Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

КАК УСТРОЕН НАШ МИР?

 КАК УСТРОЕН НАШ МИР?

 Под нашим Миром, Вселенной я понимаю всё существующее независимо от наших наблюдательных и познавательных способностей. Предположим, что этот Мир один. Тогда он обязательно будет бесконечным. Если допустить, что где-то есть его край, граница, то возникает вопрос. А что там, за границей? Возможно, другой Мир. Но это противоречит нашей исходной посылке.

 Мы познаём, наблюдаем наш Мир вследствие многочисленных контрастов. Отсюда предполагаем, что весь Мир неоднороден. Он должен состоять из НИЧТО и НЕЧТО. Ничто – это пустое пространство – вместилище материальных предметов. Нечто – это дискретная материя. В Мире чудовищно много, но постоянное количество одинаковых элементарных частиц (кирпичиков), из которых построена вся его архитектура. Но любое постоянное число всегда конечно. Между тем много разных гипотез приходят к ложным выводам вследствие предположения, что в бесконечном Мире – бесконечное количество материи.

 Как устроена единственно элементарная и наименьшая частица материи мы не знаем. Но каким-то образом эти частицы могут соединяться и разъединяться. Оставим эту проблему для будущих поколений.

 В Мире, в котором нет ни края, ни выделенного центра, не может быть никакой абсолютной или предельной скорости. Все скорости относительны и могут быть любой величины. И любое тело всегда находится в противоречивом состоянии, оно и покоится, и движется относительно других тел.

 Главным источником познания является свет, который является самым «темным» местом физики. Попробуем немного осветить эту проблему. Была физика Аристотеля, в которой не было пустоты, а был эфир, тормозящий движение. И старший современник Ньютона Христиан Гюйгенс предположил, что волны эфира создают оптические явления. Но Ньютон вдруг сообразил, что если планеты крутятся вокруг Солнца и не падают на него, то это означает, что эфира нет, пространство пусто, а материя дискретна. Но если нет эфира, то нет и волновой теории. Свет может быть только потоком каких-то особых частиц (корпускул). Так возникла классическая физика Ньютона с корпускулярной теорией света. Но уж так мила была волновая теория, что трудно было от нее отказаться.

 

 Вот как описывает современный физик историю отказа от корпускулярной теории: «Рассматривая волны на поверхности воды от двух брошенных камней, можно заметить, как, накладываясь друг на друга, волны могут интерферировать, то есть взаимогасить либо взаимоусиливать друг друга. Основываясь на этом, английский физик и врач Томас Юнг проделал в 1801 году опыты с лучом света, который проходил через два отверстия в непрозрачном экране, образуя, таким образом, два независимых источника света, аналогичных двум брошенным в воду камням. В результате он наблюдал интерференционную картину, состоящую из чередующихся темных и белых полос. Темные полосы соответствовали зонам, где световые волны от двух щелей гасят друг друга. Светлые полосы возникали там, где световые волны взаимоусиливались. Таким образом, была доказана волновая природа света».

 Прошло еще несколько лет и Парижская АН благосклонно приняла объяснение Френелем дифракции и интерференции света с помощью волновой теории. Но хотя и понимали многие физики, что совмещение волновой теории из физики Аристотеля с физикой Ньютона противоречит логике, но сделать ничего не могли. Факты – упрямая вещь. Тем более, что известный философ того времени Гегель вскоре придумал «высшую» логику, называемую сейчас диалектической. Если обычную логику можно описать триадой «тезис-антитезис-анализ», то логику Гегеля описывают «тезис-антитезис-синтез». Потом появилось еще несколько умозрительных логик. И какая из логик верна неизвестно. Это привело к тому, что итоги экспериментов разные люди стали объяснять по разному.

 И весь ХΙХ век физика развивалась на основе волновой теории света. И только в начале ХХ века пришлось вернуться к дискретности излучения и узаконить, наконец, двойственный характер излучения света, а затем и всей материи.

 Предоставим слово лауреату Нобелевской премии, физику-теоретику Р. Фейнману по его книге «Характер физических законов» (М. 1987, стр.116 и далее).

 «Начнем с истории изучения света. Сначала предполагалось, что свет очень похож на дождь из частиц, или корпускул, летящих как пули, выпущенные из ружья. Однако последующие исследования показали, что такое представление неверно и на самом деле свет ведет себя как волны, например как морские волны. Затем уже в ХХ веке, после дополнительных исследований, вновь стало казаться, что во многих случаях свет ведет себя как поток частиц. Наблюдая фотоэлектрический эффект, можно подсчитать число этих корпускул, теперь их называют фотонами. Когда электроны были только что открыты, казалось, что они ведут себя точно так же, как частицы (или пули). Проще простого. Но дальнейшие опыты, например с электронной дифракцией, показали, что они ведут себя как волны. И чем дальше шло время, тем более и более неясным становилось, как же они ведут себя - как корпускулы или как волны. Все нарастающая путаница была разрешена в 1925-1926 гг. открытием точных уравнений квантовой механики».

 Заметим, что Фейнман, как и многие другие физики, не знает истории, так как волновая теория Гюйгенса предшествовала корпускулярной теории Ньютона, а не наоборот.

 Продолжим цитировать того физика, который считает что эксперимент Юнга в 1801 году якобы доказал волновую природу света: «Проведенный в 1961 году эксперимент немецкого физика Клауса Йонссона, в котором он доказал, что законы интерференции и дифракции действуют для пучков элементарных частиц также, как для световых волн. Эксперимент Йонссона практически повторял двухвековой давности эксперимент Томаса Юнга, только вместо луча света был использован пучок электронов».

 

 Но если бы эксперимент Клауса Йонсона произошел не в 1961 году, а в 1802, то им была бы доказана не волновая природа света, а корпускулярная. Но теперь поезд уже ушел, доказать ничего не возможно. Вера в двойственность света, что свет и волны эфира и корпускулы сильнее даже веры в Бога. И эта вера не позволяет учёным мыслить. Да плюс опасения за карьеру. Тем более что двойственность очень удобна. Она позволяет в нужных случаях применять тот или иной аспект проблемы (и нашим, и вашим). Майкельсон пытался экспериментально определить скорость Земли относительно эфира. Природа ответила, что скорость Земли относительно эфира равна нулю. Это могло означать только, что эфира нет. О неподвижности Земли говорить в то время не приходилось. Но Эйнштейн объявил, что скорость света - особая скорость и ни с какой другой скоростью не складывается. Он пошел еще дальше и объявил, что эфира нет. Но если нет эфира, то не нужны ни Майкельсон, ни Эйнштейн.

 Двойственность очень удобна для немыслящих ученых. Она позволяет в любой момент применять ту ее часть, которая больше подходит. Так, когда было обнаружено, что свет от далёких галактик имеет красное смещение, то в соответствии с эффектом Доплера это было воспринято, как реальное доказательство расширения Вселенной после большого взрыва. Но если нет эфира, то какой Доплер, какое расширение?

 Но как же быть с корпускулярно-волновым дуализмом? Поль Девис пишет: «Наше воображение бессильно представить нечто такое, что может быть одновременно волной и частицей, но само по себе существование дуализма волна-частица (так называемого корпускулярно-волнового дуализма) не вызывает сомнения» («Суперсила» М.1982, с.30). Он реально существует. Это заметил еще Ньютон (кольца Ньютона). Если нет эфира, то волновыми свойствами должны обладать корпускулы. Но как?

 Представим себе корпускулу в виде восьмерки. Она летит и вращается. Число оборотов её в секунду является частотой, а путь проходимый корпускулой за один оборот является длиной волны. Плоскость, в которой вращается корпускула, является плоскостью поляризации. Тогда наша корпускула, проходя через малое отверстие экрана, отклоняется от прямого пути (дифракция) и попадает на экран. Если в этот же момент в это же место попадет корпускула из другого отверстия, то произойдет их взаимодействие. Если они встретятся в одной фазе, то свет усилится (сложение). Если же корпускулы встретятся в противофазе, то свет погаснет(вычитание) Эта корпускула позволяет также понять, почему всегда часть света проходит через прозрачное тело, а другая часть отражается.

 Также легко объясняется и знаменитое красное смещение, принимаемое за расширение Вселенной. Чeм больший путь прошла корпускула, тем медленней она вращается от многочисленных контактов (краснеет) с различными материальными частицами..

 Потом попалась мне книжка, где я прочитал: «Направим пучок электронов из электронной пушки на непроницаемое препятствие, в котором имеются два отверстия. Поместим в отдалении за препятствием счетчик Гейгера и закроем одно отверстие. Пусть в этом случае счетчик регистрирует ежесекундно 2 электрона. Если откроем это отверстие и закроем другое, то снова получим 2 отсчета в секунду. И, наконец, откроем оба отверстия. На опыте при этом иногда наблюдается, что счетчик вообще перестает регистрировать электроны (2+2=0)!... Если немного подвигать счетчик в вертикальном направлении, можно найти точку, в которой он будет давать 8 отсчетов в секунду (2+2=8), т.е. вдвое больше простой суммы слагаемых. На первый взгляд всему этому трудно поверить, однако это так, и столь необычные явления обусловлены волновой природой электронов».

 

 Корпускулу в виде восьмерки я «сконструировал» в 1965-66 годах еще не зная о странной арифметике интерференции. Но разве теперь не понятна эта арифметика? Восьмерка разрывается на колечки. Две корпускулы состоят из 4-х колечек. И тогда при усилении 4+4=8, а при ослаблении света 4 - 4=0.

 Конечно, это только гипотеза. Теорией она может стать только после её обкатки в учёных кругах. Но эти круги не хотят знать ничего нового, им спокойней жить по старому, хотя это и травмирует детскую психику и даже доводит детей до суицида. Даже в США учёные НАСА в 2006 году изгнали прессекретаря за то, что он назвал Большой взрыв не фактом, а теорией.

 

 Павел Каравдин 11.03.2012

 

 

 

 




Публицистика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 21 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование