россияне уедут на Запад. Россия останется страной нищих, бездомных, безработных и вымирающих русских и укоренившихся здесь и быстро размножающихся неквалифицированных мигрантов.

 Ничего конкретного для решения неотложных задач России, например, освоения богатств Дальнего Востока или Русского Севера и создания там благоприятных условий для жизни и работы, стратегия не содержит, потому что либералам эти вопросы вообще не интересны. По их мнению, Россия – европейская страна, и восточные её регионы представляются им только излишней обузой, а север - это вообще территория, непригодная для обитания человека. Нет там и ни слова о восстановлении попранной социальной справедливости, у либералов вообще речь может идти лишь о «локализации бедности» и каких-то копеечных мерах по постепенному подтягиванию (по уровню жизни и социальному положению) бомжей и им подобных бедолаг к миллиардерам. Но это процесс, который при такой постановке дела должен занять не одно столетие.

 Словом, стратегия сводится к полному демонтажу социального государства, на которое в современной России ещё сохраняются слабые намёки, и то лишь как наследие советского строя.

 Хотя «стратегия» ещё не утверждена, её уже критикуют и эксперты, и профсоюзы. Недоволен «примитивистским подходом» либералов и Владимир Путин, о чём заявил его пресс-секретарь. Но «сверху» остановить их шабаш сегодня, видимо, по многим причинам внутреннего и (о чём надо говорить отдельно) внешнеполитического характера нельзя. Сорвать планы либералов может только массовый протест. Насколько он может быть действенным, показали любители-рыболовы, которые заставили власть пока отказаться от приватизации водоёмов и от введения частниками платы за рыбалку. Результативными оказались и некоторые совместные акции пользователей Интернета. А что будет, когда на акции протеста выйдут не тысячи рыболовов, а миллионы россиян, возмущённых нарастающей несправедливостью? Тут не поможет никакая полиция, даже её и усилят танками (а ведь это не зря намечается?). Новая либеральная стратегия, ещё не родившись, уже обречена на провал.

 Подтолкнул работы по выработке стратегии развития России Дмитрий Медведев. Недавно он принял участие во встрече президентов стран БРИКС, затем выступил на Азиатском форуме в китайском городе Боао, и, наконец, посетил Гонконг. Вёл он себя солидно, но все понимали, что когда-то Россия (СССР) была самой мощной державой планеты, а Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка представляли собой колонии или полуколонии. Ныне эти государства вырываются в ряды передовых, а Россия оказалась фактически колонией, сырьевым придатком Запада и Востока. Казалось бы, выход из этой ситуации должен быть один: России надо скорее развивать свою высокотехнологичную экономику, а в этой области пока сдвиги, по сути, незаметны.

 В СМИ больше всего обсуждали заявления Дмитрия Медведева и Владимира Путина о возможности их участия в выборах президента РФ в 2012 году. Но Медведев обещает решить этот вопрос в скором времени, а Путин считает, что суетиться тут нет необходимости, поскольку до выборов ещё год. Кто из них прав?

 В странах Запада год – это нормальный срок избирательной кампании. У Обамы выборы тоже в 2012 году, и даже не в марте, а в ноябре, но он уже заявил, что выставит свою кандидатуру, и начал собирать деньги в свой выборный фонд. Но в созданной Путиным системе с двумя центрами управления раннее выдвижение кандидатуры одного из дуумвиров (а тем более – обоих) чиновники вообще перестанут работать, выжидая, чья сторона возьмёт верх, чтобы к ней своевременно присоединиться. А это может вызвать паралич в жизни страны. Поэтому с началом президентской гонки следовало бы повременить.

 Но по какому пути пойдёт Россия после выборов? Медведев сказал, что мы не будем строить госкапитализм (так он назвал систему, которую создавал Путин), наш путь – это свободная рыночная экономика. Но госкапитализм – это государственное регулирование экономики, ограничение свободы монополий в повышении цен и тарифов, а в перспективе, возможно, – восстановление обновлённой советской системы. А что представляет собой свободная рыночная экономика (кстати сказать, не существующая ни в одной развитой стране), можно показать на примере, взятом из СМИ.

 В Подмосковье десятилетиями существовала звероферма (единственная в мире) по выращиванию чёрных песцов, мех которых ценился на вес золота. В советское время каждый случай гибели песца разбирала прокуратура. В войну, когда люди голодали, получали хлеб по карточкам, песцам выдавали всё положенное по науке – мясо, рыбу, яйца… Ныне ферму обанкротили, чтобы продать «своему» дельцу по дешёвке. Новый владелец вместо мяса присылал кости… В итоге 12 тысяч песцов погибли. Но бизнесмен продал две трети закреплённой за фермой земли под коттеджный посёлок, построил вертолётную площадку, ресторан для богатых посетителей - и процветает.

 В советское время его деяния были бы расценены как вредительство и соответственно наказывались бы. И в любой стране Запада есть законы, которые ограничивают права собственника, не позволяя ему наносить ущерб государству. Даже в царской России владелец имения или предприятия, умышленно его разоряющий, мог быть взят под опеку. «Имением не управляй оплошно», - поучал Фамусов Чацкого. У нас же свободный предприниматель на свободном рынке может делать всё, что ему выгодно, лишь бы получить прибыль (и что ему какие-то там песцы?) «Ты меня уважаешь – я тебя уважаю, мы с тобой уважаемые люди», - говорил известный персонаж Аркадия Райкина. Каждый такой «жучок» (а их миллионы) безнаказанно подтачивает древо государственности, и при такой системе оно скоро рухнет. Вот перед каким выбором стоит Россия.

 Вообще-то при такой обстановке в стране бороться за пост президента могут либо люди, твёрдо знающие, что и как надо делать, чтобы вытащить Россию из ямы, в которой она оказалась, но ему надо быть готовым к самым крутым мерам и к самому ожесточённому сопротивлению с разных сторон. Либо совсем безответственные политики, которых привлекают лишь блага, даваемые президентским постом. Потому что получит новый президент страну, находящуюся в полной разрухе, и народ, который несправедливость и бездействие власти терпеть дальше не согласен. Не позавидуешь новому главе нашего государства, которому придётся трудиться больше, чем раб на галерах (о безответственном политике я уж не говорю)..

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 15 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект "АнтиРоссия" | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4320-0005-7

OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование