Ботряков Геннадий Викторович

Есть улицы Кузнечные


 По пути с научного совещания во Львове, - где меня, как и в первое посещение семью годами раньше, теперь (да и, по слухам, тогда тоже, почти тридцать лет назад, чего я, правда, сам нисколько не ощутил) недружественной нам Западной Украины, благодаря обвислым, "гуцульским", усам, принимали за своего и мне то и дело приходилось отвечать обратившимся с каким-нибудь вопросом на не понятном языке, лишь с немногими знакомыми словами, что «сами мы не местные», - в очередной приезд в родительский дом я попал в грибную пору, в начале октября, когда опята хоть косой коси.

 

 С сестрой мы пошли за ними «на горы», закрывающие Лениногорск от северных ветров, за час, наверное, набрали по два ведра, прошли мимо кладбища, на котором теперь покоятся наши родители, и по крутой тропе спустились к так, уже почти шестьдесят лет, называемой в народе Письмянке, району города, в виде старинного села существовавшему на этом месте задолго до открытия волжской нефти, что и послужило причиной заложения здесь города.

 

 Тропа привела нас с трубе, по которой бурным потоком текла чистейшая родниковая вода, падая в длинное, вырезанное из гораздо более широкой трубы корыто, в нём полоскали бельё не избалованные домашним комфортом хозяйки окрестных домов. Прямо отсюда начиналась улица, её названия я никогда не знал, хоть в детстве и приходилось бывать в её начале – на ней находился замечательный магазин, в котором я покупал свои первые книжки, ведь кроме прочих там был и небольшой книжный отдел.

 

 Я засмотрелся на первый дом слева, - он стоял в живописном месте, по другую от крутого склона горы сторону питаемого этим и многими другими родниками ручья. Особенно привлекательна для меня была близость этого дома к роднику, не равнодушен я к этим источникам чистейшей воды, ведь из кранов у нас текла она амурская, порой, особенно после паводков, до того мутная, что я предпочитал на велосипеде в канистре возить воду для питья из артезианской скважины.

 

 «Вот здесь бы мне жить!» - подумал я и поделился этой мыслью с сестрой, невольно бросил взгляд на адресную табличку: Кузнечная, 32 и … засмеялся. Дело было в том, что точно по такому же адресу я и жил в то время, уже шестой год (и ещё десять лет потом) за многие тысячи километров, в Благовещенске-на-Амуре.

 

 26.04.14 г.