Антонов Михаил

НА ЧТО РФ НАДО ТРАТИТЬ ЗОЛОТОВАЛЮТНЫЕ РЕЗЕРВЫ?


  НА ЧТО РФ НАДО ТРАТИТЬ ЗОЛОТОВАЛЮТНЫЕ РЕЗЕРВЫ?

 Главным событием минувшей недели стало рассмотрение Государственной думой проекта бюджета РФ на 2013 – 2015 годы. Проект был одобрен в первом чтении. Над бюджетом ещё предстоит большая работа, и о нём не стоило бы и писать, если бы не одна спекуляция, к которой оппозиция прибегает из года в год и суть которой пора, наконец, раскрыть.

 Оппозиция, как обычно, сочла бюджет неправильным, даже назвала его «бюджетом с петлей на шее» (у государства). В частности, потому, что власть: часть ожидаемых доходов от экспорта нефти предполагает направить на пополнение золотовалютных резервов (ЗВР), которые, дескать, хранятся за границей. При этом намечено также и прибегнуть к займам. Значит, Россия складирует нефтедоллары и вкладывает их в чужую экономику и даже берёт на эту операцию деньги в долг. В итоге власть представляется то ли неумелым хозяйственником, то ли вредителем. В самом деле, зачем же отдавать деньги за границу под один процент и в то же время занимать под 8 процентов? Не лучше ли вложить эти деньги внутри страны, построить на них новые дороги, школы?

 Второй упрёк оппозиции власти: треть бюджета намечено потратить на оборону и на правоохранительные органы. А как пригодились бы эти деньги системам образования и здравоохранения.

 Критикуются и другие разделы и статьи бюджета, но всех этих замечаний не перечислить. Кратко остановлюсь на двух выше названных.

 Оппозиция, толкуя о ЗВР, либо показывает свою безграмотность, либо занимается демагогий. Ведь она должна была бы знать причины такой «экономики навыворот». А эта причина очень проста. СССР был разгромлен в «холодной войне», и ельцинская власть подписала безоговорочную капитуляцию России. Одним из пунктов капитуляции было согласие РФ на введение у нас системы «currency board», или «валютного правления». Точнее говоря, РФ признала право США (через свой инструмент - Международный валютный фонд) на управление российскими финансами. При этой системе органы, управляющие финансами страны, которой навязана эта опека, обязаны поддерживать фиксированный обменный курс национальной валюты (в нашем случае рубля) к иностранной (к доллару). Это означает, что Россия имеет право выпускать в обращение лишь такое количество рублей, которое соответствует величине её ЗВР. Если резервы составляют, скажем. 1 миллиард долларов, а курс рубля по отношению к доллару – 30 рублей, то нам позволено будет иметь в обращении не более 30 миллиардов рублей. Много это или мало, достаточно нам такой суммы для нормального течения хозяйственной жизни или нет, - это внешних управляющих не интересует. Их интересует только величина российских ЗВР, а её можно нарастить, только продав за границу (обменяв на бумажки, на доллары) определённое количество реальных товаров, хотя бы той же нефти.

  Благодаря тому, что Россия ныне располагает довольно большими валютными резервами, она и может иметь в обращении столько денег, сколько нужно при данном уровне развития экономики. Но допустим, что власть послушала бы оппозицию и потратила половину резервов на строительство дорог и пр. Тогда она обязана была бы уменьшить денежную массу в стране вдвое. А что бы это за собой повлекло? Хозяйственная жизни из-за нехватки денег остановилась бы, предприятия вместо рублей рассчитывались бы между собой товарами (по бартеру, что хорошо знакомо нам по 90-м годам), половина предприятий вообще бы закрылась, безработных стало бы на миллионы больше… Захочет ли народ такого «экономного хозяйствования»?

  Ну, а займы – неважно, они на величине ЗВР сильно не отражаются. Сотни миллиардов долларов долга выплатили, а уж по такой-то мелочи, как нынешние займы, расплатимся.

 Но и это ещё не всё. Условиями капитуляции предусмотрены ещё четыре ловушки для нашей экономики. Во-первых, Центральный банк (ЦБ), который и хранит наша ЗВР, именуется Банком России, но правительству РФ не подчинён. Это организация, вообще автономная, от нашего государства не зависящая. Банк не отвечает по обязательствам государства, государство не отвечает по обязательствам банка. В случае спора правительства с ЦБ вопрос должен решаться в суде Нью-Йорка. Во-вторых, доллар, который по паритету покупательной способности валют должен был бы стоить 10 рублей, по курсу ЦБ оценивается в 30 рубликов. Это значит, что при каждой экспортно-импортной операции РФ уплачивает США налог в 200 процентов. А российские нефтяные компании, в действительности убыточные, благодаря заниженному курсу рубля выглядят благодетелями и главными плательщиками в бюджет РФ (этот вопрос подробно рассмотрен в работах Гиви Кипиани, доступные пользователям Интернета). В-третьих, налоговая система РФ построена так, чтобы сделать невыгодным в нашей стране высокотехнологичное производство. Особенно удушающее воздействие на него оказывает налог на добавленную стоимость (НДС). На каждой стадии производства (добыча сырья, его первичная обработка, изготовление из него полуфабриката, выпуск готовой продукции) стоимость товара возрастает на величину НДС, что делает нашу продукцию неконкурентоспособной на мировом рынке. Наконец, в четвёртых, Россия за время правления Горбачёва и Ельцина была обременена внешним долгом в сотни миллиардов долларов, который, казалось, ей никогда не погасить. Словом, было сделано всё для того, чтобы Россия оставалась поставщиком дешёвого сырья для Запада и не смогла вырваться из накинутой на неё петли. Бегство капиталов из России должно было стать безостановочным, неизбежной стала бы и «утечка мозгов» и рабочих рук, которые придётся замещать гастарбайтерами из стран Азии и Африки.

 Ещё в начале 20-го века выдающегося русского журналиста Михаила Осиповича Меньшикова угнетали сознание экономической зависимости России от Запада, грабёж нашего национального достояния иностранным капиталом. Меньшиков выводит своеобразный экономический закон:

 «Все организмы замкнуты, и только при этом условии возможно здоровье и полнота сил… Замкнутые страны – если они культурно организованы – способны только богатеть. Беднеют лишь те государства, у которых есть коммерческая течь, у которых часть народного достояния непроизводительно уходит за границу… Народ наш обеднел до теперешней столь опасной степени не потому, что работает мало, а потому, что работает много и сверх сил, и весь избыток его работы идёт в пользу соседей. Энергия народная – вложенная в сырьё – как пар из дырявого котла – теряется напрасно, и для собственной работы её уже не хватает».

 Меньшиков понимал, что ведущие страны Запада, сами стремящиеся к замкнутости своего хозяйства, навязывают другим странам открытость их экономик. Только при таком сочетании замкнутости одних и открытости других и возможна эксплуатация слабых стран сильными. Ввозя из колоний необходимое им сырьё, колонизаторы вывозят туда свою готовую продукцию, удушая там тем самым местное производство. Это Меньшиков показывает на простейших примерах:

 «На первый взгляд - не всё ли равно, где купить сукно русскому покупателю, за границей или дома, лишь бы оно было хорошее. Но миллионы таких покупок создают судьбу народную. Если вы купите аршин сукна в Англии, вы дадите дневную работу англичанину, накормите его семью. Тот же аршин, купленный дома, накормил бы русского работника. Если русское образованное общество, состоящее из землевладельцев и чиновников, все доходы с имений и жалованья передаёт за границу, то этим оно содержит как бы неприятельскую армию, целое сословие рабочих и промышленников чужой страны. Свои же собственные рабочие, сплошною, многомиллионной массой, сидят праздно… Невыгодно народу специализироваться на производстве сырых продуктов и вообще на чёрном труде… сравните доходы чернорабочего со своими. Государства, не сумевшие развить в себе высшие промыслы… начинают играть в семье народов роль тёмных бедняков, которые всего только и умеют, что почистить трубы или натереть полы. Мы, в течение двухсот лет вывозящие только сырьё, рискуем навеки остаться в положении простонародья на всемирном рынке: от нас всегда будут требовать много работы и всегда будут бросать за это гроши... у нас... даже в урожайные годы народу в целом его составе приходится недоедать. Но на народном питании покоится вся сила государственная и вся судьба племени».

 И ещё одну особенность торговли богатых стран с бедными подметил Меньшиков:»сводя баланс, развитые страны «предпочитают расплачиваться деньгами (бумажками), которые в конце концов возвращаются к ним же в обмен на покупаемые «верхами» колоний предметы роскоши».

 Вот и в экономических отношениях с Россией Запад основывается на неравноправном, неравноценном обмене. Цены на русские сырьевые товары были сильно занижены, так как недоучитывали прибыли от производства конечного продукта. В результате значительная часть труда, производимого русским работником, уходила бесплатно за границу. И эта эксплуатация России Западом продолжалась почти три столетия. Нетрудно представить, какой весомый вклад внесли российские природные и трудовые ресурсы в экономический прогресс Запада.

 Пусть каждый сам сопоставит состояние предреволюционной России и современной РФ в этом отношении.

 И выходит, грубый ответ на поставленный в заголовке вопрос должен звучать примерно так: России вообще ни на что нельзя тратить свои ЗВР. Доллары США, хранящиеся в ЗВР, служат обеспечением рублей, находящихся в обращении.

 Для наглядности напомню систему золотой валюты, введённой в начале царствования Николая II. Тогда любой мог придти в Государственный банк и обменять бумажные рубли на золото и при желании вывезти его за границу (чем и занимались иностранные предприятия, располагавшиеся в России). Золото Банка служило обеспечением бумажных рублей. Если бы оно всё ушло из хранилищ Банка за границу, рубли остались бы пустыми бумажками, ничем не обеспеченными. Рубль потерял бы всякую ценность и не принимался бы ни на биржах, ни в платежи за границей. И России приходилось всё время залезать во внешние долги, чтобы купить золото, необходимой для свободного обмена рублей на золото. Ну, а в наши дни заменой золота служит доллар США. В случае, если Россия потратит доллары и евро, составляющие её ЗВР, то наши бумажные рубли потеряют всякую ценность, и МВФ не позволит нам вообще иметь в обращении бумажные деньги, придётся переходить на натуральный обмен по схеме Маркса: сколько нужно иметь холста, чтобы обменять его сюртук.

 Не стану здесь распространяться о том, как и насколько Россия ослабила свою зависимость от Запада в правление Владимира Путина, это особая тема. А вот вопрос, почему ни оппозиция, ни власть не рассказывают, почему нам нельзя тратить ЗВР, очень интересен.

 Ну, оппозиция, понятное дело, не хочет ясности в этом вопросе, потому что она лишается одного из самых сильных козырей в своих демагогических схватках с властью. Но и власть с прояснением этой темы не спешит, видимо, потому, что ей невыгодно предстать перед населением (электоратом) в неприглядном виде: вроде бы Россия – великая и могучая держава со вторым в мире ракетно-ядерным потенциалом, в экономическом и финансовом отношении остаётся колонией, денежным обращение в которой управляют из-за рубежа. Надо думать, что нам расскажут об этом, когда РФ полностью освободится от ига, наложенного на неё внешними силами.

 Что же касается нападок оппозиции на чрезмерные оборонные расходы и траты на охрану порядка и безопасности страны, то эти атаки также свидетельствуют об её безответственном подходе. Слава Богу, что власть понимает: не исключена возможность войны в недалёком будущем, в которую может быть вовлечена Россия, а уж атаки террористов на нашу страну – опасность вполне реальная. И расходы на предотвращение этих угроз, как ни тяжело отражаются они на благосостоянии народа, вполне оправданы.