Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Еврейские праздники 4

 1. Саул.

 

 Пророк-Самуил стал стар и хил,

 Время диктовала перемену,

 И слезы никогда не лил,

 Решил найти себе замену.

 

 Случайно встретил он Саула,

 Который был из Вениаминова колена,

 И понял, как пророк, что эта та ж фигура,

 Которая и сможет царствовать отмена.

 

 Тот был и пахарь, и пастух,

 Высок, красив, достаточно силен,

 Горел в его груди неугасимый дух

 И сразу Самуил был юношей пленен.

 

 Он предложил Саулу приклонить колено,

 Сказал ему, поджав сухие, старческие губы:

 -Царем ты станешь непременно,

 Я прикажу играть об этом в трубы.

 

 C тобой я говорю по порученью Бога,

 Разбить нужно врагов нашей страны

 Сейчас у нас только одна дорога,

 Мы отойти от этой цели не должны.

 

 Вскоре стал Саул царем израильтян,

 Призвал сынов Израиля объединиться:

 Мы же обязаны разбить врагов-аммонитян,

 И не давать крови детей, сестер напиться!

 

 И царь, как говорил, народ в стране объединил,

 Бросив на войну свой ум, энергию и силы,

 И этим он судей, пророков восхитил,

 А для Самуила - все начинанья стали милы.

 

 Границы всей страны он укрепил,

 И смело отражал врагов нападки,

 После сражений – добр, слезу не лил,

 И речи для Израиля были сладки.

 

 А в старости Саул стал зазнаваться,

 И даже игнорировал Тору, его закон,

 А это страшный грех: обязан был караться,

 И не спасут его ни слава, царский трон.

 

 В те годы подрастал пастух Давид,

 Певец и музыкант, к тому ж красив собой,

 И всех пленил его чудесный, бравый вид,

 А дочь царя сказала: «Будет мой!»

 

 Саул мрачнел, не принимал в пирах участье,

 В борьбе с филистимлянами он был разбит,

 Не вынесла душа позора и несчастья,

 Покончил он с собой, а может - был убит.

 

 И через пару лет царем Давида все признали:

 От беспорядков, крови в Израиле так устали!

 

 2. Давид.

 

 Давид был из Иехудова колена,

 Он пас овец, играл на арфе, пел,

 Пески, поля, леса – его арена,

 И в песнопенье он очень преуспел.

 

 Перед Саулом часто выступал,

 Ему - словно живительный напиток,

 И царь его вначале поощрял:

 -В игре – сказал – ты очень прыток!

 

 Отдам я в жены свою дочь Михал,

 Чтоб песни петь бы никогда не уставал

 Но я хочу тебя в бою увидеть,

 Враги должны бояться нас и ненавидеть.

 

 Давид и проявил, и смелость, и задор,

 Над Голиафом он победу одержал,

 С врагами вел короткий разговор,

 И неприятель в ужасе бежал.

 

 Саул стал мнительным и странным,

 Он даже в сыне видел же врага,

 А может быть играли боевые раны,

 Жизнь для него была уж очень дорога.

 

 Но после смерти сыновей и самого царя,

 Давид по праву взял бразды правления,

 И запылали над страной его побед заря

 И не было у израильтян иного мнения.

 

 Он армию Израиля укрепил,

 Пошел войной на филистимлян,

 На иевуситов он напал и их разбил,

 Заранее предвидел он врагов изъян.

 

 И город Иерусалим отбил,

 Сделав его своей столицей,

 С друзьями слезы он не лил,

 Обычно забывал их преданные лица.

 

 Послал он одного из них на смерть,

 Чтобы затем на той вдове жениться,

 И все должны усвоить впредь:

 Опасно с высшей знатью породниться.

 

 Давид еще имел жен пять иль шесть,

 Все успевал: играть, писать, и строить.

 Он говори: «Пока во мне желанья есть,

 Страну хочу по площади утроить».

 

 Но дети подросли от разных жен,

 В большой семье не стало и покоя,

 Давид и сам был явно поражен:

 Не видел в них наследника-героя.

 

 Он сорок лет сидел на троне:

 Строитель, воин, музыкант, поэт,

 Все силы он отдал стране, короне:

 Кто поведет Израиль в огонь побед?

 

 Моисей Шенкман.

 3. Соломон.

 

 Погиб Давид - «сладкозвучный певец» и воин

 Бразды правления взял в руки Соломон,

 Он был престола израильского достоин,

 Воспитан в роскоши, как князь или барон.

 

 И начал строить, торговать и богатеть,

 Любил он мирные решения проблем,

 Его желание – побольше жен иметь,

 И в жизни не было ему главнее тем.

 

 При нем страна достигла силы, славы,

 И мудрость разлеталась песней,

 И современники все были правы:

 Ведь не было еще царя мудрее и известней.

 

 На Храмовой горе построил Богу храм,

 И золото в него вложил по зову рока,

 Он понимал, прекрасно видел сам:

 Народу дать дома и скот – одна морока!

 

 И Соломон считался мудрецом,

 Он стал богат, и золото текло рекою,

 Считал себя он всем отцом,

 Гарем от черни окружил стеною.

 

 А сам народ нищал, страдал,

 В поте лица он добывал богатство,

 В каменоломнях и болел, и погибал,

 Не наступило в стране братство.

 

 И после смерти мудрого сатрапа,

 Израиль - как бы разорванный баян,

 Ушел из жизни всесильный «Папа»,

 Кто успокоит бедных израильтян?

 

 Затем, два царство враждовали страшно,

 Не описать кровавые картины!

 В таких историях все ясно,

 Царь и народ – несовместимы!

 

 

 Всем царям!

 

 Плутарх «Нет зверя, свирепее человека,

 совмещающего в себе дурные страсти и власть».

 

 Любому зверю дай ты разум,

 Да награди его ты властью,

 И содрогнуться горы разом!

 Земля вдруг станет волчьей пастью.

 

 

 Новый год.

 

 Ту би-Шват – Новый год для деревьев в Израиле.

 

 В свой Новый год деревья распускаются,

 И Шват вступил в свои законные права,

 Природа каждому листочку улыбается,

 И в бурный рост идут цветы, кусты, трава.

 

 И этот день все празднуют с улыбкой,

 Столы же ломятся от изобилий фруктов

 И жизнь нам кажется и радостной, незыбкой,

 Не счесть нам всех тогда продуктов.

 

 А праздник этот - возрождения страны,

 И каждый дерево в тот день выходят посадить,

 И чувство гордости, - они здесь не одни,

 Израиль все учатся еще сильней любить.

 

 Мы ж празднуем Ту би-Шват вдали от государства,

 В душе моей и горечь, зависть… – все же братство.

 А на столе в тот день: орех, гранаты и инжир…,

 Когда ж придет к нам долгожданный мир?

 

 

 Новый год. (Рош-Гашана).

 

 Рош Гашана иль Новый год,

 Дата мира сотворения,

 Возник Вселенский переход,

 В душе и радость, и горение.

 

 И Бог решает в эти дни,

 Кто в следующем году жить будет,

 Мы на Земле же не одни,

 Но Бог всех помнит, не забудет!

 

 Шофара звуки раздаются,

 В них покаяния и боль,

 И мысли в голове несутся:

 Играет на трубе почти король!

 

 И канторы поют с утра до полудня,

 В молитвах жизнь, любовь, мечта

 Когда же суд коснется и меня?

 А совесть у кого безгрешна и чиста?

 

 И все стремятся подойти к воде,

 Чтоб утопить в ней грех обман,

 И в синагогах, думаю везде,

 У молящих имеется «изъян».

 

 Затем к столу садятся гости,

 Там халы круглые и красное вино,

 Мед, «цимес», яблоки и ягод грозди.

 И легкий ветерок стучит в окно.

 

 

 

 «Йом-Кипур и Сукот.

 

 После поста Йом-Кипур,

 Который длится почти сутки,

 Решается судьба десяток кур:

 В бульон пойдут, их лапки, грудки.

 

 И служба продолжается до ночи,

 Звучит молитва: «За грехи».

 И люди, не смыкая свои очи,

 Твердят: «Мы не особенно плохи!»

 И вспоминают грех «Тельца»,

 Тогда печаль не сходит с их лица.

 

 Евреи очищаются духовно,

 И льются звуки из шофара,

 Все счастливы, бодры, довольны:

 Минует их ведь Божья кара!

 

 И наступает праздничный Сукот,

 Сооружается шалаш иль сука,

 Все вспоминают сложный переход

 И нет жилья, и началась их мука.

 

 Господь соорудить Суку их научил,

 Шалаш всех защищал от непогоды,

 А свет луны и звезд жилища осветил,

 Как быстро пролетели годы!

 

 И также после жатвы, при сборах урожая,

 Сука сооружалась на границах поля,

 Со счастьем люди встречи ожидая,

 Вздыхали: «Ведь эта только наша доля!».

 

 Итак, в дни урожая или в дни Сукота,

 Трапезы непременно начинались

 И если есть к еде, к любви охота,

 Друзья за столиком встречались.

 

 Молитва там особая звучала,

 Благодарили за Суку, бесспорно, Бога

 Ведь время мудрости настало,

 У каждого была сюда своя дорога.

 

 И в этот праздник – урожайный год,

 Все брали в руку финика и мирта ветки,

 Плакучей ивы, цитрусовый плод,

 А разговоры были бесконечно метки.

 

 Семь дней в Суке трапеза продолжалась,

 Читали молитвы покаянные из Торы,

 Поток евреев в синагогу не кончался,

 Готовы все нести сюда любовь, даже дары!

 

 А на восьмой – молитва о воде,

 Сезон дождей в Израиле начинается,

 Дождь моросит почти везде,

 И небо хмурится, как будто усмехается.

 

 А люди молятся без перерыва, лени,

 Готов за них я дома преклонить колени.

 И наступает долгожданный год,

 Земля пошла на новый поворот!

 

 Моисей Шен.

 


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 13 раз(а)






Поэзия




^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование