Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




АРЛЕКИН (Из романа Инкогнито)

 Шикарное манто и шляпа с бубенцами,

 Наряд, который все расценивают так -

 Пустой, кривой колпак с пустыми же мозгами,

 И выцветшая ветошь в крахмальных кружевах.

 Но мой наряд не тряпка, как вы б не называли,

 И шляпа - моя гордость, заслужена в боях,

 То царственное платье, воспетое стихами,

 А головной убор - короны высший стяг.

 

 Монархи и скитальцы, церковники и ересь,

 Сплелись в моём сознании довольно хорошо,

 Их низменные страсти, что я в душе взлелеял,

 Теперь представим миру, тем самым вскроем зло.

 Но я не кровожаден, особенно сегодня,

 Мне кажется, что мир совсем и так обрюзг,

 Поэтому хочу начать я с преисподней,

 Надеюсь, я воспеть монахов добрый дух.

 

 Итак, в лучах рассвета, я постараюсь кратко,

 Под чудный щебет птиц и стоны ишака,

 И кстати, в постный день, что совершенно гадко,

 Один монах узрел прелестницы бока.

 Однако скажем прямо, бесспорно, он смутился,

 Завидев пышный стан близ сосен, у ручья,

 Так нагло, без стесненья, при свете просто мыться,

 Способна лишь распутница, коварня змея.

 

 Отметим, что девица, ну явно обнаглела,

 Наглаживает тело и дивно голосит…

 Тем временем, монаху изрядно поплохело,

 И тут же он почувствовал, как над землёй парит.

 Сказать по чести, дурно б стало многим,

 Когда вот так фривольно наглаживают стан,

 Но наш монах не промах, он явно быт усвоил,

 За вразумленье девы, наградой будет сан.

 

 Смекнув, что эта грязь лишь пыли накопленье,

 А значит, омываться не стоит никому,

 К тому ж, когда она влечёт с собой волненье,

 Смущать покой мирян и вовсе ни к чему.

 Сомкнув пытливый глаз, отбросив лишний разум,

 Он бросился бежать стремглав в лесной ручей,

 Но зацепив ногой трухлявую корягу,

 Скатился по камням, что не собрать костей.

 

 И всё бы ничего, но вышло откровенье,

 Ведь как назло к ручью пришёл его собрат,

 Завидев, что монах распластан возле девы,

 Он тут же заклеймил позором сей разврат.

 Девица пышных форм так сладко хохотала,

 Что нашему борцу привиделся пожар,

 Кипящие котлы меж сотен бесов ада

 И повелитель тьмы, как главный кулинар.

 

 Отчасти незавидно окончилось распутство,

 Что в корне изменило сырой расклад мастей,

 Изгнанником-монахом теперь владеют чувства

 И ярое призрение тех собственных идей.

 А главное, скажу я, печалиться не нужно,

 Когда б не эти страсти, возможно жить в аду,

 Блудница, так случилось, монаху приглянулась,

 Избраннику аскету не хуже, чем в раю.

 

 Вот так, друзья мои, теперь продолжим дальше,

 Рассказ я поведу о зеркале одном,

 Уверен, что история покажется вам фальшью,

 Но кто из нас готов пить истину глотком.

 Короче говоря, в одном из знатных замков,

 Где роскошь, шик и блеск не ведают стыда,

 Где люди словно куклы расхаживают в масках,

 Забавный казус вышел, где фишка, там игра.

 

 Так кажется, что фантик достоинство конфеты,

 Манящий блеск обёртки всегда чарует нас,

 Но партия всегда расставлена по клеткам,

 И уповать на случай не стоит, это фарс.

 Позвольте мне добавить, что мир не так уж честен,

 И думается здесь не стоит возражать,

 Однако ж я хочу поведать вам о лести,

 Чью маску зеркала не в силах отражать.

 

 Итак, начнём с того, что души наши тёмны,

 И зеркалу, бедняжке, давно уже невмочь,

 Коль каждая букашка в нём хочет стать вельможей,

 А вереница дряхлых нимф красу вернуть не прочь.

 Пролейте свет во мглу, кто ж вынесет такое?

 Да разве же возможно на зеркало пенять?

 Коль в этих душах рыщут лихие своры злобы,

 Желая в тайне совесть на части растерзать.

 

 Но вот оно свершилось! И, кажется, довольно,

 Усталость накатила хрустальным серебром,

 И зеркало вздохнуло, печально, но свободно,

 Треск выплеснул наружу волною за бортом.

 И в это же мгновенье в нём линии поплыли,

 Ни чуть не исказив тех мерзких лиц туман,

 Теперь все маски в нём так чётко отразились,

 Что каждому достался свой собственный обман.

 

 С тех самых пор все зеркала вздыхают,

 Мозаику лиц кривых, размазав по стеклу,

 И жизни свет в них добровольно умирает,

 Где яви нет, там сон чудесный выпьет мглу.

 Таким вот способом отречься от пороков,

 Разбить те образы, что въелись на века,

 Остаться маленьким осколочком свободы,

 Что в кучах сора ищет детская рука.

 

 Теперь открылась мысль совсем иного рода,

 И речь пойдёт о редком, волшебном мастерстве,

 Те звуки, что так дивно сплела в себе природа,

 Способен воссоздать лишь Дьявол при Луне.

 Но есть один талант, и звать его – маэстро,

 Он дерзок, виртуозен, не человек – огонь,

 Он мог стать во главе вселенского оркестра,

 Владеть смычком забвения, извлечь из неги стон.

 

 Однако не всегда нам стоит породниться

 С той силой, что как монстр таится внутри нас,

 Тот страшный Минотавр на дне души таится,

 А блики его власти танцуют в бронзе глаз.

 Маэстро взял смычок, и полились те звуки,

 Что вскрыли душный склеп, так словно бы нарыв,

 Откуда же взялись те бренные потуги,

 Вдохнувшие в толпу отчаяния призыв?

 

 Злословья переплёт, то сложная наука,

 Постичь мудрёность фраз, не каждому дано,

 Но ясно, что теперь маэстро будет туго,

 Завистников парад протопал сквозь него.

 - Послушайте меня, - гнусавил некий сплетник, -

 Я видел, как маэстро от ладана шипел,

 Мне сплюнул на башмак, бессовестный мошенник,

 Затем удар по струнам и слухом завладел.

 

 - Да, да, я тоже слышал, что якобы скрипач,

 Намедни, в понедельник, волок с помойки плащ!

 - Ага, - басил торговец, - он редкостный балван, -

 Купил лепёшек сотню и роздал беднякам.

 - Да, это просто мелочь, - подкрался к ним старик, -

 Вот этот вот бездельник на кладбище возник.

 Сижу я, значит, тяпнул, вдруг вижу... Точно он!

 Бредёт так, словно пляшет, а скрипка-то при нём.

 

 Да, бросьте, - встряла дама, - всё это ерунда!

 Танцульки возле склепов? Отличная брехня!

 А я вот наблюдала, как этот трубадур,

 Без всякого стесненья стащил соседских кур!

 - Ну, это вы загнули! - откликнулся старик, -

 Когда это Нечистый к курятине привык?

 - Он с Бесом, это точно, - кивнула в миг толпа, -

 Играет, словно режет он душу без ножа.

 

 И звуков нет чудесней, похоже, это так,

 Пролейся свет небесный на головы зевак,

 Раскрой им бремя тайны, что кроется в ночи,

 И дай увидеть пламя раздвоенной свечи.

 Плесни его в ладони, разбрызгай по ветвям,

 Рассыпь в холодном море на мачты кораблям,

 Запутай его в косы распутнице – весне,

 Заставь ты их поверить, что ад не нужен мне!

 

 Так думал наш романтик, скажу вам по секрету,

 Терзаясь смутным счастьем и нотным колдовством,

 Загадочный избранник созвучье лил по свету,

 Стыдясь особой власти, что сделалась крестом.

 А ночью те же куры, что якобы пропали,

 Клевали бойко слякоть и распевали в такт,

 О том, что он воришка, отмеченный лукавым,

 Скрепивший с преисподней сомнительный контракт.

 

 Пожалуй, мы отложим дальнейшие куплеты,

 В ультрамарине неба я вижу ясный знак,

 Мне кажется, что ястреб – зловещая примета,

 Когда дыханье Цербера хрипит в моих ушах.

 И тучи словно пепел, размазаны по своду,

 И смрад гнилых отбросов мне слышится в духах,

 Сомнений нет, то стражи спешат властям в угоду

 Наш тесный балаган оставить в дураках.

 

 Итак, скорей в дорогу, что нежится в пыли!

 К закатам и восходам, что ждут нас впереди!

 Я сдёрну ветхий навесь, скручу в пергамент слог,

 Оставив вам на память своих острот глоток.

 Мы встретимся, я знаю, спираль замкнётся вновь,

 И шляпа с бубенцами вам возвестит о том.

 Уверен, что сумею пройти я сквозь века,

 Герои умирают, рассказчик никогда! ©

 

 

 

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 17 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
роман "Инкогнито" (новое издание, читает Максим Доронин) слушать здесь




Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование