Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ПОМЕШАТЕЛЬСТВО НА ПОЧВЕ НЕНАВИСТИ К СССР

  ПОМЕШАТЕЛЬСТВО НА ПОЧВЕ НЕНАВИСТИ К СССР

 

 Ещё несколько замечаний по поводу КГЧП

 

 Моя статья «Упущенная возможность сохранения СССР» была написана и опубликована в интернет-журнале «Геополитика» раньше, чем наступила 20-я годовщина со дня образования ГКЧП. Я, конечно, знал, что в день этого «юбилея» разные политические силы страны выступят со своими оценками данного события, но даже не мог предположить, что их заявления окажутся столь скандально неадекватными.

 Начну с либерального фланга.

 

 Оборотистый «защитник России»

 Либералами была пущена в дело тяжёлая артиллерия: на страницах «Московского комсомольца» с большой (на две полосы) статьёй «ГКЧП: двадцать лет спустя» выступил один из самых одиозных антисоветчиков, бывший в те августовские дни мэром Москвы, Гавриил Попов. И он наглядно продемонстрировал, до какого абсурда способны дойти либералы в своём антисоветизме.

 Разбирать его статью у меня нет желания, хотя есть в ней и ценные признания вроде следующего:

 «Все наши намёки на пост Президента СССР Ельцин категорически отвергал… потому что он уже понимал, что даже Россия ему не по плечу. А тут — весь Союз» (выделено мной. – М.А.). Но в основном это обычный «демократический» трёп, и всё же несколько моментов не следует оставлять без комментариев.

 Конечно, «демократ» не может не отметиться в истории, не сказать о своих заслугах народу. Вот Попов стал мэром Москвы:

 «Став руководителем, я делал всё — вместе с депутатами Моссовета и администрацией города — чтобы облегчить «социалистический удел» москвичей.

 Справедливо — по талонам и карточкам — распределяли дефицитное продовольствие, не создавая привилегий ни начальству, ни богатым».

 Прямо сердце кровью обливается, слеза прошибает при чтении этих строк. Ведь уже столько было сказано самими же «демократами» о «пустых полках в магазинах». И проникаешься чувством сострадания к начальству, получающему продовольствие без каких-либо привилегий. Видишь Раису Максимовну и Наину Иосифовну, стоящих с авоськами в руках в очередях за костями («суповыми наборами»), которые выдавали по талонам вместо мяса, пока их полуголодные мужья занимаются государственными делами. Между тем из воспоминаний известных деятелей – победителей «путча» известно, какими роскошными были их пиршества (не только на президентских застольях): водки, коньяки, вина и разные деликатесы на закуску наличествовали на столе в изобилии. И откуда только всё это взялось у начальников, получавших продукты по талонам. Между прочим, Попов, вообще-то на память не жалующийся, кажется, подзабыл, кто именно из «демократов» разрабатывал меры по саботированию подвоза продовольствия в столицу и в другие крупные города. Метод испытанный, рекомендованный ещё миллионером Рябушинским, предлагавшим «костлявой рукой голода» задушить революцию 1917 года. И в 1991 году «демократы» делали ставку на то, что, вызвав недовольство населения перебоями со снабжением продуктами питания и другими товарами первой необходимости, смогут свергнуть Советскую власть. «Демократ» Александр Минкин приводит дополнительные доказательства на этот счёт, например, такое:

 «Осенью 1990-го на складах Москвы лежало 40 000 000 000 сигарет, эшелоны сигарет тайно отправляли в Баку. А в Москве они совершенно исчезли из магазинов, что привело к «табачному бунту» у Моссовета». Но ведь так обстояло дело не только с сигаретами или мылом. Сколько раз уже рассказывалось, как гноили продукты на складах, как вагоны колбасы оказывались на свалках, как частники гнали на экспорт и продовольствие, и другие товары…

  Далее Попов даёт самую лестную характеристику своим ближайшим соратникам (или подельникам?):

 «Тогда нам было ясно, что на уровне Союза ССР, на Съезде народных депутатов СССР и тем более в Верховном Совете СССР, мы, сосредоточив все свои лучшие интеллектуальные силы, представив среди народных депутатов СССР цвет нации, все же не смогли стать такой влиятельной силой, которая заставила бы Горбачева не маневрировать между реформаторами и консерваторами, а действовать».

 Как видим, Попов излишней скромностью не страдает. Это ж надо - представить группку обанкротившихся политиканов, которые за прошедшие 20 лет (как, впрочем, и до этого) ничем умным и заслуживающим внимания (если не считать разных антинародных или даже людоедских проектов и высказываний), себя не проявили, зачислить в «цвет нации»! Это кто же? Лев Пономарев или Виктор Шейнис? Или Станкевич, обвинённый в неблаговидных делах, вынужден был срочно бежать за границу? А ведь в окружении Попова были именно они и им подобные!

  Главный итог «путча» Попов определяет так:

 «Завершился великий эксперимент по попытке создать общество, в котором не будет частной собственности, классов, государственных органов, бюрократии. Я лично считаю себя человеком социалистических убеждений и уверен, что человечество еще не раз будет — защищаясь от противоречий и бед — повторять попытки создания такого общества. Но этот эксперимент — с тоталитарным государственно-бюрократическим социализмом — завершился».

 Жаль, что мне в силу моего возраста не удастся поговорить об этом с Поповым лет через десять. Полагаю, что именно в этом отношении жизнь преподнесёт ему весьма неприятные сюрпризы. Российский народ тоталитарен по своей природе (хотя чаще всего этого не сознаёт), он государственник, воин-защитник Отечества, и чиновник – это опора государства (разумеется, когда есть государство и дело государственное, за которое приходится отвечать головой, в противном случае, как в наши дни, он - «бизнесмен на госслужбе», обогащающийся, но ни за что не отвечающий). Когда придётся спасать страну, «спасатели» будут строить социализм новосоветского образца не в белых перчатках. А социал-демократической, какой видит её в идеале Попов, Россия не будет НИКОГДА! Россия – это АНТИЗАПАД, а Запад – это АНТИРОССИЯ, и вместе им не быть во веки веков.

 Попову очень хочется выглядеть «голубем», он уверяет, будто именно он обеспечил бескровный исход «путча»:

 «Россия так много в ХХ веке оплачивала именно своею кровью — начиная с 1905 года, — что ещё одного кровопускания она не выдержит. И оно станет концом не только бюрократического социализма, но и самой России.

 А я ведь шёл в революцию 1989-го ради неё, России. Не ради каких-то личных выгод».

 Да, личных выгод Попов не искал, но они его нашли нечаянно сами. Как-то само собой получилось, что он прихватил весьма приличную дачу в Подмосковье в качестве трофея, доставшегося от поверженного партийного коммунистического монстра. И вот уже двадцать лет героически обороняет её от десятков комиссий проверяющих органов, зная, что получил этот «объект» незаконно. Но, очевидно, высокие у Попова покровители «в высших сферах». Ну, и дачей его приобретения не ограничиваются. Создал он Международный (точнее, российско-американский) университет, Международный союз экономистов, Вольное экономическое общество и всюду там председательствует. Вот такие «защитники» тогда были у России: сама она разорённая, нищая, потерявшая свою державную мощь и престиж, а «защитники», кого ни возьми, все богатеют и процветают, да ещё и статьи в газетах пишут, учат страну и народ, как надо жить. Власти, поставленные «защитниками», по словам самого Попова, «над народом просто издевались — уничтожали вклады, обесценивали пенсии, месяцами безнаказанно не выплачивали зарплату, обрекали учителей и врачей на роль челноков, травили всех пытающихся идти в малый бизнес, в фермерство».

 Попов называет главную свою заслугу на «заключительном этапе Великой антисоциалистической революции 1989–1991 годов»:

 «Если я ничего больше не сделаю для России и её народов, этот час, час взятия зданий ЦК, оправдает, по крайней мере для меня самого, всю мою жизнь, все её беды, ошибки, противоречия».

 Думается, и тут Гавриил Харитонович поспешил с подведением итогов. Удивительно только слышать от него о бедах, им пережитых. Тут он уподобляется Павлу Ивановичу Чичикову, который, знакомясь с очередным потенциальным продавцом «мёртвых душ», всегда уподоблял «жизнь свою судну посреди морей, гонимому отовсюду вероломными ветрами». Упоминал «о том, что должен был переменить много должностей, что много потерпел за правду, что даже самая жизнь его была не раз в опасности со стороны врагов…» Попов же родился в семье служащего, по окончании школы поступил в МГУ на экономический факультет. В 23 года окончил его по специальности преподаватель политической экономии. В том же году вступил в КПСС, поступил в аспирантуру и окончил её, будучи одновременно секретарём комитета комсомола МГУ. После аспирантуры остался на научной работе на экономическом факультете МГУ: сначала как доцент кафедры планирования, заведующий лабораторией управления производством, с 1971 до 1978 года являлся заведующим кафедрой управления. Читал лекции по основным проблемам теории управления (в частности, по управлению производством), руководил семинарами по теории экономического развития СССР.

 Вдумайтесь: человек, живший по схеме «школьник – студент – аспирант – доцент», никогда в жизни не работавший на производстве и не управлявший им, заведует лабораторией, а затем и кафедрой управления производством, читает лекции студентам и производственникам о том, как этим производством управлять! Более того, руководит семинаром по теории экономического развития СССР, то есть по предмету, о котором имел смутное, почёрпнутое из книг представление! Далее Попов становится деканом факультета. и одновременно заведующим отделом Института информации по общественным наукам при АН СССР. Словом, гладкая дорожка книжника-преподавателя, не замаравшего рук каким-либо видом производительного труда. Так и оставаться бы ему книжным червем, но – грянула «перестройка», и книжники, младшие научные сотрудники и завлабы очень понадобились оказавшимся у власти разрушителям страны.

 И вот в 1988—1991 годах Попов, не нюхавший производства, — уже главный редактор журнала «Вопросы экономики». В период «перестройки» публиковал материалы о социально-экономическом положении советского общества и необходимости его глубокого реформирования, и, таким образом, одним из первых ввёл понятие «командно-административная система». Ну, а дальше ему уже открыта дорога к вершинам «демократической» власти, уже в масштабе всей Москвы.

 Какие тут беды, когда жизнь – сплошной триумф! Зачем Бога гневить, Гавриил Харитонович? Так, разве что, какие-нибудь интриги в профессорской среде, но без этого не обходится ни один человек, в эту среду попадающий.

 А чем же недоволен этот «защитник России», нажившийся на Смуте 1991 года и преуспевший во всех отношениях? Тут придётся привести большую цитату из его статьи. Оказывается, оскорбляет его то, что «в России нет памятника Сахарову возле Красной площади. Нет и высшего для демократа ордена — ордена Сахарова…

 А сами дни победы над путчем вычеркнуты из списка официальных праздников России. Нет церемоний, при которых президент возлагает венки — ни Сахарову, ни трём погибшим москвичам. Ордена за заслуги перед Отечеством защитникам Белого дома не дали: есть у Отечества российских бюрократов свои герои...»

  И ещё недоволен Попов тем, что у «демократов» «нет силовых структур — Советы в 1917 году имели красную гвардию, а Гитлер имел многотысячные отряды штурмовиков».

 Если не ошибаюсь, Попов хочет установления ордена Сахарова и памятника тому самому Сахарову, который призывал США сбросить атомную бомбу на СССР (а значит, и на Россию, которая для нашего «защитника» превыше всего) – см., например: http://varjag-2007.livejournal.com/2634004.html.

  Но и американцам Сахаров собирался преподнести пренеприятнейший сюрприз. Тогда десятки американских стратегических бомбардировщиков, влетая с баз своих союзников, граничащих с нашей страной, барражировали у границ СССР с ядерными бомбами на борту. А у СССР не было средств доставки атомных бомб до территории США. Вот Сахаров и предложил сосредоточить внимание не на бомбах, а на торпедах. Подводные лодки оставались неуязвимы, и прорыв их к берегам Америки был реален. Взрыв торпеды в 100 мегатонн мог вызвать волну, которая смывала всё с побережья. А на берег выбрасывались подводные лодки, авианосцы, рушились порты, морские базы. Заодно с ними гибли, правда, и города… Это было ещё при Сталине. Но когда в июне 1954 года высшее командование флота увидело сработанную суперторпеду Т-15 калибра 1550 мм с термоядерным зарядом, оно пришло в ужас. Адмиралы в один голос сказали, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою, и для них отвратительна сама мысль о массовом убийстве людей, живших вблизи портов, которые будут уничтожаться ядерными торпедами. Хрущёв с сожалением, но расстался с идеей суперторпеды. Так «миротворец» Сахаров» превзошёл в своей жестокости «кровавых милитаристов» - адмиралов http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=49405.

 К тому же Сахаров ратовал за конвергенцию, то есть за синтез лучших сторон и социализма, и капитализма. Но победившие «сахаровцы» мгновенно забыли главную идею своего учителя и строят самый оголтелый капитализм, убивая последние остатки социализма в идеологии и разрушая «до основания» доставшуюся от социализма материально-техническую базу. Да и штурмовики у «демократов» были, но у них кишка оказалась тонка. К тому же «нигде, кроме нескольких местных Советов, прежде всего Москвы и Ленинграда, у демократов нет большинства», то есть, поддержки народа у них не было и нет, и, значит, проводить либеральные реформы придётся насильственным способом, ломая души и народный менталитет.

 Но особенно кощунственно звучит следующий тезис Попова:

 «Ближайший соратник Сталина В.М.Молотов справедливо говорил, что коллективизация для судьбы СССР была важнее победы в 1945 году. А наши лидеры из Кремля могут отмечать только победу 1945 года, хотя для судьбы России победа над путчем в августе 1991 года как минимум не менее, если не более важная. Грамотный марксист Молотов знал, что говорил: изменение социального строя важнее любых побед в рамках строя. В августе 1991 года изменяли именно социальный строй» (выделено мной. – М.А.).

  Не знаю, можно ли считать вменяемым человека, написавшего подобное? А главное – как можно победу над ГКЧП в смуте, где при неясных обстоятельствах погибли трое юношей, ставить выше Великой Победы в войне, унесшей десятки миллионов жизней советских людей и спасшей мир от нацистского рабства? Вряд ли в России найдётся хоть один человек, который согласился бы с этим кощунственным тезисом. Ведь не будь той Победы, вероятнее всего, не существовало бы и русского народа и ряда других народов СССР, да и греку Попову, возможно, пришлось бы не сладко. Но на что не пойдёшь, когда надо обосновать безумную идею, тут и марксист Молотов в союзники годится.

 

 Соревнование в антисоветизме

 Не отстают от Попова и другие «демократы». Уже упоминавшийся Виктор Шейнис, выступая на «Суде времени» (эту передачу в дни «юбилея» повторили), упрекнул спорившие стороны в том, что они обсуждают вопрос «сохранился бы СССР», тогда как главное – это свержение социализма. А писатель Владимир Войнович заявляет, что ГКЧП продолжается, поскольку ещё есть в РФ сторонники советского строя. И путч будет продолжаться, пока правда, то есть точка зрения либералов, не победит окончательно ложь, то есть взгляды «государственников». Видимо, так будет, когда в стране не останется ни одного «совка». Жаль только, что этот ненавистник советского строя не написал, как он рассчитывает от них избавиться. Хотя опыт истории свидетельствует, что тут в принципе возможны разные варианты: перестрелять, заключить в лагеря и уморить там голодом или же поставить в такие условия нищеты и унижения, что враги сами скоро уйдут в мир иной.

 Руслан Хасбулатов тоже высказался по поводу «юбилея, но, кажется, только для того, чтобы отметить свою историческую роль в событиях тех дней. Всё же он обнародовал интересную подробность. Оказывается, Ельцин, уже будучи в Белом доме, был страшно напуган угрозой ареста и уже подумывал о капитуляции, но именно Хасбулатов заставил его вспомнить, что он мужчина и должен бороться до конца. Только благодаря «верному Руслану» Ельцин поднялся на танк и… Ельцина уже не спросишь, так ли обстояло дело, хотя в конце концов это и не столь важно. Важно то, что было…

 Но всех либералов превзошёл академик Юрий Пивоваров. Он в пылу полемики с Сергеем Кургиняном на радио 26 августа (ведущая Ника Стрижак) объяснил все беды нашей страны и её народа тем, что нынешняя российская власть – это продолжение Советской власти. Тут должна бы возмутиться сама нынешняя власть, которая постоянно демонстрирует свой антисоветизм отвергает саму мысль о возвращении советских порядков, а Сталина объявляет злодеем, убивавшим собственный народ. Даже возможность появления в Москве портретов Сталина повергла её в ужас. И невозможно воспринять преемником советского министра иностранных дел Молотова, которого на Западе называли «мистер нет» за жёсткое отстаивание позиций СССР, например, Козырева, которого можно было бы по контрасту именовать «Мистером да, конечно же, да!». Ибо он не только превратил наш МИД в филиал госдепа США и безусловно выполнял все требования американцев, но части и удивлял их своими встречными инициативами, предлагая такие уступки, которых его заокеанские коллеги и не требовали. В этом отношении его превосходил при Горбачёве только Шеварднадзе, который подарил США громадную часть наших территориальных вод с существенными запасами нефти и газа, а также местами, богатым рыбой, и предложил уничтожить наш грозный ракетный комплекс «Ока», который не подходил под условия заключавшегося договора о сокращении вооружений. И нынешняя власть отдала Норвегии громадную часть спорной акватории, также с громадными запасами нефти и газа и рыбными богатствами. Сталин и Молотов перевернулись бы в гробу от такой «преемственности» в политике.

 

 Ещё один обличитель «совков»

 То, что «демократы» готовы на всё, лишь бы опорочить советский строй, не останавливаясь ни перед фальсификацией фактов, ни перед прямой клеветой, для мира давно уже не новость. Но то, что написал о советских людях Леонид Млечин, воистину выходит за всякие рамки приличия:

 «Чем дальше, тем серьезнее мы размышляем о том, каким был Советский Союз, что представлял собой советский строй и что такое советский человек… Ну, если это только человек, который жил при советской власти, тогда, выходит, раньше был “царский человек”, а ныне существует какой-нибудь “капиталистический человек”. Но ведь не было “царского человека” и нет “капиталистического”. А советский человек — точно есть…

 Человек сидит на партсобрании, слушает радио, читает газеты — и что он видит? Лицемерие и откровенное враньё. И что он делает? Он начинает приспосабливаться. Советский человек постоянно ходил в маске. Иногда маска прирастала к лицу. А под маской скрывались цинизм, голый расчет и равнодушие. Всё это помогало выжить и делать карьеру.

 “Советский человек произошел от человека”, — горько шутил мой остроумный коллега. Эта мутация была связана с утратой важнейших человеческих качеств или, во всяком случае, с их редуцированием, оскоплением. Все, что было хорошего в русском народе, как и в других народах, изживалось системой.

 Советский человек превратился вовсе не в носителя высокой морали, самоотверженного и бескорыстного труженика. Жизнь толкала его в противоположном направлении. После крушения советской власти выяснилось, что система прививала практичные навыки двух видов. Быть чиновником и жульничать. Те и другие в итоге преуспели.

 Одни, выбросив партийные и комсомольские билеты, пристраивались в новые учреждения и карабкались по служебной лестнице. А устремления те же: высокое кресло — способ не страну переустроить, а обеспечить собственную жизнь…

 Другие, кто приобрел коммерческие навыки ещё в советские времена, с восторгом осваивали новое экономическое пространство. Масштабы другие, грандиозные, а методы те же: обойти закон, обжулить, надуть. Остальные же — наблюдали. Система поколениями отучала от самостоятельности, самоорганизации, привычки проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Возобладали леность мысли, привычка подчиняться, ждать указаний».

 Что сказать по поводу этого пассажа? Млечин – заурядный клеветник, который даже ничего своего придумать не мог, украсив собственные измышления шуткой своего остроумца-«демократа». Лично я – советский человек, причём даже репрессированный по политическим мотивам, в чём мне выдано официальное свидетельство. И репрессирован я был не за диссидентство, к чему никогда не имел отношения, а за критику Советской власти. Но критиковал я её не за то, что она Советская, а за то, что она была недостаточно Советской. О чём и написал в заявлении о выходе из КПСС ещё в 1967 году, когда Млечин только учился в начальной школе.

  Я тоже сидел на партсобраниях, слушал радио, читал газеты. Но я видел не только лицемерие и откровенное враньё. (Такого уровня вранья и лицемерия, какой мы наблюдаем сейчас, тогда и представить было невозможно!). Я видел, как возводятся новые промышленные гиганты, наука и техника достигают успехов мирового уровня, литература и искусство создают произведения, востребованные и любимые народом. Словом, страна набирает силу, жизнь становится лучше. Конечно, видел я, что далеко не всё в жизни обстоит так, как преподносит пропаганда, но встречал ли кто-нибудь общество, в котором представления власти о жизни и сама жизнь полностью совпадали? Главное – я видел, что если есть недостатки, то они исправляются, причём порой бывало достаточно одной критической заметки в печати, чтобы высокопоставленный чиновник лишался своего высокого поста. (Не то, что сейчас, когда, по словам «демократа» Александра Минкина, жизнь идёт по принципу: писатель пописывает, чиновник почитывает и… плюёт на написанное.) Поэтому мне не приходилось приспосабливаться и постоянно ходить в маске. Я считал страну своей и советский строй своим, хотя, как уже говорилось, мне хотелось, чтобы власть была более Советской. И не было у меня нужды в маске, тем более приросшей к лицу, под которой скрывались бы цинизм, голый расчет и равнодушие. Мне этого не нужно было, чтобы выжить, а делать карьеру я не собирался. Мне работы инженера, экономиста и научного работника и занятия публицистикой было вполне достаточно. И таких, как я, рядовых советских людей, были десятки миллионов.

 Конечно, на закате Советской власти, когда стала ясной несостоятельность марксистской идеологии, а совершить теоретический прорыв в стране было некому, процесс гниения захватил прежде всего «верхи». И в первых рядах этого процесса шла молодая поросль правящей верхушки (ведь на Запад ездили сынки и дочки высших партийных бонз - дипломаты, окончившие МГИМО, работники Внешторга, особо доверенные у партии журналисты и писатели пр.). Они-то и привозили в СССР модные шмотки, магнитофоны, каких у нас ещё не было, порнографические картинки и пр. - вместе с западным пониманием смысла жизни. (Рядовые советские люди о таких прелестях западного образа жизни и понятия не имели.) И это гниение распространялось «сверху вниз». Об этом Млечину, возможно, мог бы в своё время рассказать отец, видный партийный работник. Да Млечин и сам, учась в МГИМО, думаю, наблюдал всё это воочию. И он мог бы спросить, например, у поэта Евгения Евтушенко (а таких «глашатаев социализма» было несколько десятков), во скольких дюжинах стран побывал тот за годы Советской власти, там демонстрируя верность идеалам коммунизма, а здесь диссидентствуя в дозволенных пределах (чуть ли не с позволения всемогущего шефа КГБ Андропова).

 Ну, а в том, что советскому человеку жизнь после крушения советской власти система (не советская, а «демократическая», либеральная) прививала навыки быть чиновником и жульничать, он не виноват. Не карьеры ради, а чтобы выжить, миллионы советских людей подались в челноки или искали пропитание по помойкам. Но даже и тогда миллионы обездоленных, едва сводя концы с концами, ни жуликами, ни вороватыми чиновниками не становились, а с достоинством пережидали, когда минует эта «демократическая напасть. А «новая» система породила несметное количество жулья крупного (олигархов и им подобным) и мелкого (воришек, обманщиков и др.), а также проституцию, наркоманию и иные прелести «цивилизованного мира. Это её (системы) несмываемая заслуга..

 Это соратники Млечина, выбросив партийные и комсомольские билеты, пристраивались в новые учреждения и делали карьеру, чтобы не страну переустроить, а обеспечить собственную жизнь, грабя страну в невиданных масштабах, умея обойти закон, обжулить, надуть. Но рядовые советские люди в этом шабаше «приобретателей» участия не принимали. По Млечину, у них возобладали леность мысли, привычка подчиняться, ждать указаний, тогда как в действительности ими руководило просто нежелание марать себя участием в таком грязном деле. У меня есть знакомые, которые даже ваучеры брать не стали, чтобы не стать соучастниками разграбления страны.

 А насчёт того, что не было «царского человека», как нет и «капиталистического», Млечин заблуждается. Достаточно посмотреть фотографии предреволюционных лет, чтобы увидеть, до какого скотского положения довела русских людей царская Россия, ставшая тайной колонией Запада. Униженные, одетые в лохмотья, часто вшивые… Большой процент призывников браковался медицинскими комиссиями из-за болезней и уродств. Это были больные трахомой, сифилисом, глухонемые и пр. (Впрочем, см. работу генерала Александра Нечволодова «От разорения - к достатку», издававшуюся ещё до революции). И «капиталистический человек» в современной России есть, он всё ближе подходит к «царскому», что естественно. Ведь «демократы» провозгласили курс «от Октября – к Февралю» (и дальше – к Средним векам), так что и сходство человеческих типов досоветской и послесоветской эпох вполне объяснимо.

 Млечин говорит, что советский человек не стал воплощением высочайших моральных качеств, даже наоборот, утратил лучшие черты русского человека. Да, ангелами советские люди не были, но, спрашивается, кто же на фронте закрывал своими телами амбразуры вражеских дотов, кто ехал на комсомольские стройки или поднимать целину? Именно советский человек воспринимал как свои лозунги: «Раньше думай о Родине – а потом о себе», «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз». Если Млечину незнакомы эти чувства, значит, его обделила судьба, и его остаётся только пожалеть».

 Статья Млечина называется: «Советский человек пережил Советский Союз». Да, тут он прав. От себя добавлю: переживёт советский человек и нынешнюю либеральную власть. Пройдёт немного времени – и о либералах в нашей стране будут вспоминать с омерзением, а новый советский человек поведёт страну в будущее.

 Все эти политические и идеологические банкроты не заслуживали бы сами по себе внимания, если бы они не являлись идейной обслугой новой российской буржуазии. Но при таких идеологах эта буржуазия не имеет никакого будущего.

 В целом картина либерального лагеря оказывается вполне клинической. Ненависть к СССР доводит до безумия.

 

 Вот уж никак не ожидали!

 Неожиданное подтверждение этому прозвучало у «демократа» Аскара Акаева, который начал свою статью с рассказа о том, как он отказался подчиняться распоряжениям ГКЧП, а кончил тем, что предсказал: лет через 10 – 15 Советский Союз возродится. В каком составе и качестве, Акаев не пояснял. Думается, и без того ясно: не в прежнем виде и не в том составе. Пойдут с Россией те бывшие союзные республики СССР, которые близки с русскими по менталитету. (А что будет с другими республиками – об этом нужен особый разговор.) Вот тогда посмотрим, как поведут себя либералы.

 

 Кто противостоит либералам?

 Скажу лишь несколько фраз о том, что говорили на левом фланге, «государственники». Казалось бы, тут им и карты в руки. Увы, чаще всего мы слышали «жалкий лепет оправданья».

 Александр Проханов в своей газете «Завтра» выступил со статьёй «Теперь я понимаю, что такое ГКЧП». Он прзнаёт: «Меня называли и называют идеологом ГКЧП… Да, действительно, я — идеолог ГКЧП… И на страницах газеты, и в личном общении с будущими членами ГКЧП я говорил, что наша страна разбалансирована, что она потеряла управление и стремительно распадается. Еще до того, как стать редактором "Дня", я опубликовал в "Литературной России" статью "Трагедия централизма", где утверждалось, что продолжение "перестройки" приведет к катастрофе: к уничтожению промышленности и сельского хозяйства, к падению всех потенциалов развития, к развалу Советского Союза и превращению его остатков в зоны, управляемые из-за рубежа. Она была, в общем, пророческой, эта статья, и сделала меня, писателя, политиком, оппозиционным по отношению к перестройке и к "перестройщикам" всех мастей. И газета "День" была рупором всех антиперестроечных и антигорбачевских сил, которые ставили своей целью сохранение единого советского государства…

 И, конечно, начало ГКЧП воспринималось мной — как и большинством советских людей тогда — в качестве абсолютно закономерного и необходимого шага, который должен был спасти страну от падения в пропасть… ГКЧП — это последняя фаза спецоперации американцев по разрушению Советского Союза, после которой произошёл Беловежский сговор и спуск красного флага с Большого Кремлёвского дворца. И весь тот ад, в котором мы сегодня живём».

 Суть спецоперации заключалась в том, чтобы на несколько дней создать в СССР хаос, обстановку конституционной неопределённости, в которой можно было бы передать власть от разрушителя страны Горбачёва к ещё большему разрушителю Ельцину. Проханов покаялся в том, что не понимал тогда смысла происходивших процессов. (Этот смысл тогда вообще мало кто понимал.) Его, как и членов ГКЧП, враги использовали «втёмную».

 Другие «патриоты», не вдаваясь в анализ причин распада СССР, рисовали картины расцвета страны, если бы ГКЧП победил. Максим Калашников и его единомышленники, например, выступая на страницах газеты «Завтра», превзошли даже знаменитый «Четвёртый сон Веры Павловны». Серьёзно исследовать происшедшее с 1991 года, видимо, пока никто не способен.

 Не обошлось и без курьёзов. В телепередаче «Исторический процесс», посвящённой 20-летию ГКЧП, либералы обвинили Сергея Кургиняна в том, что он был идеологом этих «чрезвычайщиков». Кургинян категорически отрицал свою причастность к ГКЧП, хотя и открыто признавал, что среди них были его единомышленники и друзья. Но он узнал о ГКЧП лишь тогда, когда шёл в Белый дом на важную встречу. По его словам, если бы он был с гекачепистами, то дело приняло бы совсем другой оборот, и ГКЧП победил бы. Видимо, и СССР сохранился бы, и вся мировая история пошла бы по-иному. Вот так на наших глазах по-новому решается вопрос о роли личности в истории.

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 12 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект "АнтиРоссия" | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4320-0005-7

OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование